Версия для печати

Нереальная катастрофа

Только эти стройки существенно отличаются от индустриализации советского периода. Граждане в нашем государстве, сейчас на втором плане. И, зазывая людей на работу, им уже не сулят предоставление жилья в будущем. Обещают большую зарплату (40-60 тысяч рублей!), благодаря которой граждане сами позаботятся о своем гнездышке, взяв  ипотечный кредит. Государство интересуют налоги от работы новых производственных объектов, а не чьи-то личные проблемы. Хозяев же объектов, по сути, интересуют только прибыли. Для них главное — экономия собственных средств. В том числе и при строительстве, значит,  госэкспертиза должна соответствовать… И получается, что проблемы окружающей среды в далекой Сибири, и житье-бытье сибиряков им решать не интересно. 

Нам же с вами о вероятности техногенной катастрофы думать не хочется. Но об их последствиях сибиряки прекрасно осведомлены. Наверное, неспроста пообещал министр МЧС Сергей Шойгу закупить надлежащее оборудование для ликвидации последствий аварий на крупных промышленных объектах, расположенных преимущественно за Уралом. Вот только не дай бог подобной помощи. Не хотели ее и на Саяно-Шушенской ГЭС…

КОМУ НУЖНЫ КРУПНЫЕ ГИДРОСТАНЦИИ

Кстати, о строящейся на Ангаре Богучанской гидростанции. Ее возводят в основном для того, чтобы снабжать дешевой гидроэнергией очередного производственного гиганта – алюминиевый завод. Другим потребителям придется довольствоваться более дорогими энергетическими мощностями, вырабатываемыми на теплоэлектростанциях. К ним и относимся мы с вами – обычные граждане.

Но хотелось бы знать, насколько выгодно сегодня строительство гидростанций для местного населения? Ответ очевиден – никакого! Люди не получат каких-либо льгот или дивидендов. Хотя в ряде стран население по соседству с ГЭС вообще не оплачивает используемое электричество. У нас местные жители не получат ни дешевой электроэнергии, ни работу на ГЭС, где требуются высококлассные специалисты. Многих вообще переселят из собственных домов, попадающих в зону затопления, в квартиры многоэтажек. Сомнительное благо для старожилов, привыкших к жизни на земле, к собственному двору и огороду. Но переселение в коттеджи или социальные таунхаузы – программами нашим государством не предусмотрены. Нечего баловать своих граждан!

И никто из сибиряков не получает каких-либо льгот от того, что рядом с их местом обитания добывают нефть, газ или что-то еще. Бензин от этого дешевле не становится, а даже, в сравнении с другими регионами, совсем наоборот.

Кстати, в приенисейских краях уже построены мощнейшие в мире гидростанции. С гигантскими — в несколько сот километров — водохранилищами. Скоро к ним добавится и Богучанское море, а в дальнейшем обещают создать и Эвенкийское.  В районе Крайнего Севера, где экосистема достаточно хрупкая вещь. Дешевая электроэнергия пойдет крупным промышленным предприятиям, причем в другой регион. А местное население Красноярского края получит изменение климата из-за разливного "моря", увеличение количества хронических заболеваний, многокилометровую незамерзающую полынью и головную боль в виде плотины.

Какие бы расчеты при возведении ГЭС ни делали проектировщики, всего предусмотреть они не могут. Так что плотина, в силу различных причин (большой паводок, землетрясение, неожиданные подвижки грунтов, техногенная катастрофа и проч.) может частично разрушиться. А это значит, что тонны воды устремятся вниз по течению. Круша и уничтожая все на своем пути.

ggessi Хорошо, что ничего подобного не случилось с Саяно-Шушенской ГЭС во время страшнейшей катастрофы 17 августа 2009 года. Иначе бы непредсказуемая волна на Енисее могла оставить без крова (накануне сибирской зимы) около 1,5 миллиона человек. Пострадали бы не только поселки Хакасии, но и края. А если бы вода достигла Красноярской ГЭС, то могла перелиться через плотину и хлынуть на города лежащие ниже по течению.

И еще тот вопрос, как бы возмещались убытки населению и предприятиям поменьше, а не основным потребителям гидроэнергетики — металлургам. С ними будет все в порядке — пролоббируют свои интересы и ТЭЦ для них заработают по спецтарифам (себе в убыток).

В развитых странах уже давно отказались от строительства крупных гидростанций. Если экологи, опираясь на расчеты изменения окружающей среды и роста ряда заболеваний населения не поставят свою подпись – строительства не будет. Тем более, что на Западе умеют считать деньги, а затраты на возмещения ущерба от возможных катастроф, могут быть просто колоссальными. Наше государство в этом вопросе далеко не на стороне граждан…

СРАБОТАЛИ НА «ДВА»

А знаем ли мы, как вести себя в случае ЧП на гидростанциях? В 1970-е годы красноярским школьникам рассказывали, на сколько метров может подняться вода в случае ЧП на Красноярской ГЭС и куда следует эвакуироваться. В нынешние времена об этом в учебных заведениях уже не говорят. Но, скорее всего, скоро будут.

Во время трагедии 17 августа на Саяно-Шушенской ГЭС, произошедшей в 8 часов утра, местные власти на возможность последствий аварии очень интересно прореагировали. С первых минут практически никак. Об этом свидетельствует паника в Черемушках, Майне и Саяногорске.

Люди сами звонили друг другу по сотовой связи и сообщали о ЧП, пока оператор не был отключен. Говорят – из-за перегрузки линий. Не специалист, не знаю. Но вот связаться по мобильному телефону с теми, у кого оператор был зарегистрирован в Красноярске, не составляло труда. Паника возникла и от того, что не было достоверной информации о случившемся. Никто не знал, что делать и куда бежать. Но понимали, что надо  ехать куда-нибудь повыше, на гору. Так, на всякий случай.

Почему была паника в Саяногорске, а местные власти ничего не сообщали населению? Да в маленьком городке все полностью завязано. Крупных налогоплательщиков два (СШГЭС и Саянский алюминиевый), поэтому нужно с ними посоветоваться что сообщать, а что нет. Мало ли. В итоге, растерялись полностью и ничего не делали. Пока не прибыли из Москвы хозяева объекта – представители ОАО «РусГидро»… Кстати, очень быстро, часа через два после аварии. Именно столько времени ушло на дорогу от аэропорта Абакана до гидростанции.

Первая информация в СМИ Хакасии и Красноярского края стала появляться спустя ДВАчаса после аварии. Тогда же стала поступать и информация от местных представительств МЧС.

Между прочим, частный собственник (в лице заместителя председателя правления ОАО «РусГидро» Рустэма Хамитова) после случившегося напомнил: «За безопасность населения отвечают местные власти». И был полностью прав! Автору этих строк он также сообщил, что сокращение персонала на ГЭС не было, как и загруженности сверх установленных проектировщиками мощностей.

Все же не совсем ясно, почему на гидростанции не сработали сирены оповещения об аварии. Плотину не прорвало, но авария случилась катастрофическая. Ни сработали и три (!) системы защиты гидроагрегатов. Кабели отсырели? По этому поводу глава Ростехнадзора Николай Кутьин сказал очень тактично: «Автоматическая система сработала некорректно». То есть – совсем не сработала.

Авария, по словам экспертов, шла на ГЭС более часа (по предварительным подсчетам, 67 минут), но местное население ничего не знало о внештатной ситуации на гидростанции. После случившегося председатель правительства республики Хакасия Виктор Зимин  заявил, что обязательно будут сделаны выводы из этого ЧП и государевы мужи станут «учиться сами и учить население, как действовать в подобных ситуациях». Он, кстати, чтобы развеять панику, свое обращение к населению сделал с гребня плотины СШГЭС.  Почему этого не могли сделать местные чиновники? А если бы сценарий аварии был более трагический, и нужно было объявлять срочную эвакуацию? Так бы и ждали директивы сверху?

probki«Да, решение принять было непросто. Да и я не мог принять решение об эвакуации населения, пока не увидел все своими глазами. Информации нет, телефоны молчат. Решение ведь нешуточное. Объявить об эвакуации – посеять панику. Не объявлять – подвергнуть риску 360 тысяч человек, которые находятся в зоне затопления», – рассказал Зимин.

Он, кстати, также посетовал, что не имел свободного доступа к этому стратегическому объекту, расположенному в Хакасии. Все вопросы нужно было обязательно согласовывать с Москвой.Такое впечатление, что половина акций объекта принадлежит не государству, а кому-то конкретно, раз такое отношение собственников к государевым мужам на местах.

Глава соседнего региона принял удар на себя, и за это нужно сказать ему спасибо. Стала стихать паника в Абакане, которая могла привести к непредсказуемым последствиям.

Более слажено в своих действиях выступили власти края. Хотя им тоже стало известно об аварии через несколько часов. Но они срочно собрали журналистов, информировали о ситуации. Глава правительства региона Эдхам Акбулатов и председатель Заксобрания края Александр Усс выступили населением через телеобращение и по радио о ЧП на СШГЭС. Жителям Красноярска было сказано, что в случае трагического развития ситуации будет осуществляться эвакуация в расположенные на возвышенностях районы города. Хотя особой паники в краевом центре не наблюдалось.

СТРЕЛОЧНИК НЕ НАЙДЕН

По факту аварии на Саяно-Шушенской ГЭС возбуждено уголовное дело по ст. 143 Уголовного кодекса РФ – нарушение правил охраны труда. Кого накажут пока неизвестно, и накажут ли вообще – вопрос еще тот! Во всяком случае, визит премьер-министра Владимира Путина шороху в рядах управленцев не навел. Так что пострадают мелкие сошки — типа главного инженера станции, ее директора и еще товарищей не очень высокого ранга.

Но что же все-таки привело к катастрофе на гидростанции? Усталость металла? Выработавшее свой ресурс оборудование? Тогда подобное может в любой момент случиться на Красноярской ГЭС – более старой, чем СШГЭС.

Причин случившегося выдвигалось много. Сначала ОАО «РусГидро» объявило версию о гидроударе, вызывая недоумение многих энергетиков, которые не представляли, как вообще такое может произойти. Откачав основную воду из машинного зала и увидев разрушения 2-го гидроагрегата (запущенного в эксплуатацию после капитального ремонта 23 марта 2009 года), а также разрушения 7-го и 9-го гидроагрегатов, повреждения остальных турбин – версия  была признана несостоятельной.

Кстати, версию о теракте ФСБ и Следственный комитет при Генеральной прокуратуре почти сразу отвергли. Председатель правления ОАО «РусГидро» Василий Зубакин сообщил, что человеческий фактор не может быть причиной аварии, а она носит техногенный характер.

Да и какой вообще «человеческий фактор», если руководство гидростанции без «одобрям-с» из столицы не имеет право принимать собственных решений? И если окажется правдой, что разорвавшийся 2-й гидроагрегат стал давать незначительные сбои в работе с начала августа (отчего вызвали из отпусков ряд специалистов гидростанции), должна сохраниться служебная переписка «что делать и как быть». Правда, говорят, что отзыв работников был связан с намеченным запуском на вечер 17 августа отремонтированного 6-го гидроагрегата… Зачем тогда вообще в отпуск пустили?

Между тем, руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Николай Кутьин хоть и заявил, что проектные решения ГЭС не позволили предотвратить аварию, все же прозрачно намекнул: «Сказать, стал ли человеческий фактор причиной аварии гидроагрегата, сложно. Но в ее развитии, конечно, определенную роль сыграл. Поскольку длительность прохождения аварии в течение целого часа – во многом связано с действиями персонала станции».

Так что вопрос со «стрелочником» пока еще остается в подвешенном состоянии.

ggessi-1 Время шло, появлялись новые версии. Министр МЧС России Сергей Шойгу заявил, что причиной ЧП мог стать отказ автоматизированной системы управления, поставленной гидроэнергетикам НПФ «Ракурс». Руководство фирмы сразу среагировало. «Электронное регулирование не может никаким образом привести гидроагрегат к аварийной ситуации. Наша автоматика до самого момента аварии работала в штатном режиме», – выступил с заявлением начальник отдела маркетинга «Ракурс» Игорь Ковалев.

Далее эксперты сообщили, что разрушения лопастей гидроагрегата, как и взрыва трансформатора, не было. Но 2-й гидроагрегат (900 тонн) почему-то вылетел из своего ложа…

Следующей была озвучена новая версия – на расположенной рядом с ГЭС сейсмостанции была зарегистрирована «аномальная вибрация за 15-45 минут до аварии, а непосредственно перед ЧП вибрация в диапазоне от 14 до 18 Hz». Интересно, почему они молчали об этом 10 (!) дней? А не могла ли вибрация появиться уже в результате самой аварии турбин на гидростанции? Какие вибрации ежедневно фиксировались в течение месяца?

Пока никто не может точно сказать, с чем была связана эта, по словам Кутьина, «катастрофа нереальная с точки зрения физики». Эксперты обещают назвать причину в конце сентября. Собрать все данные по аварии и проанализировать в лабораторных условиях множество различных вариантов, выяснив, что могло явиться основным фактором катастрофы, а что явилось побочным. В общем, государство решает, какой «уткой» накормить своих граждан.

ПЕРВАЯ СИБИРСКАЯ «ЛАСТОЧКА»?

Сергей Шойгу сравнил катастрофу на Саяно-Шушенской ГЭС с Чернобыльской АЭС, и назвал аварию уникальной. Видимо по тому, что плотина в ходе аварии и разрушения турбин не дала трещину. Не было смывающего все на своем пути потока.

А Чернобыль ЧП напоминает тем, что на берегах Енисея разразилась экологическая катастрофа. Во время аварии из гидроагрегатов в реку попали нефтепродукты – трансформаторное масло (состав: http://www.press-line.ru/content/view/121232/242/) и другие маслянистые вещества. Каков состав масла из гидротурбин никто не говорит, но при желании это выяснить не сложно. Как и полный список канцерогенов, если таковые там присутствуют. Не спроста ведь слесари по ремонту гидротурбин могут рассчитывать «на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах» (Постановление Совета Министров от 22.08.56 № 1173).

Удивляют цифры попавшего в реку масла. Вначале сообщалось о 20 тоннах, а затем  стали говорить о 44 тоннах. Вещество с поверхности воды собирали сотрудники МЧС, распыляя тонны сорбента с вертолета, устанавливая заградительные боны и т.д. В завершении инцидента в пресс-службе ГУ МЧС России по Хакасии заявили, что с поверхности Енисея «собрано около 100 тонн масла». Окончательная ли это цифра непонятно. Возможно, что-то осело на дно реки. А еще в МЧС уточнили, что собранное вещество будет вывезено с территории республики, так как в регионе «нет полигона, где оно может быть захоронено». Словом, насколько опасны для здоровья вылившиеся нефтепродукты – узнаем со временем. И без помощи государства. Пока же убытки подсчитывают только на рыбзаводах возле Майнской гидростанции от погибшей – около 400 тонн – форели.

Но главная беда, которая принесла с собой авария на СШГЭС, – погибли люди. 73 человека. Без вести пропавшими на сегодняшний день остаются еще двое. Осиротели их дети. Обещанные выплаты в два миллиона рублей не смогут возместить потерю родителей. Да и сумма, по сравнению с прибылью от эксплуатации гидростанции, весьма скромная. По сути, это десятилетняя зарплата работника.

boggges Предпосылки есть у любой аварии, и виновные тоже. Пусть и косвенные. Они прекрасно осознают степень своей ответственности. Но весьма сомнительно, что в нынешних экономических условиях, кто-то по-настоящему понесет наказание.

Очень интересно и то, что последствия аварии снова будут ликвидироваться по старинке – всем миром. Так что — граждане вперед! Государство постарается увеличить для нас с вами тарифы по электроэнергии. Ведь свои затраты на восстановление в «РусГидро», с учетом упущенной прибыли, оценили в 40 миллиардов рублей. Выплачивать разного рода налоги (как это делают абсолютно все) собственник будет только по мере ввода в эксплуатацию гидроагрегатов.А первый из них заработает не ранее весны…

Далека Сибирь от цивилизованных мест. Наши края интересны только инвесторам, задумывающим вторую индустриализацию, стремящимся заполучить дешевую электроэнергию водной стихии. Строительство новых гидростанций на многоводных сибирских реках продолжается. Где же вы, экологи и борцы за окружающую среду? Наверное, там же, где солнечные батареи и другие альтернативные источники энергии. В развитых странах, к которым таежные сибирские регионы сложно отнести.

Марьяна ДОЛГОПОЛОВА

СОБЫТИЕ ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС: первые часы в Саяногорске

Утро 17 августа ничем не отличалось от других дней. Казалось, будет такой же обычный летний день, как всегда.

В 9.23 часов утра бабушка вбежала в мою комнату и испуганно сказала: «Даша, прорвало плотину, собирайся, мы едем на дачу!» Я поняла, что случилось что-то страшное и запомню это надолго.

«Да такого быть не может! Всегда же говорили, что надежная!», – говорила я, в бешеном темпе собирая вещи. – «Что произошло? Где новости, почему молчит радио, телевидение?! Где эвакуация?!».

Бабушка и дедушка тоже быстро собирали все самое необходимое: документы, деньги, теплые вещи, продукты. Все думали об одном: «Нужно ехать к горам, на дачу, иначе всех смоет волной».

Торопливо спустившись во двор к «Жигулям» дедушки, мы увидели, что не одни поддались панике. Соседи по двору тоже спешно уезжали на машинах подальше из города, а именно на гору. Там у всех саяногорцев расположены дачи. Люди надеялись, что уж там-то их не затопит.

Выехав, мы попали в жуткую пробку. Такой в Саяногорске я не видела никогда. Да ее никогда и не было! Поток машин казался бесконечным.

Добирались до нашего дачного участка больше часа, хотя обычно дорога занимает около 15 минут. На всех заправках, попадавшихся по пути, были немыслимые очереди. Люди скупали топливо. В продуктовых магазинах было не протолкнуться. Жители сметали все продукты и самое необходимое – спички, свечи, мыло и прочее. Уже проезжая по дачному поселку, мы заметили людей, высыпавших на улицу. Видимо, они собирались бежать на гору.

А вот и наш дачный домик. Он находится прямо под горой.

Дедушка с биноклем поднялся на балкон и стал изучать уровень воды в Енисее. «Вода в реке не поднялась», – спокойно прокомментировал он.

Бабушка, нервничая от неизвестности, отправилась к соседке, которая утром ей по телефону сообщила эту шокирующую новость. Я тоже не находила места от беспокойства.

Позвонила взволнованная мама из Красноярска и поделилась новостями. Оказывается, плотину не прорвало, а произошел взрыв в машинном зале. Угрозы подтопления нет.

Об этом же в 11 часов передавали хакасские «Вести».

Домашние, вроде, успокоились.

В течение дня приходилось выслушивать разные версии произошедшей аварии на Саяно-Шушенской гидростанции. Например, что забыли закрыть задвижку, вода хлынула в машзал и затопила его. Эти слова были для меня полной абракадаброй. Но было понятно, случилось что-то страшное и совершенно неожиданное.

Постоянно звонили родственники из Красноярска, спрашивали, что у нас и как.

Уже к 16 часам, когда в дачном поселке стало спокойней, мы вернулись в город. В Саяногорске народу было мало – многие остались отсиживаться на дачах. Свет горел не во всех домах, везде отключили горячую воду.

Я купила билет на автобус до Красноярска на утренний шестичасовой рейс. В такой нервной обстановке здесь не хотелось оставаться. Прошлась по местным магазинам – одни оказались закрыты, в других бурно обсуждали аварию.

Уже вечером по телеканалам обрисовали картину аварии на ГЭС. Сказали, что произошел гидроудар, вода снесла генератор и под большим напором пошла в машинный зал. Итог на 17 августа – 10 погибших, 14 пострадавших, 64 человека пропали без вести. Один гидроагрегат разрушился и полностью вышел из строя, два частично разрушены. Гидростанция не работает, она остановлена на неопределенный срок. Но плотина повреждений не получила. И это главное

Этот жуткий день навсегда останется в памяти тех, кто потерял на Саяно-Шушенской ГЭС своих близких, и тех, кто пережил страшную августовскую панику. Не забуду его и я.

Дарья ПОДШИБЯКИНА

 



Сейчас на главной