Версия для печати

Ангарская культура становится былью

Год назад были выжжены дотла дюжина селений Кежемского района Красноярского края. Кежма, Паново, Проспихино, Болтурино и другие попали в зону затопления Богучанской ГЭС. Элина Астраханцева, продюсер красноярской киностудии «АРХИПЕЛАГ», и Любовь Карнаухова, заместитель директора по научной работе краевого краеведческого музея, рассказали корреспонденту ИА «Пресс-Лайн», что вместе с селами вечному забвению была предана совершенно уникальная ангарская культура, которую сегодня пытается сохранить, хотя бы частично, группа журналистов, филологов, историков и кинематографистов с помощью проекта «Ангарский словарь».

— Чем так уникальна территория Нижнего Приангарья?

karnauhova.jpgЛюбовь Карнаухова (Л.К.): Эти районы — старожильческие. Здесь живут потомки тех, кто осваивал Сибирь в XVII веке. В XVIII веке в центральные территории края был постоянный приток населения, на Ангаре же из-за отдаленности территории этого почти не было. В Мотыгинский и Богучанский районы приток населения был более значительным, тем более в связи с открытием золотых приисков в 30-40 годы XIX века. Кежемский же район оставался в стороне. Кежма находилась далеко и от Енисейска, и от Иркутска. И больше тяготела к Илимску, недаром некоторое время Кежемская волость входила в Илимское воеводство. Географическое положение района, его отдаленность и минимальный приток новых засельников способствовали тому, что здесь наиболее полно сохранилась старожильческая культура.

astrahanceva.jpgЭлина Астраханцева (Э.А.): Сейчас большинство старинных сел Кежемского района уничтожено, коренные жители выселены. Причем переселение происходило веерно, то есть люди переселялись не компактно, а кто куда — в разные города нашего края. В связи с этим та духовная и культурно-историческая основа, которая объединяла кежемцев, утрачивается.

Еще 30 лет назад местные жители говорили на ангарском диалекте, и в каждой деревне звучала своя особенная речь. Некоторые образцы этих диалектов зафиксированы филологами педуниверситета — спасибо им за это. Много песен записано на пленку, старинных, настоящих. Тем не менее, огромный пласт этого наследия канул в лету.

kejma_now.JPG

С моей точки зрения эта ситуация является историко-культурной катастрофой для Сибири. Потому что уничтожено заповедное место, которое, наоборот, нужно было сохранять. Уверена, что если бы не «индустриальные» обстоятельства, многие молодые люди остались бы там и стали продолжателями кежемских традиций. Там был совершенно уникальный жизненный уклад, достойный, независимый, с четкими русскими национальными корнями.

angarara.JPG

Л.К.: Мы забываем, что речь идет не просто о жителях Кежемского района, а о бесценном опыте освоения Сибири. Получается, мы не храним опыт наших предков. Уничтожены все старинные селения. Остаются только те, что были построены в послевоенное время в связи с развитием лесной отрасли — Болтурино, Таежный… А собственно кежемских селений не остается ни одного.

— В чем проявляется старожильческий уклад жизни ангарцев?

Л.К.: Одним из отличительных признаков старожильческой культуры является ангарский говор, язык кежмарей, с XVI-XVII веков сохранившийся практически до конца XX века. Знаменательно, что сегодня ученые выделяют старожильческую культуру русских сибиряков, а сибиряков-старожилов относят к субэтносу. Cтарожильческая культура — это сплав разных культур, в том числе эвенкийской, но доминирует в ней северорусская культура.

Русские в Сибири отличались от русских Европейской части страны, это отмечали исследователи еще с XVIII века. Отличия проявлялись в характере, в ментальности, в образе жизни, в занятиях. У ангарцев отличия проявляются в говоре, промыслах — охоте и рыболовстве — многое заимствовано от эвенков.

angara.jpg

— Собственный язык предполагает наличие не используемых больше нигде слов и понятий.

Л.К.: Да. У коренных ангарцев, еще бытует выражение — «потомственный ангарец», есть свой самобытный словарь. Например, слово «кокольды» — рукавицы с прорезью, через которую удобно скинуть рукавицу и зарядить ружье или посмотреть капкан. Технику изготовления этих рукавиц, предназначенных для охоты, ангарцы-кежмари заимствовали у эвенков. Они вяжутся одной спицей, и на Ангаре возможно еще есть бабушки, которые умеют это делать. «Пальма» — эвенкийское оружие для охоты. Ангарцы охотились с пальмой на медведя и во второй половине XX века. Если ночь заставала охотника в пути, он ночевал «на сендухе», то есть под открытым небом.

Некоторые слова звучат грубовато. Например, слово «наджабить» — надломить. Старинное сибирское слово «обшатуриться» («оступиться», «чуть не упал» — «П-Л».), которое уже давно вышло из употребления, а в Приангарье еще используется. Характерно для ангарцев обращение «родной».

— Расскажите о проекте «АНГАРСКИЙ СЛОВАРЬ».

Э.А.: Мы встречаемся с переселенцами из Нижнего Приангарья, в основном с пожилыми людьми, носителями исконной ангарской культуры. На встречи мы ездим вместе со студентами СФУ, беседуем с ангарцами, на видеокамеры фиксируем их речь. В июле вместе с волонтерами из числа студентов-филологов поедем в Кежемский район, на месте будем записывать кежемцев.

Со временем наш проект становится все более многослойным. Мы провели несколько «Ангарских встреч», на которых показывали фильмы и передачи об Ангаре. Параллельно происходят съемки документальных фильмов, которые возможно будут готовы уже этим летом или осенью. Но главной целью нашего проекта является создание сайта «АНГАРСКИЙ СЛОВАРЬ», на котором будет аккумулирована информация об истории, культуре и языке жителей Ангары.

— Получается, вы занимаетесь сохранением языковой культуры?

Э.А.: Да. Но это не просто языковая культура. Она в себе отражает весь жизненный уклад ангарцев. Мы разговариваем с ними, они рассказывают о своем быте, истории из своей жизни, а затем обязательно начинают петь. Для них песня — способ общения. Песня — неотъемлемая часть ангарского застолья.

Л.К.: Об этом у ангарцев тоже есть поговорки. Если гуляли в праздники или по другому случаю, то не спрашивали: «Как погуляли?». Спрашивали: «Песни-то пели?». Считалось, что без песни гулянка не удалась. А если погуляли хорошо, говорили: «Открытье было». Эта фраза может показаться странной, но для ангарцев она понятна.

— Наверняка и песни тоже необычные?

Л.К.: У ангарцев особенная песенная традиция, имеющая различия даже в самом Кежемском районе или в одном селе. Своеобразная, сложная манера исполнения песен.

Кроме того, у кежмарей существует традиция похоронных песен. На Ангаре хоронили не плачем, традиционным для Руси, а песнями. Откуда пошла эта традиция, сказать трудно, но она пережила и советское время. Когда в послевоенный период начался отток населения из района, например, ангарцы, переехавшие в Красноярск и прожившие здесь по тридцать-сорок лет, оставались верны своей традиции и хоронили по-ангарски, с песнями.

— Будут ли на сайте «АНГАРСКИЙ СЛОВАРЬ» представлены все слои проекта?

Э.А.: На сайте будет собрано все: ритуалы, традиции, фольклор. Один из разделов будет посвящен жизненным историям. Когда начинаешь разговаривать с людьми, они рассказывают такие истории, которые гораздо больше, чем просто ремарка к слову. Например, одна женщина-ангарка рассказывала мне, как они жили с родителями: в семье было восемь детей, причем все — дочери. Отец был, естественно, охотник, и ей, дочери, приходилось помогать ему на охоте. А мать, когда заканчивала стряпать, выходила за ворота и ждала прохожих, чтобы пригласить их в гости отведать стряпню! Вы где-нибудь встречались с такими гостеприимством и щедростью?

Общаясь с этими людьми, мы сделали для себя очень много открытий. Меня, например, поразила тема женской рыбалки. Оказывается, на Ангаре женская рыбалка была в порядке вещей. В то время, пока мужчины были на охоте, женщины рыбачили, сетями, неводом. Рассказывали, как приплывали домой в лодках, до краев полных рыбой. Мне казалось, это такой суровый труд, рыбачить сетью! А ведь некоторые бабушки до сих пор именно так рыбачат.

Л.К.: Недавно я разговаривала с женщиной из села Проспихино Кежемского района. Село затопили в мае 2012 года, и она с такой горечью говорила о том, что рыбалки уже не будет. Словно перекрыли воздух.

— Как я понимаю, проект сейчас находится в пилотной стадии. Как он будет развиваться в ближайшее время?

Э.А.: Мы планируем создать разделы, посвященные этнографии, архитектуре, будут кино- и фотоархив, будет и форум, где смогут регистрироваться все желающие. Надеемся, что выходцы из Нижнего Приангарья будут выкладывать там свои родословные — это одно из очень интересных направлений нашей работы. Мы не собираемся никого критиковать и не станем ни с кем воевать, у нас другая цель. Портал «АНГАРСКИЙ СЛОВАРЬ» аккумулирует в себе совершенно различную информацию об истории, культуре, образе жизни, современном состоянии ангарцев. Он станет полезен не только ученым, но и, конечно же, самим ангарцам, а также студентам.

Л.К.: Мы хотим обратить внимание общества на то, что есть сибирская, старожильческая культура, которую активно изучали в середине XX века, чтобы мы бережно относились к опыту предков, понимали, кто мы и откуда.

Э.А.: Когда мы начинаем говорить о том, что пытаемся сделать, очень многие люди хотят нам помочь. И помогают. Уже сегодня для этого проекта объединились люди из разных сфер: известные ученые-филологи, журналисты, историки, музейщики, архитекторы. Нас поддерживают многие организации, но главные партнеры проекта — Агентство по реализации программ общественного развития Красноярского края и Фонд Прохорова. Еще один наш важный партнер — теле-лаборатория СФУ. Спасибо им за помощь и за понимание важности проблемы.

Беседовала Евгения ШЕЛКОВНИКОВА.



Сейчас на главной