Версия для печати

«Реформа МВД провалилась»

«Реформа МВД провалилась», утверждает руководитель фракции ЛДПР в Законодательном Собрании Красноярского края Павел Семизоров. В конце 2012-го министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев осторожно отчитался перед депутатами Государственной Думы об итогах реформы МВД, стартовавшей в 2009 году. О провале реформы речь не шла, но количество имеющихся и никуда не исчезнувших с началом преобразований проблем в полиции позволяло сделать определенные выводы. Свою оценку нынешнего состояния дел в реформированном МВД Красноярского края дает Павел Семизоров.

Пять машин на Нью-Йорк

— Как член комитета по делам Севера и коренных малочисленных народов я часто бываю в северных территориях края. Могу сказать, что в этих районах ситуация после реформирования МВД просто критическая.

Полицейским повысили зарплату, но их нагрузка выросла несоизмеримо. Сократили около четверти состава. Во что это вылилось? Если говорить о ГИБДД Норильска — до реформы в смену выходило на дежурство 10-12 машин, сейчас их пять. А ведь после объединения Талнаха, Кайеркана, Снежнегорска и Норильска в один муниципальный округ протяженность зоны ответственности Норильского ГИБДД увеличилась до 65 километров — это почти город Нью-Йорк! На 30 тысяч единиц транспорта, зарегистрированных сейчас в муниципальном округе, приходится пять машин госинспекции. Что они могут? Ничего. Такая же ситуация в патрульно-постовой службе: до реформы улицы патрулировали 14-15 экипажей, теперь четыре-пять. А ведь им надо присутствовать и в Кайеркане, и в Талнахе, и в Норильске. По сути, на один город — один экипаж ППС.

— Почему же нет резкого всплеска правонарушений? Статистика не фиксирует?

— Статистика, действительно, стабильна. Объясняю, почему. Сократили сотрудников Вневедомственной охраны, перевели экипажи в пешую службу. А ведь раньше именно они реагировали на происшествия первыми, фиксировали преступление, задерживали преступников. Кроме того, люди рассказывают мне о том, что бывают такие случаи, когда в полиции отказываются принимать вызов. Но такого быть не должно. И люди должны настаивать на своей позиции, проявлять твердость. Это эффективнее решает их проблему, чем дальнейшие рассказы про «плохих полицейских».

Совокупность таких факторов и приводит к тому, что на статистику сложно ориентироваться. Получается замкнутый круг: статистика стабильна, поэтому никто ничего не предпринимает. Но никто никогда не позволит обнародовать резко отрицательных показателей.

Фильтры исчезли

— В краевом центре по сравнению с Норильском дела обстоят лучше?

— Ничуть. Это системная проблема. В Красноярске отряды ППС становятся экзотикой. Часть их функций передали участковым, штат которых не вырос. В итоге, на участковых сегодня колоссальная нагрузка: бытовые ссоры, учет охотничьего оружия, работа с несовершеннолетними, контроль за освобожденными из мест лишения свободы… Недавно еще приняли закон о тишине, а его исполнение — тоже ответственность участковых уполномоченных. Мы прямо на сессии Заксобрания спросили у них: «Уверены, что справитесь?». Конечно, они ответили, что справятся. Но мы-то понимаем — есть предел человеческих возможностей, и от размера зарплаты он не зависит. Более того, работа «на пределе» неэффективна.

Сегодня в Красноярске так же, как в Норильске, существует этническая преступность. По моему мнению, этой проблеме правоохранительные органы уделяют не достаточно внимания. А ведь эта очень больная тема, о таких преступлениях знают все.

— Но если о них все знают, почему полиция бездействует? Ситуация с этнической преступностью – это тоже результат реформы?

— Закрытие стационарных постов ГИБДД открыло путь оружию, наркотикам, контрабандным и некачественным товарам в населенные пункты Красноярского края. Исчезли фильтры. Красноярск и Норильск буквально наводнили неучтенным оружием. Мы сами, своими руками, стимулируем преступность. Прибавьте к этому запрет на «национальный вопрос», не справляющихся с объемом работы полицейских, и вот он — результат.

Цель не достигнута

— То, что цели реформы МВД не достигнуты, очевидно многим. Но в свое время бывший глава ведомства Рашид Нургалиев заявил, что реформа не завершится до тех пор, пока не будет сформирован новый облик сотрудника полиции. То есть, теоретически она будет продолжаться до положительных результатов…

— Необходимо корректировать реформу, пока не поздно. Она проводится «поголовно», без учета особенностей территорий. Ну нельзя сокращать количество полицейских на Таймыре с его площадью в миллионов гектар! Расстояния между поселками там измеряются сотнями километров. А поселковый участковый в случае преступления ничего не может сделать до прибытия полицейского. Полицейский может приехать и через 24 часа, и через 4 дня, в зависимости от погодных условий и вида доставки. А по поселку все это время ходит-бродит убийца или грабитель… И вот тут вопрос уже не к полицейским, а к тем, кто затеял всю эту реформу, кто поставил их в такие условия, когда их работа неэффективна.

Реформирование проводится неправильно. Это понимают все, в том числе и сами сотрудники полиции, которые сейчас пытаются изменить ситуацию — пишут докладные, письма. И я готов всеми доступными мне средствами им помогать. Моя задача — обратить внимание краевого руководства на эту проблему, чтобы оно смогло повлиять на федеральные органы власти.

Нужно уже что-то менять…

— Что нужно изменить в первую очередь? И чем вы как депутат можете помочь в решении проблемных вопросов местной полиции?

— Считаю, что необходимо не федеральном уровне восстановить списочную численность состава МВД.

На краевом уровне — сейчас я занимаюсь решением вопроса с помещением для норильского отдела ГИБДД. Люди работают в аварийном здании, оно разваливается на глазах. Еще до того, как полиция перешла в федеральное подчинение, был сделан проект реконструкции пустующего здания. Предполагали разместить там ГИБДД и УФМС. Но в ходе реформы дело приостановилось. Это неправильно. Нужно помочь УВД и выделить средства на реконструкцию. Тем самым мы не только предотвратим возможную катастрофу, но и поспособствуем повышению эффективности работы органов правопорядка.

Ирина Бауэр



Сейчас на главной