Версия для печати

Бюджетные деньги на строительство красноярских молокозаводов ушли в Израиль

Красноярское Управление Федеральной антимонопольной службы проводит проверку по закупке оборудования для четырех молочных заводов в Красноярском крае. Об этом журналистам 1 августа сообщил замглавы красноярского УФАС Олег Харченко.

По его словам в УФАС обратились правоохранительные органы с просьбой разобраться, почему после выделения денег на строительство молокозаводов в 2009 году, не проводились торги на выбор подрядчика. Причем деньги, как отметил Харченко, были выделены «со скандалом»: «Сначала попросили пару сотен миллионов рублей, потом попросили еще столько же, чтобы заводы были получше. Все ждали, когда будет конкурс, а конкурсов нет».

При этом, по словам Харченко, правоохранители указали УФАС три фамилии: заместителя председателя правительства края Андрея Гнездилова, министра сельского хозяйства Леонида Шорохова и нынешнего замминистра финансов Михаила Котюкова, в 2008–2010 годах возглавлявшего краевой минфин.

Как рассказал Харченко, эта «группа лиц» изобрела схему, как обойти все требования законов о размещении заказов. «Деньги были перечислены не на проведение соответствующих торгов, а в государственное предприятие «Сосны», которое перечислило их транзитом в другое дочернее предприятие под названием уже просто «Сосна». А «Сосна» на бюджетные деньги купила евро и отправила их в Израиль», — сказал он.

Деньги перевели израильской фирме ARBEL, Processing and packing machines LTD, которая должна была доставить в край четыре чана. Два из них доставили почти сразу, а еще два, стоимостью два с половиной миллиона евро, — до сих пор нет. «Два года чиновники сидели и думали — а почему ничего не поставляют? Через два года эта ситуация стала выглядеть не очень красиво. Получается, фирму в Израиле просто прокредитовали», — сказал Харченко.

«Хотя в принципе понятно, почему они не присылают свое оборудование — это очень стыдно выглядит, — поделился своим мнением он. — Мы с разными специалистами-молочниками обсуждали, насколько прогрессивна эта технология: ну, чан, дяденька сидит, берет бутылку, подставляет, наливает молоко — такое даже в деревнях уже не делают. В Калмыкии кумыс так разливают».

Харченко также добавил, что когда в Израиль на место отправили специалиста выяснять ситуацию, то «эта израильская фирма ARBEL встретила его вместе с полицейскими, и сказала, что он из русской мафии, рэкетир и требует денег с предпринимателей». «Мы выясняли, что там за такие люди в этой фирме. Один из них — бывший красноярец, ныне житель Израиля. Он периодически пишет письма по электронной почте, в которых уверяет, что все с чанами будет хорошо», — продолжил Харченко.

Он добавил, что против названных чиновников правительства края правоохранительные органы уголовное дело не возбуждали. «Как-то не всем хочется ходить к чиновникам, к следователям и рассказывать, почему два с половиной года как минимум вообще был молчок и никто не спрашивал, как ушли в Израиль миллионы евро, — попытался объяснить он. — Чтобы шум не поднимать, чиновники с израильтянами все-таки списались и заключили к этим контрактам дополнительные соглашения, которые еще не истекли. По этим соглашениям, как только ангары для заводов будут построены, тогда израильские чаны для молока и пришлют».

Контракт на строительство ангаров, по словам Харченко, также был заключен без всяких торгов с одной дивногорской фирмой из-за близости Дивногорска к Балахтинскому району, где планируют построить самый крупный завод. «Эта фирма при этом не занимается строительством необходимых утепленных ангаров, она лишь рассказывает, что этим занимается. Поэтому фирма заключила договор субподряда с еще одной фирмой, а та обанкротилась. Сейчас чиновники судятся о том, кто построит ангар, как вернуть деньги», — рассказал он.

«Для квалификации действий чиновников нам необходимо адекватное объяснение, но сейчас все прикрываются судами. Заодно нам нужно и самих должностных лиц опросить — Гнездилова, Котюкова, если он еще помнит, о чем речь идет, Шорохова. Спросить, как изобреталась эта схема, для чего, почему нельзя было просто провести конкурс или аукцион. Сделали запрос и самой израильской фирме. К сожалению, она даже в контракте указывает только абонентский ящик в промзоне одного из израильских городов. С ящиком, конечно, сложно общаться, но мы ее найдем», — заключил Харченко.



Сейчас на главной