Версия для печати

Беспокойное упокоение

© Pixabay

В Красноярске закрылось кладбище «Бадалык», разросшееся до таких размеров, что новых могил вместить уже не сможет. Пока «Бадалык» будет открыт для родовых, религиозных и воинских захоронений.

Статус главного кладбища перешел к кладбищу Шинному на правобережье Красноярска. Его расширят на 25 гектаров, подведут к нему новую подъездную дорогу и обеспечат транспортную доступность.

Территории Шинного, по прогнозам, хватит на три–четыре года «плановых захоронений». За это время власти надеются найти место под новый погост и построить наконец крематорий.

Memento mori

Места под будущее городское кладбище ищут не на территории Красноярска, а на территориях по соседству. Красноярск, по словам чиновников, за последнее время развился и застроился настолько, что свободной земли у города просто нет, потому и приходится искать ее у соседей.

К примеру, в 2013 году был выбран участок возле поселка Шуваево в Емельяновском районе в 10 километрах от города. Для проекта кладбища «Восточное» нашли разработчика и позже даже подписали контракт со строителем. Однако для возведения кладбища необходимо было также согласие местных жителей. А они на общественных слушаниях заявили, что видеть могильные кресты из окон своих домов не хотят, и проголосовали против. В итоге от проекта пришлось отказаться.

В начале этого года власти Красноярска попытались зайти с другой стороны Емельяновского района и заказали исследование территории возле деревни Творогово, чтобы выяснить, подходит ли она для строительства кладбища с рабочим названием «Западное» площадью 20 гектаров.

Это был даже не проект самого кладбища, а только предварительный анализ, но жители Творогова (их в деревне насчитывается более 500) заранее начали собирать подписи против потенциальных могил у себя под боком. Активисты опасаются, что постепенно кладбище разрастется до больших размеров: «Бадалык», дескать, когда-то тоже был всего лишь погостом близ деревни. Без обязательной для противников чего-либо темы экологии, конечно, тоже не обошлось: отравленные будущими захоронениями грунтовые воды, по словам активистов, могут спуститься вниз, в деревню, и погубить все живое.

Инициаторы сбора подписей даже обратились за помощью в Госдуму (почему-то к Жириновскому) и пригрозили, что если вопрос не решится в их пользу, они не испугаются написать и самому Путину. На фоне этого аукцион по исследованию земель возле Творогова мэрия приостановила — якобы для уточнения границ возможного погоста.

К слову, отказывая в обустройстве нового кладбища Красноярску, жители Емельяновского района лишают альтернативы заодно и себя.

— Новое кладбище в дальнейшем пригодилось бы и самим жителям Емельяновского района, — говорит глава поселка Емельяново Олег Бычков. — Дело в том, что ресурсы районного кладбища тоже скоро будут исчерпаны — его территории хватит на три–четыре года.

Но жители района об этом пока не думают.

Печные войны

Впрочем, вернемся лучше в Красноярск. Здесь еще одним решением кладбищенской проблемы мог бы стать крематорий, но с ним пока тоже ничего не выгорело. Хотя желающих возвести ритуальное сооружение за свой счет с недавних пор в городе уже двое.

Предприниматель Виктор Суровцев (на фото ниже) уже не первый год обивает пороги мэрии в надежде получить разрешение на строительство крематория (если точнее — на внесение изменений в генплан, которые позволят приступить к строительству). У него есть арендованный участок за «Бадалыком» и мечта построить на нем крематорий.

© Александр Дегтярёв

© Александр Дегтярёв

Администрация города поначалу идею Суровцева поддержала. К примеру, несмотря на отрицательные результаты публичных слушаний по внесению изменений в генплан, власти рекомендовали принять проект предпринимателя.

Однако в феврале этого года на пути у бизнесмена встал нынешний созыв депутатов горсовета, который зарубил проект, устроив из этого целое шоу. В качестве аргументов противники крематория приводили православные традиции россиян, по которым сжигание мертвых сородичей, как оказалось, в целом не приветствуется. Вспомнили и о том, что крематорий планируется разместить возле полигона отходов, тогда как такой объект, по мнению народных избранников, должен стоять «на святой земле».

Ярче всех отличился депутат и бывший комсомолец Аркадий Волков, который на решающей сессии городского парламента подарил мэру Эдхаму Акбулатову и главному архитектору города Андрею Макарову по иконе — «чтобы уберечь от горе-предпринимателей».

В итоге проект Виктора Суровцева отправили на доработку. Сам он обвинил во всем так называемое «ритуальное лобби» в городском парламенте — погребальному бизнесу появление крематория было бы невыгодно.

Предприниматель все же не сдался и в мае подал заявку на свой проект (на фото ниже) повторно. Однако на этот раз, в конце июля, власти проект отклонили, мотивировав результатами тех самых публичных слушаний (хотя в прошлом году они никого, кажется, не смущали) и той самой сессии горсовета.

krematory-surovtsev

© Администрация города Красноярска

Буквально в это же время появился еще один желающий построить крематорий в городе — бизнесмен Вадим Абдулин. Он предложил организовать в Красноярске «филиал» Новосибирского крематория. По замыслу, заявку на кремацию родственников красноярцы оставляют здесь, а сам процесс будет проходить в Новосибирске. На доставку тела, кремацию и возврат праха, по словам Абдулина, должны уйти сутки.

Кроме того, предприниматель намерен изучить спрос на услугу в Красноярске и уже после строить крематорий — «там, где мэрия разрешит». Сторонником идеи Абдулина стал, например, депутат и даритель икон Аркадий Волков.

Вадим Абдулин в похоронном бизнесе с 1999 года. Он владел несколькими погребальными фирмами в Красноярске и Абакане. В прошлом году фамилия Абдулина фигурировала в небольшом бизнес-скандале: представители Союза погребальных дел Красноярска обвинили его в монополизации рынка. Якобы Абдулин захватил 70% рынка, договорившись с врачами скорой помощи и сотрудниками моргов, чтобы те сообщали о смертях в первую очередь его компании «Ритуал-РС». Впрочем, в УФАС факта сговора не обнаружили.

Виктор Суровцев называет своего внезапно появившегося конкурента представителем того самого «ритуального лобби» и прямо обвиняет его в сговоре с Волковым:

— Волков сначала был против крематория в городе, а теперь сидит в телевизоре и рекламирует идею Абдулина.

Депутат отвечает на обвинения анекдотом:

— Один мальчик так сильно хотел на море, что у него из головы вылетела чайка.

Вадим Абдулин свой ритуальный бизнес и обвинения не комментирует.

Оба бизнесмена при этом успели раскритиковать проекты друг друга. Абдулин утверждает, что нельзя просто взять и построить крематорий на имеющемся у себя участке просто потому, что захотелось. Суровцев парирует, что за одни сутки нереально доставить до Новосибирска тело, кремировать его, и потом вернуть в Красноярск.

Теперь остается следить за битвой двух потенциальных красноярских крематоров. Виктор Суровцев, несмотря на отказ мэрии, пока сдаваться не намерен и собирается дойти до главного архитектора Андрея Макарова и главы города Эдхама Акбулатова. Заявление Абдулина пока рассматривается.

Александр Ибрагимов



Сейчас на главной