Версия для печати

ЖИТЬ СТАЛО ЛУЧШЕ?

Нам языком цифр говорят, что жить стало намного лучше и уже видны позитивные сдвиги в строительстве, образовании, здравоохранении и в сельском хозяйстве. Но если честно, простому обывателю они не так и видны.

О том, как сегодня обстоит дело с реализацией приоритетных нацпроектов в нашем регионе, рассказывает начальник управления национальных и краевых проектов Совета администрации Красноярского края Игорь Степаненко.

  • Игорь Борисович, если обратиться к статистике, несмотря на увеличение расходов на здравоохранение, заболеваемость населения в стране не снижается. И мы по-прежнему отстаем от Европы по средней продолжительности жизни. Или у нацпроекта совсем другие задачи?
  • Можно сказать, что это конечная цель и достигнута она будет не сразу. Вы же понимаете, что последние 15 лет отрасль здравоохранения особо не финансировалась, накопилось много проблем, и в первую очередь в системе оплаты труда медработникам.

На предприятиях и в организациях прекратились регулярные проведения медосмотров сотрудников, люди вообще перестали обращать внимание на свое здоровье. И если сейчас отмечается увеличение процента заболеваемости в целом по стране – это результаты нацпроекта. Просто были возобновлены медосмотры и врачи взяли на контроль людей, страдающих различными хроническими, и порой сразу несколькими, заболеваниями. Отсюда и рост статистики.

Я хотел бы отметить, что в 2007 году по количеству обследованных граждан в Сибирском федеральном округе (СФО) мы заняли II место. Всего в программе медосмотров приняли участие 330 предприятий различных отраслей экономики региона. Это только начало – работа будет продолжена, и многие граждане прошедшие осмотр в 2008 году будут дообследованы. Так как надо иметь полную картину того, чем заболевают красноярцы, чтобы можно было не только эффективно лечить болезни, но и предотвращать их. Именно поэтому в нацпроекте значительные средства выделяются на диспансеризацию населения.

  • Никто не говорит, что нацпроекты это плохо, просто не все проходит так, как хотелось бы. Медицина у нас в России остается бесплатной и оплата труда бюджетников-врачей в разы отличается от оплаты зарубежных коллег. Возьмем США, по данным Фонда исследования занятости (Employment Policy Foundation) в 2006 году в первую десятку наиболее высокооплачиваемых профессий вошли: терапевт/хирург (149 тыс. долларов в год) и дантист (94 тыс. долларов). То есть, врачи там получают практически столько же, сколько ведущие бизнес-менеджеры (120 тыс. долларов) или судьи/адвокаты (99,8 тыс. долларов в год).

Мы такими суммами не можем порадовать наших специалистов, хотя у некоторых категорий медиков оплата труда все-таки увеличилась. А насколько эта часть нацпроекта «Здоровье» оказалось затратной?

  • Бюджет не в состоянии повысить зарплату врачам до такой суммы, как в Америке. У нас другие критерии оценки труда и наши медики не работают с крупными фармакологическими компаниями, которые и делают основные отчисления врачам США.

Но с введением нацпроекта «Здоровье» повысилась заработная плата врачей-терапевтов, врачей семейной медицинской практики, скорой помощи и медсестер первичного звена. Сегодня врачи получают 22-24 тыс. рублей, а медсестры 10-12 тыс. рублей. В этой части затрат повышение зарплат в среднем увеличилось на 7 тыс. рублей. Но думаю, что постепенно будет увеличена зарплата всем медработникам и узким специалистам в том числе.

Просто изначально нацпроект предполагал изменение подходов работы первичного звена. А это не только оплата труда, но и техническое оснащение станций скорой медицинской помощи и фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП), а также приобретение новейшего оборудования для поликлиник.

  • Зарплату повышаем, но увеличиваем бумажную волокиту. Медики жалуются, что 40 процентов времени они теперь тратят не на больных, а на заполнение различных бумаг и рецептов.
  • Думаю, что в скором времени в системе оценки оплаты труда многое изменится, но это не имеет прямого отношения к нацпроектам.

Надо сказать, что все нацпроекты отягощены огромным количеством сопровождающей документации. Руководители больниц и школ за головы хватаются от этого. Многих хозяйственников на селе удручает неповоротливая система оформления кредитов. Немалое количество документов надо собрать для получения разрешения на строительство жилья. Но все это необходимо выполнять, чтобы контролирующие органы могли проверить, на что действительно идут деньги. Хотя, в силу своих возможностей, мы стараемся помогать людям разобраться в этом ворохе бумаг.

  • Но ведь изменить ситуацию в здравоохранении и в других областях невозможно только одними нацпроектами.
  • Именно поэтому в крае была принята программа 4Д: «Деревня», «Дом», «Демография», «Дети». Опыт нашего региона сегодня серьезно изучается и уже сейчас положительные моменты берутся в работу в некоторых субъектах федерации.

Если взять 4Д и нацпроекты, то, по предварительным итогам, мы пока занимаем лидирующее положение в СФО – по выполнению приоритетных проектов стоим на I месте. Кроме того, Красноярский край входит в число преуспевающих регионов России по реализации нацпроектов.

  • 12-е место в рейтинге – есть основания для сдержанного оптимизма…
  • Конечно, мы понимаем, что многие субъекты федерации в этом году изменят свои позиции. Скоро появятся новые результаты, и преимущественно они будут идти в рост. Надеюсь, что основные позиции мы удержим на прежнем уровне.

Знаете, в нацпроектах ключевым словом является «проект». Край своими серьезными успехами – СибФУ, кардиохирургический центр, перинатальный центр – подтвердил качественность подготовки проектов на федеральном уровне, что обеспечивает нам серьезную финансовую поддержку. Главное – чтобы люди поняли, что это делается ради них.

  • Игорь Борисович, а вся медтехника поступает в край через тендеры?
  • Это закон и пока не видно иных механизмов в решении данной задачи. Хотя система тендеров, наверное, сегодня не устраивает многих. Мы, например, сами тендеры не проводим. Оборудование поступает к нам в рамках госзаказа и приходит в край по целевым направлениям.

Для нас важен сам факт, что идет переоснащение оборудования в медучреждениях в рамках нацпроекта. А мы, как контролирующий орган, следим за поступлением техники и эффективностью ее использования. Думаю, медицинские руководители не будут скрывать факты некачественной поставки оборудования, потому что это выльется для них огромными проблемами. И придется за это отвечать.

  • Но все-таки, такие сигналы поступают?
  • Да нас редко доходит информация о некачественной поставке оборудования. Вы же понимаете, что мы каждую поставку техники просто физически не можем проверить. Но должны реагировать на сигналы, поступающие из районов.

Хотя такие сигналы в первую очередь поступают по ведомственной принадлежности. По нацпроекту «Здоровье» в департамент здравоохранения заместителю губернатора Сергею Козаченко, а по нацпроекту «Образование» в департамент образования заместителю губернатора Владимиру Шишмареву или подведомственные им агентства. До нас редко доходит информация о ненадлежащей эксплуатации оборудования или некачественной его поставке.

Например, в 2007 году мы были вынуждены 15 автобусов, поступивших в рамках нацпроекта, изъять. Они не соответствовали заявленным в тендере требованиям. На сегодняшний день в системе образования у нас есть проблемы по эффективной работе интернета на местах. Потому что не все территории сегодня могут воспользоваться этой услугой.

  • Игорь Борисович, а сколько вообще средств в 2007 году было выделено краю по национальным проектам?
  • 11 млрд 830 млн рублей. И на приобретение нового оборудования, и на компенсацию по кредитам в рамках нацпроектов «Развитие АПК» и «Доступное и комфортное жилье – гражданам России». А по краевым проектам из регионального бюджета было выделено 3,5 млрд рублей.
  • Согласно статистике, в 2007 году в крае родилось 30716 малышей, из них 253 двойни и 4 тройни. Как вы думаете, можно сказать, что демографическая ситуация у нас меняется?
  • Наши программы «Демография» и «Дети» полностью отвечают недавно вышедшему президентскому указу о демографической политике страны до 2025 года. Сегодня можно уже сказать, что наши инициативы, например, дополнительные выплаты детям до 3 лет не посещающим детсады, серьезно рассматриваются на федеральном уровне. И уверен, что год от года демографическая ситуация будет меняться только в лучшую сторону.
  • Игорь Борисович, изначально приоритетные национальные проекты были рассчитаны на три года, а что с ними будет после этого срока?
  • Я не думаю, что они закончатся, так как у нацпроектов большая перспектива. Просто сейчас выполняются одни задачи, а потом наступит время для решения других. Вообще, еще очень рано говорить о том, что нацпроекты выполнены. Пока мы не получим динамики развития в сферах здравоохранения, образования, строительства и сельского хозяйства, нацпроекты будут продолжаться.

Уверен, что сегодня еще рано говорить об успехах, которые могли бы вывести рассмотрение этих тем на уровень иных социальных проектов или программ как в стране, так и в крае.

И хотел бы обратиться к журналистам, чтобы они постоянно сообщали, где нацпроекты идут недостаточно хорошо, либо есть перегибы. Критического характера материалы дают возможность более уверенно идти вперед и обращать внимание на свои ошибки или недочеты. Надеюсь, что с вашей помощью как можно больше людей будут понимать, насколько нацпроекты сегодня необходимы. А нам, к сожалению, еще приходится сталкиваться с элементарным незнанием того, что происходит.

Беседовала Марьяна ДОЛГОПОЛОВА



Сейчас на главной