Версия для печати

Схема теплоснабжения Красноярска похожа на бизнес-план СГК

Говоря о высокой стоимости коммунальных услуг, не все интересуются, из каких конкретно цифр она складывается. Немного тех, кто знает, как формируются тарифы на тепло и горячую воду. И уж тем более мало кто догадывается, что, отдавая деньги за отопление, мы сами же доплачиваем за ухудшение экологической обстановки. Почему так получается, нам объяснил руководитель котельной РТК Андрей Джиоев.

— Андрей Иванович, давайте для начала определимся с основными понятиями. Для Красноярска разрабатывается схема теплоснабжения города. Что это за документ, кому и для чего он нужен?

— Это происходит в соответствии с требованием законодательства, документ определяет теплоисточники, сети и все, что связано с технической стороной обеспечения города теплом. Разработчиком и заказчиком может выступать как администрация города, так и юридическое лицо. В нашем случае заказчиком выступает Сибирская генерирующая компания, она оплачивает разработку схемы теплоснабжения города, и, судя по тем документам, которые нам сейчас представлены, в этой схеме собственные интересы СГК стоят сильно впереди интересов Красноярска и его жителей.

— Но ведь это равносильно тому, что одна из строительных компаний будет разрабатывать генплан города, и он будет посвящен интересам только одной коммерческой структуры. Почему не город этим занимается?

— Работа большая, объемная, требует профессиональных знаний, и больших финансовых ресурсов для оплаты. Город согласился на предложение СГК разработать схему. Не буду комментировать, правильным было это решение или нет, но хочется вспомнить поговорку: «Бойтесь данайцев, дары приносящих». Документ, который получится в результате, нельзя, с моей точки зрения, назвать схемой теплоснабжения Красноярска, это бизнес-план развития Сибирской генерирующей компании. И все изменения, которые там заложены, отвечают в первую очередь интересам этой компании.

— Независимо от этой схемы, в городе строится так называемая реверсивная труба, которая позволит связать правобережные ТЭЦ с левым берегом. Экологи опасаются значительного увеличения нагрузки на ТЭЦ-1 и 2, которые и так не самые экологичные и современные. Разделяете эти опасения?

— Если мы обратимся к первоисточникам, например, государственному докладу об экологии, то увидим, что ТЭЦ, расположенные в черте города, в совокупности выбрасывают в атмосферу 53 тысячи тонн вредных веществ в год. Цифра неспециалисту, наверное, ничего не говорит, но я могу привести «говорящее» сравнение: выбросы равны 12 годовым выбросам ферросплавного завода, который мы общими усилиями не позволили строить около Красноярска. И это при том, что ЕФЗ должен был находиться в 11 километрах от города, а ТЭЦ расположены в центре Красноярска. И это сегодняшняя нагрузка, которая уже есть. Она гигантская. Безусловно, если вести речь об увеличении выработки тепла, это приведет к дополнительным выбросам. По нашим оценкам, речь может идти еще о 20 тысячах тонн, это пять ферросплавных заводов.

— То, чего мы так сильно испугались и против чего восстал весь город, может появиться в другом виде и в другом месте?

— Именно такая ситуация складывается. Теплоснабжение Красноярска действительно прекратить нельзя, мы живем в суровых климатических условиях, которые требуют почти круглогодичного теплоснабжения, но когда СГК говорит, что у города нет иных вариантов удовлетворения растущей потребности в тепле, кроме дозагрузки ТЭЦ-1 и 2 — они кривят душой.

— Я как раз хотела спросить об иных вариантах. Идея теплового кольца и увеличения нагрузки на ТЭЦ — единственный вариант. Может, стоит смириться?

— С точки зрения СГК, других вариантов нет. С точки зрения профессионального сообщества, варианты есть, причем, не один. Если говорить о стратегическом решении, то с приходом магистрального газа нужно отказаться от угля и перевести все котельные и ТЭЦ на газ, потому что его сжигание на порядок более экологически чистый процесс.

— Будем объективны, это перспектива очень далекого времени.

— Согласен. Если говорить про краткосрочную перспективу, то решение очень простое — замещение тепла, которое вырабатывается котельными в центре города, теплоисточниками, расположенными на окраине Красноярска, либо за его пределами.

— Отчасти СГК преследует эту цель, закрывая небольшие, но вредные котельные в центре города. Правда при этом они сохраняют дорогие и невыгодные электробойлерные. Зачем? Есть ли в этом процессе подводные камни?

— Решение закрыть малые котельные, безусловно, правильное. Они вредные, дорогие, неэффективные. Тут никаких вопросов. Сохранение выработки тепла на электробойлерных имеет несколько аспектов. Если СГК сегодня отключит электробойлерные и заменит их тепло своим, то за это не получит никаких дополнительных денег, только оплату по тарифу. Если же свободное тепло продать новым потребителям как техусловия (РЭКом установлен тариф порядка восьми миллионов рублей за одну гигакалорию новых подключений), то появится дополнительная прибыль. Это первое. Второе — это так называемый котловой тариф, когда для потребителей усредняется цена тепла, купленного от разных источников. Так что наличие дорогой составляющей (а цена тепла от электробойлерных в 2–2,5 раза выше) выгодно, потому что увеличивает валовую выручку. Получается два момента: первый — нежелание терять потенциальные деньги от продажи техусловий, второй — желание сохранить большую валовую выручку, — которые приводят к тому, что в схеме теплоснабжения сохраняются работающие электробойлерные.

— Вернемся к идее закрытия небольших котельных. Хватит ли СГК мощности, чтобы отопить весь город?

— У меня точных данных нет, СГК наотрез отказалась предоставить информацию до момента полного завершения разработки схемы, и пока мы можем руководствоваться только презентацией. Но факты, которые известны профессиональному сообществу неумолимы: ТЭЦ-1 — самая старая из построенных в Красноярске, многократно выработан и продлен ресурс, полностью исчерпаны резервы для хранения золы. Я не удивлюсь, если есть мысль загрузить эту ТЭЦ в полном объеме и потом передать ее муниципалитету. Стоимость ежегодных ремонтов, по моим представлениям, колеблется от 600 миллионов рублей до одного миллиарда. Оборудование старое, изношенное, требует постоянного притока денег. В том случае, если она будет загружена на 100 %, а иные источники окажутся закрытыми, то отказаться от эксплуатации ТЭЦ-1 будет невозможно.

— Андрей Иванович, на ваш взгляд, есть способы снижения экологической нагрузки?

— Тут важно понимать, что нет абстрактной экологической нагрузки, важно место выработки. Представьте чадящий грузовик. В одном случае, он стоит в 10 улицах от вашего дома, в другом — у вас во дворе. Говоря о нашей котельной, которая расположена в 11 километрах от Красноярска, это грузовик за пределами города. А ТЭЦ — это грузовик даже не во дворе, а в вашей спальне. Не существует котельных или ТЭЦ, которые имели бы полезные выбросы, они все вредные. Но когда ТЭЦ находится в центре города, она всю эту вредность выбрасывает прямо на головы людей.

— В таком случае логично предусмотреть увеличение нагрузки на вашу котельную, на котельную КраМЗЭнерго и котельную СГК ТЭЦ-3. Последние ведь расположены на окраине и в подветренной стороне, они не так опасны. Давайте отапливать город этими предприятиями?

— Возвращаясь к схеме теплоснабжения, которую я называю планом развития СГК, отмечу, что документ не предусматривает увеличения нагрузки на нашу котельную. В соответствии с этим планом, ее хотят закрыть, несмотря на то, что она находится за пределами города. Логика понятная — уничтожение конкурента, монопольное положение на рынке благодаря которому потом можно будет манипулировать ценами.

— Будет ли у жителей возможность повлиять на схему, или мы должны будем согласиться с тем, что нам предоставят?

— Это зависит от гражданской позиции каждого человека. То, что администрация Красноярска и правительство края слышат людей, мы увидели на примере ферросплавного завода. С утверждением схемы теплоснабжения будет такая же процедура, как и с утверждением градостроительного плана города — общественные слушания. И если жители Красноярска не пройдут мимо этого процесса, выразят свою точку зрения, то, я уверен, власть услышит пожелания населения.

Екатерина Кузьминых
По материалам интервью для интернет-журнала «Открытое общество».
Фото: Светлана Дранащукова



Сейчас на главной