Версия для печати

Наталья Антонова: «Человек наследует не нищету, а способ мышления “бедного”»

Деньги сегодня — не просто средство обмена на товары и мерило жизненного благополучия. Отношение человека к деньгам много говорит и о нем самом – как он мыслит, воспринимает себя и мир вокруг. О том, что такое «психология богатого» и «бедного», почему люди ищут в деньгах любовь и безопасность, и работают ли денежные марафоны, «Пресс-лайн» поговорил с доцентом департамента психологии Факультета социальных наук Высшей школы экономики Натальей Антоновой.

«Мама, а мы бедные?»

— Наталья Викторовна, такое понятие, как «психология денег» имеет право на жизнь? Или же финансовое поведение человека и психология – вещи не связанные?

— Безусловно, имеет. Экономическая психология — это раздел науки в рамках психологии. Есть еще бихевиоральная (поведенческая) экономика – это уже раздел экономики. То, что экономическое поведение людей обусловлено психологическими закономерностями – факт очевидный. И экономисты, и психологи изучают это, каждый со своей стороны.

Что именно изучается? Во-первых, восприятие денег как таковое. Деньги с одной стороны материальны – существуют как объект, но материальной ценности они не несут. Бумажка сама по себе не ценна, ценностью и смыслами деньги наделяют люди. Есть классификация людей по отношению к деньгам. В ее основе лежит то, какую ценность символизируют для человека деньги — свободу, безопасность, любовь или власть. В рамках каждой из этих ценностей прослеживаются разные типы поведения людей.

Изучается и принятие решений в отношении денег. Наверное, многие слышали имена таких исследователей как Тверски и Канеман, которые получили Нобелевскую премию по экономике за исследования в области экономической психологии. Канеман и Тверски описали множество когнитивных искажений, возникающих при восприятии денег и принятии финансовых решений — вкладывать ли во что-то, брать ли в долг и т.д.

Исследователи во всем мире, в России в том числе, проводят множество экспериментов и выявляют интересные эффекты. Например, выявлен эффект размера денег. В ходе эксперимента на улице рассыпали деньги разного номинала и смотрели, что будет происходить. Оказалось, что мелочь люди не поднимают, а деньги крупного номинала поднимают охотно. Одно из свидетельств того самого субъективного восприятия денег, когда сами люди приписывают им определенную стоимость. Интересен эффект денежного напряжения, когда человек связывает деньги со своими ценностями и потребностями. И, как результат, испытывает в отношении денег достаточно сильные эмоции.

pixabay.com

— Есть ли какие-то маркеры здоровых психологических отношений человека с деньгами?

— Здоровое отношение к деньгам само по себе — это как раз маркер зрелой личности и психологического здоровья. Что для него характерно? Первое – отсутствие ярких эмоций по отношению к деньгам. Спокойное отношение говорит о зрелости личности и, наоборот, чем сильнее эмоции, тем более фрустрированы потребности, которые ассоциированы у человека с деньгами.

Второй маркер — финансовое поведение. Здоровое отношение — это отсутствие импульсивных покупок, рациональные траты. Показательно и то, воспринимает ли человек деньги как средство удовлетворения потребностей или как самоцель. И как он это формулирует: «Хочу заработать много денег» или «Хочу квартиру и поэтому хочу заработать».

— Парадигма «Все идет из детства» в отношении человека к деньгам также справедлива?

— Конечно. Родители транслируют, а ребенок усваивает ценности и убеждения в отношении денег, модели финансового поведения. Но уже во взрослом возрасте эти паттерны мышления можно менять – приобретать новые навыки, инвестировать, например. В Советском союзе такая форма финансового поведения отсутствовала, а сегодня стала если не расхожей, то очень частой практикой.

— То есть установка, что нищета передается по наследству, неверна?

— Человек наследует не нищету, как таковую, а способ мышления, приводящий к бедности. Если ребенок уже в детстве идентифицирует себя как «бедный», начать думать и действовать как «богатый», ему будет не просто. Наверное, многие замечали, что дети часто так и спрашивают: «Мама, а мы бедные?» И это встраивается в идентичность ребенка.

Плюс, в малообеспеченных семьях и само финансовое поведение достаточно бедное. Палитра действий ограничивается тем, чтобы получить зарплату и всю ее потратить на продукты. Ребенок просто не видит этих моделей, например, того, что можно копить, инвестировать – усвоить это неоткуда. Но это не фатально, это не наследственность, а приобретенные установки, с которыми можно работать, менять их.

Те же уроки финансовой грамотности в школах. При условии качественного преподавания, это очень хорошая практика. Действительно реальные навыки, которые понадобятся детям в будущем, в отличие от некоторых других, которые преподают в школе.

— Какой ответ на вопрос ребенка: «Мы бедные? Мы богатые?» с точки зрения психологии будет правильным?

— Идентификации с какой-то из социальных групп – бедные, богатые — лучше избегать. Это очень полярная классификация. Можно ответить описательно: «У нас достаточно средств для жизни…». Или: «Мы можем обеспечить себя всем необходимым». Оптимально – уводить понятие денег в рациональную сферу. Любой лейбл, отнесение себя к какой-то категории, очень ограничивает человека. Кроме того, идентификация себя как «бедного» может повлиять на общую самооценку ребенка, он может чувствовать себя ущербным, обделенным.

— Как быстро человек может изменить свои финансовые привычки?

— В ответе на этот вопрос есть две грани. Первая – финансовые знания как таковые. Подобной информации сейчас в избытке, есть обучающие курсы, книги. Начать изучать – это первый шаг.
Вторая сторона — изменить свои мыслительные паттерны, то есть обнаружить убеждения, которые тормозят человека в вопросе личных финансов. Например, в Советском союзе были расхожие убеждение: «Деньги — это зло»; «Главное — внутреннее богатство, а не внешнее»; «Если богатый, значит, наворовал». С точки зрения религии, богатство также ассоциировалось с чем-то плохим, злым – богатые попадут в ад, а бедные в рай. Такие убеждения и приводят к тому, что человек, даже не осознавая этого, начинает защищаться от владения большими деньгами. А если крупные суммы к нему попадают, он их сразу же тратит, как говорят, «Деньги карман жгут».

Конечно же, такие убеждения будут мешать человеку формировать материальное благосостояние. Но все это можно проработать с психологом – и хоть в 20, хоть в 60 лет перестроить сознание и начать зарабатывать, создавать бизнесы. Таких примеров не мало.

Деньги как замена любви

— Помимо убеждения «Деньги – зло», какие еще блоки мешают зарабатывать, копить?

— Таких убеждений много. Увидеть их можно через понимание того, с какой ценностью у человека ассоциированы деньги: «Деньги – это что…?» Для кого-то деньги символизируют любовь. И тогда потребность в любви человек будет удовлетворять через потребление и бесконечные покупки.

Потребность в безопасности очень часто связана с накопительным поведением. Есть те, кто не покупает вещи, а наоборот, усердно копит без всякой цели. А потом раз и дефолт — и все деньги пропали, а потратить их человек не мог, потому что они давали ему ощущение безопасности. Или фиксация на деньгах, это свойственно недолюбленным детям, которых в детстве отвергали. Деньги в этом случае становятся способом что-то доказать родителям. «Я стану богатым, знаменитым, докажу, что могу». Родители давно умерли, а человек все доказывает.

pixabay.com

Часто финансовым поведением человека движут неосознаваемые им самим, связанные с мотивационно-потребностной сферой, механизмы. И первым шагом к тому, чтобы их проработать, как раз и является осознание – с помощью психолога или самостоятельно — этих взаимосвязей.

— А какие симптомы могут говорить о нездоровом отношении человека к деньгам?

— Люди очень часто понимают, что у них в отношении с деньгами что-то не то. Во-первых, когда слишком много тратят — зарплата, какой бы она не была, уходит за неделю. Или наоборот: когда копят без какой-либо цели, и не могут потратить, как они говорят, «рука не поднимается». Поведение говорит об очень многом.

Для оценки психологического благополучия есть такая простая методика. Нарисуйте линию на которой находятся все люди мира, а на ней — самого бедного и самого богатого человека. Какими суммами владеют эти люди? Если поляризация, разрыв, очень большие, то это уже потенциально проблемный момент.

А теперь нарисуйте себя на этой линии и то, где бы вы хотели быть при идеальном раскладе? Если человек рисует себя близко к бедным, а хочет быть близко к богатым – и при этом между ними огромный разрыв, это тоже свидетельство неблагополучной ситуации в отношениях с деньгами. Простая, но показательная методика, которая поможет понять, есть ли сложности в сфере «Я и деньги».

— В бестселлере на тему личных финансов, «Бедный папа, богатый папа», красной нитью проходит мысль, что финансовое благополучие – это в первую очередь результат того, как ты мыслишь. Что такое психология бедного и богатого человека – и есть ли она?

— Саму книгу я не читала, но да, убеждения влияют на то, как человек себя ведет. Поведение, эмоции связаны не только с убеждениями, но и с образом нашего я — как человек воспринимает свою идентичность. В образ «Я» в том числе включено финансовое положение, идентификация с определенной группой — бедные, средний класс, богатые. Причем это может быть не связано с реальным статусом. Имея достаточно большую по средним меркам зарплату, человек может идентифицировать себя с бедными и вести себя как бедный.

Есть исследования того, какие личностные характеристики связаны с бедностью. Например, внешний локус контроля: бедный человек ищет причину своих проблем, бедности – во вне, а не в себе. Виноваты плохое правительство или кто-то еще. Бедный склонен к избеганию неудач. Из двух стратегии постановки цели, он руководствуется не мотивом достижения, а мотивом избегания неудач. Лучше избежать неудачи, чем пытаться достигнуть цели — а вдруг что-то случится. Вот это «А вдруг?» и ведет к тому, что человек вообще ничего не пробует.

— Как объяснить то, что при базовом понимании: «Деньги не дают ощущение счастья», тех, кто счастлив чашкой риса так немного?

— Есть разные модели потребности и мотивов, объясню на модели Герцберга. Он говорит о том, что у человека есть базовые потребности, Герцберг называет их гигиенические факторы – это материальные потребности. Их удовлетворение дает базовую удовлетворенность, но не дает мотивацию и счастье.

Кстати, об этом же говорят исследования в организациях: при повышении зарплаты мотивация растет до определенного уровня. Сотрудникам повышают зарплату, у них загораются глаза, мотивация и вовлеченность увеличиваются. Таких циклов может быть несколько, но в какой-то момент повышение зарплаты не повлечет за собой повышение мотивации, она даже может снизиться. Потому что деньги – это база, а мотивируют человека другие вещи — развитие, обучение, самореализация. Именно эти потребности важно удовлетворять, чтобы переживать ощущения счастья и осмысленности жизни.

pixabay.com

Запрос на реализацию себя

— Денежные марафоны и денежные медитации — чем объясняется высокая востребованность таких продуктов?

— Отношение к деньгам — это в целом показатель благополучия личности, наличия у нее каких-то проблем. Но пойти к психологу и напрямую сказать, что у меня проблемы, например, с самооценкой, человеку достаточно сложно. А деньги — они материальны, они вешний носитель этой проблемы. Поэтому гораздо проще пойти и решать проблему денег, но решая ее, люди на самом деле решают какие-то другие проблемы.

Давно замечено, что в периоды экономического или социального кризиса популярность таких курсов сильно вырастает. Потому что растет эмоциональная заряженность денег, а многие потребности, в первую очередь потребность в безопасности – фрустрированы, нарастает тревога и страх перед будущим.

Плюс, в нашей стране довольно низкая финансовая грамотность. Люди пытаются понять, как вообще обращаться с деньгами.

Наталья Антонова, доцент департамента психологии ВШЭ

— Продавцы таких марафонов говорят, что они снимают «денежные блоки». Это действительно способ проработать ограничения?

— Если под «блоками» подразумеваются какие-то эзотерические вещи, то это, конечно, не научно. Если речь про ограничивающие убеждения, которые могут приводить к нерациональному отношению к деньгам, то да, это, вполне, рабочий инструмент. Такие убеждения надо осознавать, менять их, но быстро это не происходит.

Нет такого, что человек пришел на марафон, там помахали рукой, сняли блок – и человек ушел богатый. Так это не работает. Нельзя убеждения, которые складывались 20-30 лет, поменять за неделю-две. Паттерны мышления склонны возвращаться – и это большая работа, отслеживать их, действовать и думать иначе, а не так, как привык.

— В Европе активно обсуждается возможность «безусловного дохода». Однако есть опасения, что такая практика психологически дестабилизирует человека. Каково ваше мнение?

— Этот вопрос напрямую завязан на теме потребностей человека, базовых и высших. Поэтому общество в своей основной массе должно достичь такого уровня, когда включаются не только мотивы выживания. Например, я работала с соцслужбой, и соцработники рассказывали, что есть когорта мам, которые рожают детей, живут на детские пособия и категорически не хотят устраиваться на работу. Точно такая же проблема есть и в Европе – целый класс людей живет на пособия. У них удовлетворены базовые потребности, есть на что поесть, купить алкоголь — и больше им ничего не нужно. В этом случае общество просто не готово к модели безусловного дохода.

Если же в основной своей массе люди вышли из состояния выживания на новый уровень, начинают искать себя, стремятся к самореализации, то думать о такой модели можно. Всплеск интереса к обучающим программам — это как раз пример удовлетворения высших потребностей человека. К слову, в основе популярной сегодня идеи пассивного дохода лежит тот же самый принцип базового дохода, только этот доход люди создают себе сами. А создав, начинают заниматься любимым делом или искать себя.

pixabay.com

— Огромный запрос на самореализацию – это тоже показатель того, как меняется общество?

— Да, еще в прошлом веке такого не было – люди спокойно работали по 20 лет в одном месте, потому что их держали стаж, очередь на квартиру и другие материальные вещи. Сегодня же базовые потребности в целом у людей удовлетворены. О том, что такое голод или одно платье на все случаи жизни, большинство знает исключительно из книг и фильмов. Наоборот, шкафы ломятся от вещей — проблема теперь, где это все хранить и куда надевать. И все чаще люди начинают думать о том, как реализовать себя, найти свое призвание, а не просто зарабатывать. Стали модными идеи минимализма, марафоны «освобождения пространства» от вещей.

— Есть немало примеров, когда, сорвав джек-пот в лотерею, человек быстро тратит всю сумму, а сам – деградирует. Как работает этот разрушительный механизм?

— Это вопрос модели идентичности и нашего образ себя – я бедный, я богатый. Когда на человека с моделью «Я бедный» сваливается много денег, он не может моментально перестроиться. Поэтому, получив наследство или выиграв в лотерею, начинает очень быстро все спускать. Фактически это про неготовность принять эти деньги как свои.

Изменение отношения к большим суммам — это тоже процесс. Человек может сколько угодно мечтать о квартире и машине, но лучше посчитать, сколько для этого нужно денег. Общая сумма может казаться невероятной, но, стоит поделить ее на разумное количество лет, за которое эти деньги можно заработать, и мечты станут вполне достижимыми целями.

Наталья Повольнова

Не пропускайте ссылки на другие наши интересные новости в социальных сетях «ВКонтакте» и Facebook, подпишитесь прямо сейчас всего в один клик!



Сейчас на главной