Версия для печати

Ольга Абанцева: жизнь взрослого человека в России почему-то не является ценностью

«Летнее рандеву» — творческий вечер, гости которого могут сделать пожертвование в пользу подопечных благотворительного фонда «Добро24.ру», пройдет 29 августа в Красноярске. В этом формате фонд общается с жертвователями с осени прошлого года. О том, какие еще форматы используют современные благотворительные организации, а также через какие проблемы им приходится переступать на пути к лечению детей, ИА «Пресс-Лайн» рассказала пресс-секретарь БФ «Добро24.ру» Ольга Абанцева.
© Личный архив Ольги Абанцевой

— Люди часто говорят, что не хотят жертвовать деньги российским фондам, которые лечат детей за рубежом, то есть, по сути, поддерживают иностранных специалистов, этот факт вызывает в них недоумение и неприязнь. Почему так происходит, что детей часто лечат в зарубежных клиниках?

— Лечение детей с тяжелыми заболеваниями, допустим, с онкологией, далеко не совершенно в рамках системы российского здравоохранения. Иногда проблема упирается в получение квоты на высокотехнологичное лечение. И даже если квоту без проблем можно получить в краевом минздраве, то место в клинике получить сложнее. Его попросту может не оказаться. И тогда то лечение, которое необходимо немедленно, ребенок получить не может. Это одна из причин.

Есть ряд заболеваний (как, например, нейробластома — у наших подопечных Арины Грицковой и Ирочки Ирха), которые гораздо успешнее лечатся за границей. Не секрет, что в нашей стране исследования в области медицины финансируются недостаточно. А в тех же Германии, Сингапуре, Израиле исследования не прекращаются ни на минуту. Исследования с огромными бюджетами. И методы, которые сегодня используют при борьбе с раком, завтра уже будут для высокотехнологичных стран устаревшими.

Что касается клиник для детей с ДЦП, они, как правило, российские. Но частные — с большим количеством разноплановых специалистов и с гораздо более индивидуальным и интенсивным подходом. Исключение представляют китайские клиники, куда стремятся многие родители детей с ДЦП. В Китае, безусловно, иной подход и нетипичные для российского здравоохранения методы, которые многим тяжелым детям помогают. Добавлю, что курс реабилитации в Китае значительно более продолжительный, чем в российских клиниках: 90 дней интенсивного лечения.

Возможно, правильно было бы, если бы недоумение и неприязнь у россиян вызывало то, что лечиться за рубеж едут те, кто отвечает за российскую систему здравоохранения.

— Кстати, насчет системы здравоохранения. Нет ли каких-то законодательных препон, препятствующих лечению детей в России?

— Закон не мешает лечить детей, право на лечение обеспечивается статьей №10 «Обеспечение прав детей на охрану здоровья» ФЗ №124 «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации». Это неотъемлемое конституционное право.

Другое дело, что система российского здравоохранения не может обеспечить это право по ряду причин: финансовых, технологических, профессиональных.

Есть такой официальный документ: «Программа развития здравоохранения РФ до 2020 года». В первой редакции проекта этого документа российское правительство черным по белому признает несостоятельность системы здравоохранения в нашей с вами стране. Да, так и написано: в России на 2012 год 500 тысяч детей-инвалидов, 350 тысяч из них нуждаются в реабилитации, получают ее — половина. А еще 175 тысяч детей? Целый город людей-инвалидов через 15 лет. Многие из них могли бы стать… Просто — могли бы встать!

— Получается, фонды заполняют те лакуны в лечении детей, которые по каким-то причинам оставляет государство. Но, насколько мне известно, деньги часто собираются не только для лечения или реабилитации. На что еще идут суммы сборов?

— Начнем с того, что благотворительный фонд, который занимается сбором средств на лечение детей — это структура, юридическое лицо, которое должно функционировать. Фондом, как и любой организацией, необходимо заниматься.

Фонд нуждается в развитии, работе с донорами, проверке документов потенциальных подопечных, работе со СМИ и социальными сетями. Вся совокупность работы не может быть обеспечена волонтерами. Это высокая степень ответственности, как перед жертвователями, так и перед законом.

Наш фонд существует четыре года, два из них как организация, за деятельность которой отвечали волонтеры, то есть люди, не получающие за свою работу заработную плату. Сборы за год были в пределах миллиона рублей.

А вот в прошлом году сборы составили уже свыше шести миллионов рублей за год — благодаря постоянным сотрудникам фонда. На оплату их труда деньги также идут из бюджета фонда. По российскому законодательству, это не более 20 процентов от средств, пожертвованных на уставную деятельность фонда (не от общей суммы сборов, которые включают целевые взносы — на лечение конкретного ребенка).

Помимо административных затрат и адресной помощи в рамках программы «Спасем жизнь вместе» благотворительный фонд «Добро24.ру» осуществляет сбор на три системные программы помощи медучреждениям Красноярска: детскому противотуберкулезному санаторию «Пионерская речка» — программа «Мешочек чистоты», программу «Коробка Храбрости» по улучшению качества жизни пациентов отделении онкологии и гематологии Красноярского краевого клинического центра охраны материнства и детства и программу «Счастливая мама — здоровый малыш» по улучшению качества пребывания родителей, сопровождающих во время лечение детей в КГБУЗ КМДКБ №1 (детской инфекционной больницы на Тельмана, 49).

А если вы хотите, чтобы сумма вашего пожертвования пошла на оплату лечения конкретного ребенка, необходимо в назначении пожертвования указывать имя и фамилию малыша.

© БФ «Добро24.ру»

© БФ «Добро24.ру»

— Почему ваш фонд работает только с детьми? Взрослых в списке «Им нужна помощь» на вашем сайте я не нашла.

— Мы — учредители, волонтеры, а сегодня — сотрудники благотворительного фонда «Добро24.ру» — пришли в благотворительность, потому что сами стали мамами. Именно поэтому помощь детям нашла в нас отклик, и первые дети нашего фонда — это дети, чьи родители просили помощи на одном из родительских форумов города. Поэтому, работая над Уставом фонда, мы ограничили возрастную планку, исходя из нашего опыта работы.

Безусловно, занимаясь благотворительностью, невозможно не увидеть, что помощь взрослым с тяжелыми заболеваниями в России отсутствует (имею в виду благотворительную сферу), это бездна горя. Взрослая жизнь почему-то не является ценностью. В России существует всего один благотворительный фонд, который специализируется на помощи взрослым. Возможно, потому что благотворительность в нашей стране еще не выросла до осознания того, что больной взрослый ничем не отличается от ребенка. И больную мать точно так же нужно спасать, как и больное дитя. До последней капли надежды. Но мы уверены, что, подняв планку социальной ответственности в целом, благодаря нашим детям, общество сможет бороться за жизнь каждого, не взирая на возраст.

— Какими способами фонд привлекает деньги?

— Наш фонд учится у «старших товарищей» — крупных федеральных фондов. Устраиваем благотворительные акции, размещаем информацию в СМИ и социальных сетях — рассказываем о наших детях. Мы используем для привлечения средств как электронные средства платежей, так и сбор в боксы для пожертвований, установленные у наших партнеров.

Во многом нам помогает сайт, где можно сделать пожертвование, посмотреть все программы и истории подопечных фонда, а также новости и, конечно, отчеты о поступлениях и тратах.

— Расскажите о благотворительных вечерах с участием творческих коллективов, которые вы проводите с прошлого года. В субботу, 29 августа, состоится очередное мероприятие из этой серии — «Летнее рандеву».

— Благотворительный вечер «Летнее рандеву» — это подарок, который нашему фонду уже в четвертый раз делает красноярский режиссер, продюсер, шоумен Макс Антипов. В этом году уже состоялись «Зимнее» и «Весеннее рандеву», традиционно в концертной студии радиостанции «Серебряный дождь — Красноярск».

Если честно, эти благотворительные вечера — совершенно необыкновенные. Такого количества талантливых артистов и зрителей, такой тонкой, душевной связи сцены и зала до этих вечеров мы не встречали. Это приятное собрание творческих людей, которые с одной стороны посвятили детям свое время (артисты), с другой — деньги (зрители).

В эту субботу Макс Антипов приготовил очередной сюрприз: зрители увидят моноспектакль актрисы Виктории Зайцевой «Хорошо, что Пушкин этого не видел!» и услышат дуэт талантливых красноярских музыкантов Олега и Елизаветы Перминовых. И мы, конечно, в предвкушении этого события.

— Это закрытое мероприятие, для узкого круга, или оно открыто для всех?

Это абсолютно открытое мероприятие для всех. Вход — свободный. На выходе каждый зритель может оценить работу артистов и музыкантов, оставив посильное пожертвование в волшебном чемодане. Другое дело, что каждый на этом вечере чувствует себя избранным, попавшим в особенное общество. В этом смысле «Рандеву» от Макса Антипова совершенно уникальное событие.

— Какие цели преследуют такие вечера?

— Это стандартная практика — делать благотворительность радостной, не ограничивать ее рассказами о беде. Такие концерты проводят, в первую очередь, чтобы убедить людей: благотворительность это и благородно, и интересно. А главное, что подобные мероприятия не только собирают дополнительные средства в бюджет фондов, но также и вовлекают в благотворительность новые силы.

Летнее рандеву – 2015

Ася Клюева


Сейчас на главной