Версия для печати

Мастерство педагога — воспитывать любых детей, а не лучших

Стартовал очередной учебный год, и месяц спустя уже можно подвести первые итоги. Накануне Дня учителя директор гимназии «Универс» №1 Елена Чиганова рассказала ИА «Пресс-Лайн» о новом наборе, а также есть ли у красноярских школ амбиции, куда идет и от чего уходит современная школа, и как повлияли на учеников поправки в законе «Об образовании».

Гимназия «Универс»

— Гимназия «Универс» — это красноярский бренд, можно даже сказать, элитарное учебное заведение. Что это значит лично для вас?

— На мой взгляд, по поводу элитарности существует некоторый миф. Или нужно конкретнее определить, в чем заключается элитарность. Школа, безусловно, может быть названа элитарной в смысле педагогического состава, так как у нас здесь работают известные ученые.

Историческая справка:
Школа № 106 открывается в 1985 году в одном из активно застраивающихся районов Красноярска. В 1987 году получает статус Базовой экспериментальной школы-комплекса «Универс» (№ 106) при Красноярском государственном университете. В 1999 году школа переименована в Красноярскую университетскую гимназию «Универс» (№ 1). В 2001 году гимназия включена в широкомасштабный и узкомасштабный эксперименты МО РФ по модернизации образования. Инновационную работу гимназия ставит во главе угла.

— Чем еще отличается «Универс» от других красноярских школ?

— Иногда нас упрекают в излишней амбициозности. Но, на мой взгляд, это совсем не наша позиция. Да, у нас есть амбиции, связанные с результатами нашей работы, с нашими инновационными проектами, но на самом деле мы просто работаем очень рефлексивно и от других школ отличаемся тем, что по-настоящему занимаемся наукой. У нас развернутый режим разработок, апробаций, внедрения. У нас защищаются диссертации, публикуются статьи. Это очень большой труд. Мы получаем отношение экспертного, научного сообщества к тому, что мы делаем. В этом ключевое отличие.

— Как вы считаете, нужны ли еще подобные школы в Красноярске?

— Чем больше будет школ с собственной позицией и собственной концепцией, тем, безусловно, лучше, потому что так школы смогли бы взаимообогащаться. В этом смысле очень интересно исследование, которое было инициировано Высшей школой экономики. Условно исследование называлось «Следы школы»: проверялось, как школа повлияла на жизненные траектории их выпускников. Исследователи сделали очень большую выборку по красноярским школам, смотрели, как сложилась карьера и судьба их выпускников. Вывод этого исследования заключается в том, что наиболее успешными чувствуют себя выпускники тех школ, в которых есть собственная концепция.

Новый набор

— Вы довольны набором в первый класс? Ведь раньше, до прикрепления школ к своему территориальному микроучастку, в школу попадали более «сильные», подготовленные дети?

— Теперь, если я вижу семью с высокими образовательными потребностями, но зарегистрированную не на нашем участке, я вынуждена ей отказывать. В этом ключевая трудность. Поймите, семья с высокой образовательной потребностью делает осознанный выбор, действительно разделяет концепцию школы, более того, действительно ее изучила, и эта семья не имеет возможности реализовать свой образовательный запрос.

Справедливости ради надо заметить, что на западе все сделано ровно так, как у нас сейчас, у них тоже есть территориальное прикрепление. Но разница между западными и российскими школами заключается в том, что у них очень сильное гражданское сообщество, которому школы буквально подотчетны. И если школа откровенно слабая содержательно, то общество «выдавливает» эту школу, требует ее усиления или даже замены. У нас нет настолько сформированного гражданского общества, и этот введенный механизм территориального прикрепления в нашей стране работать еще не может. Другое дело, если это попытка движения в сторону формирования гражданского общества, тогда сама школа должна начать формировать сообщество вокруг себя. Но опять же нужно понимать, что это будет делать только сильная школа, и обольщаться здесь не нужно.

— Беспокоит вас то, что набор первоклассников оказался слабее? И что в целом ученики будут показывать более низкие результаты?

— Нам конечно интереснее работать и выстраивать партнерские отношения с детьми и родителями, у которых есть образовательные амбиции. Но Вячеслав Владимирович Башев, будучи директором этой школы, всегда говорил, и я продолжаю говорить это сейчас, что если мы такие высококвалифицированные специалисты, то мы должны давать хорошие результаты с любыми детьми. В этом и заключается мастерство педагога — воспитывать любых детей, а не лучших. Поэтому я считаю, что это нормально, учителя должны совершенствовать свое мастерство.

Преподаватели

— Вы упомянули о высокой квалификации ваших педагогов. Возникают трудности с подбором специалистов в гимназию? Какие требования к работникам и педагогам, в такой школе, как «Универс»?

— Сказать, что мы испытываем кадровый голод, трудно, потому что наша школа достаточно известна, и в этом смысле мы пользуемся плодами своей известности. Учителя, которые хотят работать в школе, присылают резюме в первую очередь к нам. Кроме того, в этой школе давняя традиция выискивать студентов, потенциальных сотрудников. Мы работаем как клиническая больница, очень многие студенты проходят у нас практику. Мы стараемся неформально строить работу с практикантами, очень внимательно наблюдаем за молодежью, стараемся сами им понравиться, стараемся сделать так, чтобы они захотели прийти работать к нам.

Трудность заключается в так называемой системе внутрифирменной квалификации. То есть, нам нужен педагог, который умеет реализовать, условно говоря, наш гимназический стандарт, нужно, чтобы он понимал специфику работы в возрастной школе. Поэтому мы стараемся, чтобы у каждого педагога была своя индивидуальная программа, в которой он ставил бы себе задачи и двигался в соответствии с ними. Но, надо сказать, что мы имеем шикарные результаты — молодежь к нам приходит просто удивительная, очень мобильная.

Финансовая сторона

— Насколько вырос фонд оплаты труда у учителей школы за последние 5 лет?

— Объемы бюджетного финансирования за пять лет возросли примерно в полтора раза. При этом объем средств на заработную плату вырос по городскому бюджету в два раза, по краевому — в полтора раза. За пять лет зарплата администрации увеличилась на 42%, педагогического состава — на 93%, учителей — на 61%, учебно-вспомогательного состава — на 17%, обслуживающего персонала — на 38%.

— Есть ли дополнительные выплаты, связанные с особым статусом школы?

— Нет. Любой фонд оплаты труда рассчитывается нормативно, поскольку за каждым ребенком стоят конкретные суммы. А приоритет в распределении стимулирующих надбавок у нас отдан тем педагогом, которые работают на развитие учреждения. То есть мы стараемся не платить стимулирующие надбавки за функционирование.

— Родители оказывают финансовую поддержку школе. О каких суммах в год можно говорить?

— У нас есть самостоятельное юридическое лицо — образовательный фонд «Универс», где на основании договора родители действительно осуществляют добровольные пожертвования. Попечительский совет школы всегда «на старте» обсуждает и рекомендует месячную сумму взноса. На сегодняшний день это 400 рублей в месяц, соответственно, родители отдают школе до 3600 рублей в год.

— Школа отчитывается перед родителями по расходам?

— Да. Во-первых, у нас есть смета расходов этого фонда. Есть специальная процедура — заседание управляющего совета, где мы показываем попечителям, на что мы хотим потратить деньги. Есть также процедуры утверждения и корректировки сметы, есть процедура отчета — на что мы планировали потратить и на что потратили. И финальная точка — это публичный отчет, в котором есть все эти цифры.

Школа будущего, школа прошлого

— Можно ли назвать «Универс» школой будущего? И чем, по-вашему, школа будущего должна отличаться от школы настоящего?

— Мне легко ответить на этот вопрос, потому что гимназия выиграла в проекте «Школа Сколково». Сам этот международный проект нацелен на развитие школ будущего. Проект «Школа Сколково» во многом более инновационный, нежели те новые образовательные стандарты, которые сейчас все будут реализовывать. В основу этого проекта заложены очень понятные показатели школы будущего — технологическая компетентность, социальная компетентность, индивидуализация, обучение детей в соответствии с их возрастными особенностями. В качестве возрастной школы мы работаем очень удачно, строим возрастную школу уже более 25 лет, в этом смысле мы здесь пионеры. Тема, связанная с технологической компетентностью для нас новая, мы ее стопроцентно разделяем, потому что иначе уже нельзя, учитывая все современные контексты.

— Не совсем понятно, что значит технологическая компетентность?

— Технологическая компетентность — это инженерное видение мира. Мы сегодня дожили до того, что не утруждаем себя пониманием, как устроен материальный мир, и как он может быть устроен. Количество научных исследований и открытий в России сегодня близко к нулю по сравнению с советским периодом. Все причины лежат в школе.

— Что было в той школе, и чего нет у нас сейчас?

— Тогда каждый ребенок знал, как устроен радиоприемник, как устроен телефонный аппарат. Сейчас мы имеем в пользовании очень комфортные вещи, абсолютно не задумываясь, как они устроены. Школа в естественнонаучном смысле существенно отстает. Мы не показываем, как устроен мир, соответственно, дети не связывают себя с естественнонаучными профессиями.

Международный Бакалавриат — образовательная система, сеть школ по всему миру, управляемая Организацией Международного Бакалавриата, которая была основана в Женеве в 1968 году. Одна из трех образовательных программ, доступная школьникам Красноярского края — дипломная программа для старшеклассников — преподается на иностранном языке. На сегодняшний день Организация сотрудничает с 3303 школами в 141 стране мира. В России открыто 18 школ Международного Бакалавриата. География таких школ в России включает в себя Москву и область, Санкт-Петербург, Самару, Красноярск, Пермь, Владивосток.

Участие в международной программе

— Пользуется ли популярностью у детей и их родителей программа международного бакалавриата? Какие успехи у этой программы? Долго ли будет «жить» бакалавриат в школе?

— К сожалению, программа бакалавриата не пользуется тем спросом, каким она должна бы пользоваться. Мы сравниваем спрос на эту программу в столичных городах и в Красноярске. У нас он значительно ниже, хотя в бакалавриате гимназии обучение бесплатное. Для сравнения: в Москве обучение по аналогичной программе стоит почти тысячу долларов в месяц. В связи с этим, у нас есть интересные звонки от жителей столичных городов с просьбами учиться у нас, потому что это бесплатно. То есть люди понимают, в чем особенность этой программы, они в ней заинтересованы. Желающие смотрят условия обучения в школах Ассоциации, и понятно, что на фоне столицы мы выглядим очень выгодно. Но у нас нет возможности всех их принять, потому что краевое финансирование ставит рамки: мы должны учить детей из Красноярского края.

— Из-за низкого интереса жителей края к программе она прекратит свое существование?

— Я думаю, нет. Сейчас тенденция на увеличение спроса есть, но она не совпадает с нашими ожиданиями. Низкая востребованность бакалавриата объясняется многими объективными причинами: например, у мальчиков не решена проблема с армией, не все семьи имеют финансовую возможность обучаться в дальнейшем за рубежом.

— Финансирование урезается в связи с невостребованностью?

— Нет. Оно установлено законом Красноярского края по решению Законодательного Собрания. Пока угроз финансированию нет, мы получаем его в полном объеме.

Коротко о личном

— Остается ли у директора школы время на себя, или работа директора — как работа бизнесмена — круглосуточная?
— Очень похоже. Времени не хватает вообще. Причем я вообще не могу сказать, кто у нас в гимназии работает положенные восемь часов. Все педагоги покидают школу достаточно поздно, и после мы еще с коллегами переписываемся, что-то обсуждаем.

Беседовала Евгения Шелковникова — ИА «Пресс-Лайн»



Сейчас на главной