«Когда я сам начну снимать кино — это был лишь вопрос времени»

История фестивального режиссёра из деревни на Южном Урале

Выросший в тесном деревенском доме с бабушкой, родителями и младшей сестрой Влад Смолин − студент Челябинского государственного университета (ЧелГУ). Его специальность − фундаментальная информатика и информационные технологии (Влад говорит, что “программист”- тоже можно). Но призвание Влада — не только компьютеры. Эта история − дорога знаний молодого человека, чьи короткометражные фильмы уже дважды попадали на региональные кинофестивали и были признаны самобытными работами.

Краткая биография

Влад Смолин,
19-летний студент из Кременкуля

Откуда приехал

Посёлок Кременкуль Сосновского района Челябинской области

Куда поступил

Челябинский государственный университет (ЧелГУ). Специальность − фундаментальная информатика и информационные технологии

− Ты чего? Стесняешься?,− спрашиваем мы Влада, настраивая камеры для интервью, − Ты ведь сам снимаешь кино, знаком же наверняка со всеми процедурами?
− Я волнуюсь. Одно дело снимать самому, а другое дело сниматься и уж тем более давать интервью, − застенчиво отвечает молодой человек, с которым мы только что познакомились.
Первое, что бросается в глаза (именно в глаза, и сейчас вы поймете каламбур) − это рубашка Владислава. Она сшита из двух других рубашек разного цвета. − Это моя сестра Каролина для нас сшила. Мы взяли в секонд-хенде две рубашки одного размера, затем она их раскроила. Причем, мне именно такие цвета − красный и серо-голубой, потому что подходит под цвет глаз.
− Это как?
− А у меня они разные. Все из-за невуса - родинки на правом глазу.
Еще до знакомства со студентом−программистом нас предупредили, что Влад очень творческий человек. Школьником он уже играл в спектаклях, а в университете сразу нашел театральный курс − местную студию «Доминанта».
− Влад, а почему не институт искусств? В Челябинске ведь есть такой?
− Есть. Честно, это очень личный вопрос. Мне нелегко дался этот выбор. В выпускных классах я переубедил себя, “через силу”, как принято говорить, что искусство меня не прокормит. Правда, я так считал. Начал готовиться к ЕГЭ по информатике, математике. Это сопровождалось стрессом, ведь мало того, что я тратил ресурс на то, чтобы договориться с самим собой, так еще и предметы тяжёлые.
− То есть ты сейчас как на нелюбимой работе?
− Удивительно, но нет! Все оказалось круче, чем я предполагал. Математика и информатика сильно прокачали меня, мой мозг, логику. И это помогло и в творчестве. Поступив на математический факультет, я сразу пошел искать местный театр. Нашел «Доминанту», нашел друзей, и главное − творческого наставника, Марину Владимировну. Именно она вселила в меня уверенность, что нужно делать то, что хочешь, и никто, ничто тебе не мешает. В итоге − у меня и специальность востребованная, и сфера программирования мне нравится, и параллельно я занимаюсь любимым делом.
«Программисты − нетворческие люди» − устаревший стереотип. И уж тем более в режиссуре и кино компьютерные навыки только пригодятся. Например, киностудия «Дисней», когда готовила мультфильм «Холодное сердце», наняла целый штат математиков. Ученые занимались снежинками. Точнее высчитывали формулы, по которым снегу в мультфильме нужно было падать, чтобы это выглядело естественно.
− Ну я еще не настолько математик−программист, − смеется Влад, услышав эту историю, − но хочу сказать спасибо ЧелГУ, ведь профессоры вуза уже помогли найти подработку. Я учу программированию одаренных детей. У нас есть такая специальная школа. Кстати большинство учеников в ней из деревень и сёл Челябинской области.
Влад, в присущей всем творческим людям его возраста манере, скромен. С незнакомыми людьми будто даже немного растерян. Приходится его “разговаривать”. − Окей, где репетируете?
− В актовом зале. Он у нас красивый, и у меня даже есть пропуск, мне дают ключи. Но только по четвергам и субботам. А сегодня пятница.
− Подожди! Сейчас мы все решим ради такого случая!
В итоге ключи юному актеру оставляют без проблем. Парень уже примелькался на сцене и многие из творческой тусовки вуза его знают. Решив поступить крайне вульгарно (хотя почему?), мы попросили актера что-нибудь со сцены прочитать. Но Влад отказался − говорит, для него это не развлечение.
− Давайте лучше о кино поговорим, тут − в зрительном зале.
− Хорошо. Расскажи, как ты стал снимать короткометражки?
− А я еще в детстве прикипел к фильмам и мультфильмам. Каждый день просил маму купить новую кассету или диск. Меня завораживала картинка. Это был лишь вопрос времени, когда я сам начну снимать. Первый мой фильм − «А за дверью ничего» − сразу же попал на фестиваль уральского кино «Ойка». До этого мы показывали его в Челябинске. Ох, помню это ощущение. Когда при тебе смотрят твоё же творение, и ты сразу видишь все недочеты, становится неловко. А был там еще один критик. Он сидел так в сторонке, нога на ногу, и так поносил мою работу, что потом выходить к ответу уже было просто невозможно. Но в Екатеринбурге этот же фильм встретили отлично. Другие режиссёры, снимавшие картины гораздо круче, похвалили. А в рамках фестиваля вручили дипломы − «За художественную смелость и понимание природы кино».
− Хорошо, а твоя последняя…
− Крайняя
− Предрассудки?
− Да, простите.
− Твоя крайняя работа «Дневник энтомолога», где главный герой видит людей разными бабочками и насекомыми, а затем расправляется с ними. Жутковатый, но интересный сценарий. Я знаю, что так не принято спрашивать у художников, но что ты хотел рассказать?
− Это история человека, который был одержим идеей. И эта идея для него была как уход от реальности. Он жил в ненавистных себе условиях. И все его «насекомые» жертвы, которых он по его мнению спасал, были тоже несчастны. У кого отчим пил и бил, кто был глухой или слепой.
− Это печальная история. У тебя есть что-то, что ты хочешь сказать миру? Ты поэтому снимаешь все это? Чем ты хочешь поделиться?
− Не то, чтобы я хотел что-то миру сообщить. Просто я молчать не могу, когда есть идея. Мне нужно ее реализовать. Так или иначе.
Родина Влада − посёлок Кременкуль. Здесь по-прежнему живут его родители и младшая сестра. К слову, вся семья помогала в съемках первого фильма режиссёра Смолина. А после знакомства с мамой Влада Натальей Александровной стало понятно, откуда растут творческие корни, хоть сама она и не признается в этом до конца.
− Не знаю, в кого он. Папа на баяне учился играть. Я на скрипке, но не доучилась. Сейчас вот дочка Каролина за меня мою мечту воплощает − познает смычковые, − смеется мама Влада.
− Ну, мам, Каролина сама выбрала это стезю, − поясняет Влад.
− А Влад ходил в школу в Кременкуле?, − обращаемся к Наталье Александровне.
− Нет. Мы возили его в город. Я хотела, чтобы у меня мои деревенские дети получали городское образование. Просто мне казалось, что там лучше. Несмотря на занятость, мы с Владом еще и по хозяйству управлялись. У нас всякое зверье было. Кролики, Влад, помнишь?
− Да! На велосипеде с тобой ездили вдоль дороги собирать лопух, почему-то только там рос. Да, бывало перед школой кормил всех.
− Куры, овцы, коровы − были. Сейчас только перепёлки и свиньи остались.
Наталья работает дефектологом в коррекционной школе, она занимается с особенными детьми. При тяжелой морально и физически работе женщина успевает дарить детям материнскую заботу и передавать нужные, по ее мнению, ценности.
− Влада не контролировали никогда. Просто доверились сыну и он оправдал доверие. Уроки сам, подготовка к ЕГЭ − тоже. Вуз выбирал сам, мы только советовали.
− А когда стал снимать кино, как вы отреагировали?
− А как должна была? Помогала. Даже идейно, когда он что-то пытался сформулировать, но у него не получалось. Кто поймет? Мама.
− Кстати, да!, − вторит матери Влад, − удивительно как мама понимала то, что я сам не мог сформулировать.
Конечно, ничего удивительного в обыкновенном даре матери нет, однако, думаем, Влад просто хотел сказать, что любит родителей.

− Влад, ты говорил, что в выпускных классах у тебя были проблемы со здоровьем? Почему?
− Я чересчур волновался. Сейчас понимаю, что это было зря, но в тот момент организм не поддавался контролю.
− В чем проявлялось?
− Давление. У меня даже один глаз из-за часто высокого давления стал плохо видеть. Положили в больницу.
− Как ты вышел из стресса?
− Сложно, но мне помогали некоторые упражнения по психологии. Я стал отмечать прогресс. Каждый день записывал, сколько баллов получил за тест и через неделю увидел +20, +30 баллов к результату. Стало легче, ведь я понял, что время проходит не зря!
В родном Кременкуле Влад показывает нам свой дом, места, где снимал свои фильмы, двор, где таскал дрова с отцом, рвал лопухи для кроликов. Сам Влад признается, что в поселке он мало гулял. Наверное потому, оказавшись на едва ли не единственной аллее в поселке, мы оказались в растерянности − а куда еще сходить?
− Влад, я не совсем понял, сегодня фестиваль, на который твой фильм прошёл?
− Да!
− А ты поедешь?
− Не знаю, я ведь с вами тут − интервью даю. А так, вообще-то меня пригласили в Екатеринбург − представить фильм.
− Так чего ты молчал! Поехали!
В дороге парень много молчал, о чем-то думал. Возможно, над идеей нового фильма. А, может, волновался перед показом уже снятого. Вечерний показ уральского кинофестиваля проходил в местном культурном пространстве с кинозалом. Постепенно на событие подтягивались компании. В творческой тусовке кинорежиссеров почти все друг друга знают, здороваются и смеются. 19-летний режиссёр стоял поодаль.
− Влад, смотри, уже второй год твои фильмы проходят на фестиваль. Мечта сбылась?
− Можно сказать да!
− О чем мечтаешь дальше?
− О! Я бы хотел снять такое кино, которое бы вызвало у всех такой восторг, о котором бы много говорили, обсуждали. Чтобы мой фильм запомнился людям на всю жизнь. Мечтаю отпечататься в истории кино.
− Чтобы люди потом такие: «А ты Смолина смотришь? Знал, что он из Кременкуля?»
− Да.