Александр Усс встретился с федеральными и краевыми журналистами в онлайн-формате

Губернатор ответил на 19 вопросов

Сегодня состоялась итоговая пресс-конференция Губернатора Красноярского края Александра Усса. Общение главы региона с федеральными и краевыми журналистами впервые состоялось в формате видеоконференцсвязи. Встреча с журналистами длилась около двух часов. За это время Губернатор ответил на 19 вопросов о социально-экономическом развитии территории, достижениях региона в 2020 году и задачах на ближайшее будущее.

Одной из основных тем пресс-конференции стала ситуация с корронавирусом в крае, его последствия – как социальные, так и экономические. Также глава региона ответил на вопросы о реализации масштабных инвестиционных проектов в области нефтедобычи, о перспективах газификация территории. Помимо этого, журналисты затронули вопросы экологии, развития системы здравоохранения и спорта, строительство метро и запуск авиационного хаба на базе аэропорта «Красноярск».

«Год был очень необычным и сложным. Год жесткий и противоречивый. Год сверхнапряжения по понятным причинам. Год очень серьёзных потерь. И в то же время – год обретения новых планов и новых смыслов. Красноярский край сохранил устойчивость и жизнеспособность своих отраслей. Сегодня я могу сказать, что пессимистичные прогнозы не оправдались. Нам есть чем гордиться и есть основания уверенно смотреть в будущее, но не забывать, что мы живем в реальном мире и у нас масса того, что нужно сделать. Мой главный лозунг очень прост: «Неудовлетворенность настоящим — есть необходимая предпосылка для движения в будущее», – отметил Александр Усс во вступительном слове.

Говоря об итогах социально-экономического развития края в 2020 году, Александр Усс подчеркнул, что удалось решить главную задачу – выполнить все социальные обязательства перед населением и продолжить участие региона в реализации национальных проектов. При этом Красноярский край занимает первое место в Сибири по инвестиционной привлекательности, и вышел на лидирующие позиции среди арктических регионов по своему потенциалу.

На вопрос журналиста о пессимистичных прогнозах относительно будущего экономики края в начале года и о результатах, с которыми удалось закончить год, Александр Усс ответил:

«Я абсолютно с вами солидарен в оценке, что прогнозы были пессимистичные. И одним из авторов этого прогноза был я – точнее, я его озвучил. Хотя предпосылки для такого заявления конечно были реальными, и наши специалисты, наш Минэкономики и Минфин давали сведения, которые давали определенную базу для такого рода прогнозов. Что имелось в виду: на одной из своих пресс-конференций и во время обращения к красноярцам я сказал о том, что потери нашего бюджета могут быть порядка 25%. Это очень серьезная сумма, но мы исходили из того, что это консервативный прогноз, и максимум того, что может потерять край.

Но край сохранил устойчивость и жизнеспособность своих отраслей. Сегодня я могу сказать, что эти пессимистичные прогнозы у нас не оправдались и это хорошо. В целом, я думаю, что жизнь с консервативным прогнозом это правильно – есть известная мысль, придуманная не мною, что надо надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.

Относительно финансового состояния. Прогнозировалось падение бюджета до 25%, но к счастью, этого не произошло. Скажу вам даже больше – здесь искусственный материал, не буду стучать по столу, – но, судя по всему, мы на начало следующего года не просто выполним свой план по доходам, а это 217 млрд рублей, но у нас останется ещё миллиарда 4-5 на счетах. И это нам очень нужно, это определённая подушка безопасности для того, чтобы закрывать какие-то кассовые разрывы. Они обычно бывают в начале года, поскольку не всегда предприятия рассчитываются по налогам вовремя, это всегда напряжённый квартал.

Кстати, замечу, почему мы прошли в финансовом плане первое полугодие очень стабильно, хотя предприятия останавливались. У нас на счетах в прошлом году на январь оставалось 18 млрд рублей. Я хочу поблагодарить всех – прежде всего депутатский корпус, – что вот эти деньги мы всё таки сберегли, и это позволило нам чувствовать себя уверенно.

Ну и применительно к ещё одному финансово важному показателю. Вы помните, что три года назад у нас был очень большой госдолг, 104 млрд рублей. С ним можно было жить, в отношении расходов и доходов бюджета это не самые высокие показатели, но в то же время это много. Мы его снизили в прошлом году до 82 млрд рублей, а в этом году, несмотря на пессимизм и трудности работы экономики, судя по всему, ещё уменьшим.

Поэтому в январе следующего года край будет себя чувствовать и с запасом, о котором я сказал, и со снижением государственного долга до 77 млрд рублей. Это очень комфортная финансовая ситуация. Поскольку, если возникнет необходимость, мы можем идти на заимствование, край сегодня является очень хорошим заёмщиком и нам в долг дают с большим удовольствием все крупные банки.

На следующий год мы планируем также полноценный бюджет по доходу порядка 227 млрд рублей. У нас есть традиционные приоритеты, они сформулированы были ещё в позапрошлом году при формировании бюджета, и мы не считаем нужным эти приоритеты менять. Первое – это, конечно, софинансирование национальных проектов, далее – социальная ориентированность бюджета и социальная поддержка людей, особенно тех, кто находится в трудной жизненной ситуации. Год от года эта сумма увеличивается, и вместе с федеральными средствами в году следующем она достигнет 56 млрд рублей. И, конечно, это развитие территорий. Если вы помните, я в прошлом году обещал, что у нас на ближайшую трёхлетку будет построено порядка 100 разного рода социальных объектов на территориях. Мы должны отдавать долги им. Так вот, этим путём мы по-прежнему будем двигаться, и все наши намеченные планы по детским садам, школам, дорогам и иным объектам, которые создают условия для жизни людей, мы будем строить. Будем двигаться вперёд.

И в завершение небольшая деталь: что стоил краю ковид? Сколько стоила пандемия? В целом, около 8 млрд рублей. Это собственно краю. Сумма складывается из двух вещей. Половина ее, около 4-х млрд, – это те самые налоговые льготы, которые мы дали малому и среднему бизнесу. Они, к сожалению, пострадали, и надо сказать, что эти налоговые льготы далеко не в полной мере компенсировали потери. И ещё такая же сумма связана с неэкономическими целями. 2,5 млрд у нас потрачено на поддержку врачей – дополнительные выплаты, это, кстати, далеко не все регионы делают, таких чуть больше десятка. И около 2-х млрд рублей мы выплатили тем, кто оказался в трудной жизненной ситуации. У нас есть такая программа «Помощь лицам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации» — наряду с пособием по безработице, чем занимаются у нас федеральные органы власти».

На вопрос, насколько краевая медицина справилась с проблемами, которые принес коронавирус и какие уроки из этого вынесли не только наши медики, но и власть, губернатор края сказал:

«Хочу сказать, что система здравоохранения, конечно, не сработала так, как бы хотелось. Она и не могла так сработать, потому что к такого рода испытаниям в нормальном режиме она и не должна готовиться. Вспомните начало пандемии – у нас даже не было элементарных масок, антисептика для обработки рук, которые стоят теперь в каждом магазине. У нас не было в достаточном количестве и ИВЛ, средств защиты самих медиков, так называемых защитных костюмов. В марте мы находились в очень серьёзной ситуации, когда можно было говорить, что краевая система здравоохранения, как и система здравоохранения всего мира, не готова справиться с этим ударом. Поэтому так называемый локдаун, который был введён Президентом, был правильным решением. Это дало нам определённый запас времени для того, чтобы оглядеться, подготовиться и по максимуму сделать то, что можно было сделать.

Кстати, возвращаясь к теме прогноза. Трудно было предсказать, как будет развиваться ситуация, сколько понадобится ИВЛ. У нас их было столько, сколько требовалось для обычной жизни. Но когда, по предварительным расчетам, выяснилось, что 28 апреля необходимо отчитаться о том, что 694 ИВЛ должны быть развернуты в инфекционных учреждениях – где мы их возьмём? У нас было более 900 ИВЛ на весь край, и все они были задействованы для текущей работы. Поэтому мы приняли решение часть из них – порядка 300, – поставить в инфекционных отделениях, а часть просто прикрепить к ним, чтобы в случае резкого осложнения ситуации в срок от нескольких часов до двух дней поставить их куда нужно. Не были мы по этой части готовы.

Лекарственные препараты. Не было таких лекарственных препаратов вообще, либо их не было в достатке. Кстати говоря, когда у нас на «второй волне» возник большой дефицит, я лично звонил тому, кому мог, и представитель одной фармкомпании говорит: «Александр Викторович, вы запросили у нас 5000 упаковок. Мы можем вам дать только 50 – только пятьдесят! – исходя из уважения, вашего звонка и так далее». Потому что эти препараты поставляет одна французская фирма, и она поставляет их для всего мира. И сегодня мир работает так, как в условиях социализма, когда фонды делят. Мы не были, соответственно, тогда и по этой части готовы.

Какие, вы говорите, уроки мы из этого извлекли и что нам удалось сделать. Во-первых, теперь появились разные протоколы лечения, их уже девять у нас для разных ситуаций. Появился опыт. Оснащённость наших медицинских учреждений стала совершенно другой. Только порядка 500 новых ИВЛ законтрактовано.

Кстати говоря, к вопросу о готовности и неготовности и прогнозах. Когда у нас появился сотый пациент, мы приняли решение не размещать дальше всех в условиях стационара. Если бы мы этого не сделали, то система здравоохранения «легла» бы буквально через две недели. Поэтому мы начали практиковать варианты лечения на дому. Сегодня в стационарах находятся только 30% от общего количества заболевших. Как вы знаете, сегодня около 43 тысяч людей у нас прошли это тяжелое испытание.

Далее. Мы оснастили большинство наших медицинских учреждений хорошим, качественным кислородом. Появился нормальный транспорт. Появились очень хорошие возможности телеконсультирования, телемедицины. На базе Первой краевой больницы есть консультационно-диагностический центр, который работает со всеми межрайонными больницами в онлайн-режиме, который имеет возможность связываться с Москвой и даже с зарубежными клиниками. Это хорошо. Отработана очень хорошо схема диспетчеризации, то есть распределения пациентов по всему краю. И мы, несмотря на то, что иногда кровати стояли в коридорах, не допустили того, чтобы негде было разместить пациентов. Такого не было. Мы отработали по другой схеме работу санавиации, которая доставляла тяжелобольных в краевой центр. Колл-центр у нас теперь работает очень неплохо, хотя он «перегревался». Что касается лекарственных препаратов, то буквально в понедельник у нас проводился соответствующий штаб, я в очередной раз задавал вопрос и Алексею Викторовичу Подкорытову, и Немику Борису Марковичу, и другим руководителям, всё ли в порядке с лекарственным обеспечением. «В крупную клетку» – в порядке. Да, иногда в каких-то аптеках происходят какие-то сбои, но базовые решения уже найдены. Это нормально.

Самый главный урок и самый главный результат, если хотите – это «боевой» опыт, который получил Красноярский край. Первый – это «Полюс Золото». Как вы знаете, масштабная вспышка произошла в Северо-Енисейском районе. Там еще фактически была зима. Полторы тысячи заболевших, пять тысяч койко-мест надо было разместить в новых условиях для того, чтобы развести потоки. Мы это сделали. Я думаю, что Красноярский край сегодня имеет, пожалуй, самый серьёзный опыт работы с вахтовиками. У нас их и много: 25 тысяч вахтовиков. Поэтому и с «Ванкором» потом справились, и с другими вахтовыми посёлками.

Хотел сказать отдельно, применительно к подготовке, о готовности наших медицинских учреждений. Мы начинали, что называется, с полутора КТ (аппаратов компьютерной томографии). Теперь у нас их 18. Восемнадцать КТ буквально за эти месяцы. Диагностических лабораторий было, я бы сказал, тоже полторы: одна Роспотребнадзора, где делали ПЦР-тесты, и одна наша, слабенькая, откровенно говоря, в Красноярском краевом центре СПИД. Теперь у нас уже 15 лабораторий и, судя по всему, в первом квартале будет уже 20. Ежедневно мы можем делать – подумайте! – 15 тысяч тестов. Это огромная работа, которая была проделана и нашими врачами, которые были и остаются на переднем крае, нашими организаторами здравоохранения – министерством, руководителями больниц, которые работали буквально ночами. И многими, многими красноярцами и организациями, в том числе промышленными предприятиями. Я хочу сказать спасибо всем им за солидарность. Тот же самый «Радиозавод» наладил, буквально по моему звонку, за три дня производство кислородных клапанов. В этой же работе участвовали «Красмаш» и целый ряд других предприятий, которые вот так мобилизовались. Я не говорю уже о волонтёрах, которым отдельное огромное спасибо.

Поэтому итог: медицина за 8 месяцев сделала резкий рывок и с точки зрения материальной готовности, и с точки зрения солидарности и организованности. Я надеюсь, что мы с вами, край стал более сплочённым, с высокой солидарностью. Думаю, это тоже результат, и результат в какой-то степени предсказуемый, потому что в эпоху испытаний люди должны чувствовать плечо друг друга».

На вопрос журналиста, поставит ли губернатор прививку от ковида, когда будет такая возможность, Александр Усс ответил:

«Более того, хочу вам доложить – я себе вакцину поставил, прививку сделал, хотя меня предупреждали о некоторых возрастных ограничениях. Но, тем не менее, возраст это же на самом деле не количество прожитых лет, а состояние духа. Поэтому я соответствующую бумагу о согласии подписал и вакцину поставил во время одной из командировок в Москву. При этом было предупреждение о том, что могут быть побочные последствия: боли в месте прививки и повышение температуры. Я через 2 часа должен был лететь домой, поэтому мне на руки дали соответствующее подтверждение, что это не заболевание, а температура, связанная с вакциной. Всё прошло нормально. Я поставил и забыл, честно говоря. Никаких симптомов и последствий не было.

Второй компонент через 22 дня тоже во время последней командировки в Москву мне поставили с таким же результатом. О каких-то долгосрочных последствиях для здоровья я судить не могу. Надеюсь, что все будет в порядке, но, тем не менее, сама вакцинация не даёт 100% гарантии от заболеваний. Поэтому как и все красноярцы я стараюсь максимально беречься, что и вам рекомендую. Поэтому данное ранее обещание я выполнил, а вакцина наша российская «Спутник V» сегодня самая популярная».

Не пропускайте ссылки на другие наши интересные новости в социальных сетях «ВКонтакте» и Facebook, подпишитесь прямо сейчас всего в один клик!