Версия для печати

Станция «Фигово»

© Алина Ковригина, Newslab.ru

В Красноярске в очередной раз заговорили о метро. На этот раз вечный красноярский вопрос подняли на заседании комиссии по градостроительной политике горсовета города.

Заседание прошло по следам июльского выездного совещания членов городского парламента. Тогда депутаты, надев защитные каски, распевая гимн Российской Федерации, падая лицом в грязь и ломая деревянные дорожки, подобно героям Жюля Верна спустились под землю, в законсервированные ветки красноярского метро.

Пройдя два с половиной километра под землей и упершись в стенку в конце тоннеля, депутаты решили обсудить результаты выезда на комиссии по градостроительной политике.

— Сказать, что все плохо, нельзя, но, на мой взгляд, выглядит там все довольно мрачно, — описал коллегам ощущения от похода на сегодняшнем заседании председатель комиссии Юрий Туров, падавший во время выездного совещания чаще всех.

— Ну, и какие у нас результаты? — спросил Андрей Козиков. — То, что все испачкались, я понял, но к какому решению пришли?

Туров пояснил, что на комиссию вопрос выносили с одной целью:

— Надо принять решение: либо засыпать тоннели и забыть уже про метро навсегда, либо обратиться к губернатору, правительству края, чтобы они изыскали денег, и закончить хотя бы первую очередь.

— В вопросах веры у нас специалист, конечно, Аркадий Сергеевич [Волков], — напомнил историю с дарением икон Виталий Дроздов. — Но вы сами верите, что в нынешних условиях нам кто-то даст денег на метро?

Юрий Туров ответил, что недавно как раз прочитал вдохновляющее интервью с Павлом Федирко, первым секретарем красноярского крайкома КПСС. Со слов Турова, в интервью Федирко рассказывал: на следующий день после того, как он возглавил край, ему позвонил министр транспорта СССР и сообщил, что аэропорт в Красноярске закроется.

— Павел Стефанович [Федирко] какое-то время поспорил с министром, а спустя полгода начал строить аэропорт «Емельяново». Я считаю, что все зависит от нашего руководителя [Виктора Толоконского], а у него потенциал — и политический, и физический, и технический — убедителен и неоспорим, — рассудил Туров.

В обсуждение вмешался Сергей Суртаев, который напомнил, что вопрос о будущем метро он поднимал еще год назад и также предлагал обратиться за помощью к губернатору. Комиссия по градостроительной политике тогда Суртаева поддержала, а вот на сессии депутаты проголосовали против его предложения.

— У нас что-то поменялось в экономике в лучшую сторону за этот год? Почему сейчас вопрос опять подняли? — не понимал Сергей Суртаев.

Туров честно признался, что не знает, как ответить на этот вопрос, но лавры Суртаева ему не нужны, и главное сейчас — это решить наконец вопрос с метро. Он вновь вспомнил июльский поход под землю, сказав, что в законсервированном состоянии тоннели могут представлять опасность:

— Там бежит вода, сталактиты висят. А раз висят, значит, есть пустоты, земля может упасть. Мы же ходили, видели, сколько там грязи, — а это все сверху падает. У нас на Телевизорном рухнул дом, люди погибли, в Черемушках сколько домов стянуты поясами, сколько стенок подпорных упало. А это все звенья одной цепи, — напускал страху депутат.

Руководитель красноярского метростроя Николай Болдин, бывавший в тоннелях чаще Турова, описал ситуацию спокойнее. По его словам, пока за строительными площадками следят, опасности нет. На содержание метро край ежегодно выделяет около 50 млн рублей, и этой суммы достаточно для поддержания площадок в безопасном состоянии.

— Впрочем, гарантии, что с законсервированными станциями ничего не произойдет через два, три года, пять лет, никто не даст, — противоречиво добавил Болдин.

© Алина Ковригина, Newslab.ru

© Алина Ковригина, Newslab.ru

Александр Коропачинский с вызовом заявил, что он всегда был против метро в Красноярске, и депутаты уже 50 минут (столько к тому времени шло заседание) занимаются «какой-то фигней».

— Метро Красноярску не нужно, и его никогда не будет. Когда хозяйка хочет два яйца пожарить, она берет маленькую сковородку, а не огромную. Когда-то в Ачинск летал ЯК-40, теперь не летает. Давайте туда «Боинг» запустим, может? — с издевкой спросил он коллег.

Коропачинский напомнил, что Виктор Толоконский во время предвыборной кампании ушел от прямого ответа на вопрос про метро.

— Но вы же прекрасно понимаете, что не мог он тогда впрямую сказать, что не будет у нас метро, — ответил за губернатора депутат-строитель. — Сколько мы еще будем говорить про метрополитен? У нас выборы, что ли, скоро? Хватит уже. Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас.

Владимир Пястолов призвал прийти к какому-то итоговому решению, иначе депутаты, по его мнению, все это время действительно занимались «фигней».

— Понятно, что денег нам никто не даст, но обратиться к губернатору мы должны, — философски заметил он.

Принять какое-то конкретное решение по заявленной в начале заседания теме (рекомендовать ликвидировать метро либо возобновить его строительство) депутаты, однако, не смогли. Для этого у них недостаточно информации, посчитали сами народные избранники. Нет ни расчетов о том, какой из вариантов предпочтительнее с экономической точки зрения, ни заключения градостроителей о необходимости метро для города, нет даже текста обращения, которое хотят послать губернатору.

Какие-то расчеты, а также проект обращения губернатору, впрочем, нашлись у Сергея Суртаева — остались с прошлого года, когда его инициативу по метрополитену коллеги «завернули».

В итоге депутаты создали рабочую группу, которая будет курировать вопрос строительства метро в горсовете, а также вместе с департаментами градостроительства и экономики проведет необходимые расчеты, проанализировав в том числе и прошлогодние материалы Суртаева.

Александр Ибрагимов



Сейчас на главной