Версия для печати

Вслед за Астафьевым

В год 90-летия со дня рождения нашего земляка, великого русского писателя Виктора Петровича Астафьева, предлагаем вспомнить о связанных с его жизнью местах в Красноярске и окрестностях города, сопоставив их с хронологией биографии писателя.

Овсянка: детство

Виктор Петрович Астафьев родился в селе Овсянка 1 мая 1924 года. Его родное село расположено в 20 км к юго-западу от Красноярска, в настоящее время оно входит в состав городского округа Дивногорск и насчитывает около двух тысяч человек населения.

astafiev_sled01.JPG

Ни дом его деда Павла на улице Набережной, ни баня при нем (в которой и появился на свет Витя) до настоящего времени не сохранились. После выселения деда в «отчем доме» Астафьева располагались школа, правление колхоза, а спустя много лет строение разобрали, вознамерившись перевезти в Емельяново, да так и потеряли по дороге… Дом остался лишь на «фотографии, на которой меня нет» (из одноименного рассказа в повести «Последний поклон»).

astafiev_sled02.JPG

Отец Астафьева в годы сталинских репрессий отбывал срок за «вредительство». Мать писателя, Лидия Ильинична, утонула в Енисее, когда мальчику было семь лет. Витя жил у бабушки — Екатерины Петровны Потылицыной, ставшей впоследствии главной героиней его повести «Последний поклон». Сегодня этот период его жизни можно изучить, посетив музей — дом бабушки Екатерины. Мемориальный комплекс реконструирован к 80-летию со дня рождения писателя, в 2004 году, на личные средства губернатора Красноярского края Александра Хлопонина.

astafiev_sled03.JPG

В музее представлены экспонаты, рассказывающие о крестьянском быте начала 1930-х годов. Их собирали по всем районам Красноярского края.

astafiev_sled04.JPG

astafiev_sled05.JPG

astafiev_sled06.JPG

В воссозданном помещении амбара — атмосфера рассказов Виктора Астафьева из «Последнего поклона».

astafiev_sled07.JPG

astafiev_sled08.JPG

Воссоздан и сам дом бабушки Екатерины Петровны.

astafiev_sled09.JPG

Атмосфера в доме напоминает о временах далекого детства Виктора Астафьева.

astafiev_sled10.JPG

astafiev_sled11.JPG

astafiev_sled12.JPG

astafiev_sled13.JPG

За столом — по-прежнему бабушка, а рядом играют маленький Витя и его двоюродный брат Алёша.

astafiev_sled14.JPG

На стене все так же висят фотографии. «Деревенская фотография — своеобычная летопись нашего народа, настенная его история», — писал Виктор Астафьев.

astafiev_sled15.JPG

В качестве «живой истории» можно рассматривать и само село, родные для Астафьева улицы…

astafiev_sled16.JPG

astafiev_sled17.JPG

И знакомый спуск на Енисей…

astafiev_sled18.JPG

astafiev_sled19.JPG

«Тихо умирали над рекой туманы»…

astafiev_sled20.JPG

astafiev_sled21.JPG

Неотъемлемая часть произведений Астафьева — описание сибирской природы. «Край, убаюканный тысячеверстной тишиною», — так писал он о местах близ родного села.

astafiev_sled22.JPG

В одиннадцатилетнем возрасте, несмотря на протесты бабушки, Витя с отцом и мачехой уехали на север края, в Игарку: туда был сослан его дед по отцовской линии, и отец надеялся заработать на новом месте «северных денег». Однако ничем хорошим это не закончилось — родственникам было не до мальчика, и Витя попал в детдом.

Где-то гремит война…

После возвращения с севера пришла пора получать профессию. Виктор Астафьев становится железнодорожником, поступает в школу ФЗО, которая в военные годы располагалось на станции «Енисей», неподалеку от железнодорожного моста.

astafiev_sled23.JPG

О жизни в период обучения говорится в рассказе «Где-то гремит война»: «»Будете учиться на составителей поездов», — не то объявили, не то приказали нам, а слов о том, что идет война и Родина ждет, тоже не говорили, потому что и так все было понятно… Железнодорожный транспорт был оголен военкомами в сумятице первых военных месяцев войны до того, что даже с фронта начали отзывать железнодорожников, и потому выходных нам не давали, никуда нас не отпускали, словом держали строго, по-военному».

astafiev_sled24.JPG

Из рассказа можно узнать и о том, как добирались из Красноярска в Овсянку зимой: такой путь проделал сам Астафьев, едва не замерзнув в суровые морозы конца 1941 года. Енисей в те годы еще замерзал зимой, и вдоль левого берега тянулся санный путь на запад.

astafiev_sled25.JPG

«Со временем здешний берег перешел под летние, затем и круглогодичные дома отдыха, нагородилось тут и заперлось за плотные заборы красноярское избранное общество, и совхоз после многолетней маеты, как и поселок, получил наконец точное название «Удачный», — пишет Астафьев. — Совхоз только на моей памяти переименовывали не одинова… Но как был окрещен чалдонами Собакино в честь речки, на которой имел неосторожность разместиться, так Собакинским и оставался до тех пор, пока к имени «Удачного» не пришел…»

astafiev_sled26.JPG

«Избранное общество» живет здесь и сейчас, строительство носит не только дачный, а уже и многоэтажный характер.

astafiev_sled27.JPG

От самого совхоза мало что осталось. А вот собаки во множестве есть до сих пор.

astafiev_sled28.JPG

Напротив «Удачного», на правом берегу Енисея, расположено место, о котором Астафьев часто писал в своих рассказах: «Глаз торопится к тому месту, при виде которого всегда слабеет во мне сердце. Шалунвей — Шалунин бык, обколотый взрывами, будто затасканный в кармане кусок сахара, — здесь было последнее мамино пристанище».

astafiev_sled29.JPG

После окончания ФЗО молодого железнодорожника направляют на станцию Базаиха к востоку от Красноярска, где Виктор Петрович работал составителем поездов. «Работали мы по двенадцать часов, через сутки, один выходной в неделю, война не война, вынь да положь — труд составителя требует много сил, сообразительности, ловкости, чуть притупилась осторожность, сдали силенки — и ты кандидат в покойники либо в вечные инвалиды», — пишет он в рассказе «Соевые конфеты».

Несколько раз Астафьев действительно чуть не расстался с жизнью на станции Базаиха — падал под платформы и болел тяжелой ангиной, попав под дождь. Здесь же произошло событие, положившее начало подлинной «военной теме» в его жизни: после участия в похоронах блокадников-ленинградцев, умерших по дороге в эвакуацию, Астафьев принял решение отказаться от «брони», предусмотренной для железнодорожников, и уйти добровольцем на фронт.

astafiev_sled30.JPG

После окончания войны Виктор Астафьев также пришел в родное село к бабушке через Собакинский совхоз, переправившись на другой берег у Караульного быка. Но вернуться насовсем в Овсянку после войны ему было не суждено: Виктор Петрович женился и с супругой, Марией Семеновной, уехал жить в ее родные края, на Урал, в город Чусовой. Затем были Пермь и Вологда. И лишь в 1980 году Виктор Астафьев, ставший к тому времени известным писателем, вернулся в Сибирь окончательно.

Возвращение

На родной улице Щетинкина в Овсянке, рядом с бабушкиным домом, писатель купил дом и себе.

astafiev_sled31.JPG

Сейчас здесь также музей, где сохранилась вся обстановка, рассказывающая о последнем двадцатилетии жизни писателя.

astafiev_sled32.JPG

astafiev_sled33.JPG

«Красноярцы в шоке — думали, я буду бродить по городу, выступать, встречаться с массами, колобродить, кушать в ресторанах и развлекать умственными разговорами вельмож, а он спрятался в лесах, притаился, навозит себе корма на неделю и скорее за стол?! Непонятно!» — писал Астафьев вскоре после переезда.

astafiev_sled34.JPG

astafiev_sled35.JPG

В огороде сам Виктор Петрович посадил лесные деревья и цветы.

astafiev_sled36.JPG

В 2004 году возле дома были установлены мемориальные скульптуры писателя и его жены: супруги сидят на лавочке в тени живых деревьев.

astafiev_sled37.JPG

Во время жизни в Овсянке Виктор Астафьев много сделал для развития культуры в родном селе: его стараниями было построено новое здание библиотеки.

astafiev_sled38.JPG

Теперь здесь — Библиотека-музей В.П.Астафьева, сотрудники которой бережно сохраняют литературное наследие писателя и хранят его архивные фонды.

astafiev_sled39.JPG

При содействии Виктора Астафьева в Овсянке в 1998 году появилась и новая церковь — взамен уничтоженной в 1930-х годах.

astafiev_sled40.JPG

Кроме дома в Овсянке, семья Астафьевых получила и квартиру в Академгородке, в доме номер 14. Сначала она была небольшой, всего 35 квадратных метров, однако затем власти приняли решение присоединить к ней освободившуюся по соседству двухкомнатную. В дальней комнате с видом на Енисей писатель сделал себе небольшой кабинет. «Поскольку уединения для работы у меня, кажись, и не было сроду, то избушке в Овсянке и этому вот кабинетику я рад, как самому дорогому подарку судьбы», — писал он в 1984 году.

astafiev_sled41.JPG

По соседству с домом — больница Красноярского научного центра, где Виктор Петрович периодически проходил лечение.

astafiev_sled42.JPG

29 ноября 2001 года в 5 часов утра Виктор Петрович скончался в своей красноярской квартире. Ему было 77 лет. «Я желал бы, чтобы наша квартира была сохранена как квартира-музей, чтоб ей был присвоен статус музея. Это будет свидетельством нашей жизни и работы и, надеюсь, явится достойным вкладом в возрождение культуры нашего Отечества», — писал Астафьев в 1998 году. Однако, несмотря на готовность государства выполнить волю писателя, музей здесь так и не был создан — воспротивились жильцы дома, испугавшиеся наплыва народа. После смерти писателя здесь жила его вдова, Мария Семеновна Корякина-Астафьева. А после ее смерти в 2011 году квартира осталась за внучкой Полиной.

Память

В 2006 году в Красноярске возле Культурно-исторического центра был установлен памятник Виктору Астафьеву. Автором композиции стал столичный скульптор Игорь Линевич-Яворский.

astafiev_sled43.JPG

Памятник, связанный с одним из самых известных произведений писателя — повествованием в рассказах «Царь-рыба», установлен на Слизневском утесе, по дороге в Овсянку. Виктор Астафьев очень любил бывать на этом утесе еще с детства и был очень недоволен созданием там искусственной смотровой площадки в угоду советским руководителям. «Года два шло бурное движение и колотуха кипела на Слизневском утесе — травы, цветы, лес и гору бульдозерами искромсали, бетону убухали столько, что его на две больницы, которых в городе недоставало и недостает, или на целый участок дороги хватило бы, — писал он в рассказе «Пир после Победы». — Но вот остался нелепый памятник среди прекрасной сибирской природы, памятник убогому подхалиму и дуболому, которому не дано понять, что прекрасное в улучшении не нуждается, оно само по себе прекрасно». Неизвестно, как бы отнесся Виктор Петрович к тому, что в довершение всего на утесе появилась «Царь-рыба», но скульптура очень полюбилась красноярским молодоженам: свадебные кортежи приезжают сюда фотографироваться на фоне сибирских красот.

astafiev_sled44.JPG

Имя Виктора Астафьева носит ряд учреждений в Красноярске, например, Литературный музей (в настоящее время закрыт на реконструкцию).

astafiev_sled45.JPG

Память о работе Астафьева на железной дороге хранят и в ПТУ №19 (по улице Северо-Енисейской), которое стало «правопреемником» военного ФЗО.

astafiev_sled46.JPG

На фасаде здания — мемориальная доска, посвященная Виктору Астафьеву.

astafiev_sled47.JPG

Имя Виктора Астафьева с 2004 года носит и Красноярский государственный педагогический университет: писатель был почетным профессором этого вуза, а с 2008 года здесь работает Научно-исследовательский центр В.П. Астафьева, занимающийся изучением его творчества.

astafiev_sled48.JPG

***

«Астафьевские места» в Красноярске это не только дом с письменным столом, как порой бывает у иных писателей. Поселки и станции, сибирская природа, лес, горы, Енисей — без всего этого творчество Виктора Астафьева представить невозможно. Все это окружает сибиряков и сегодня, сохраняя память о нашем великом земляке.

Цитаты по изданиям В.П.Астафьева:
Собрание сочинений в 15 т. — Красноярск, Офсет, 1997—1998.
Нет мне ответа… Эпистолярный дневник 1951-2001. — Иркутск, Издатель Сапронов, 2009.

Роман Кулаковский — ИА «Пресс-Лайн»



Сейчас на главной