Версия для печати

МУЗЫКА В КАМНЕ

Ещё Николай Гоголь писал, что в домах, выстроенных по проектам вдохновенных мастеров, звучит музыка. Но в Красноярске такой музыки не очень много. Правда, встречаются отдельные мотивы, но очень хочется, чтобы дома родного города были красивы и неповторимы.

Об архитектуре краевого центра и планировке строящихся микрорайонов мне удалось поговорить с архитекторами Виталием ОРЕХОВЫМ и Алексеем МЯКОТОЙ.

  • Виталий Владимирович, вы очень много ездите по России, а что можете сказать о современной архитектуре родного города?
  • Я люблю Красноярск, и мне хотелось бы, чтобы наш город нравился всем, кто сюда приезжает. Но падение профессионального уровня архитекторов, работающих по желаниям заказчиков, да и не очень высокий уровень строительного комплекса привели к тому, что в городе практически перестали строить красивые дома.

Впрочем, хотел бы встать на защиту своего цеха. Ведь основными причинами безвкусицы в градостроении являются слабые инвестиции. Что хорошо видно по незавершённым объектам, разбросанным по всему городу. И чувствуется равнодушие к архитектуре администрации города и края. Ведь в принципе, глобальные задачи перед архитекторами не ставятся. Мы уже несколько лет говорим о генеральных планах застройки, но и только.

  • На ваш взгляд, как смотрится Красноярск среди городов Сибирского федерального округа?
  • Если говорить о современной архитектуре, что строится, а не остается только на бумаге – все города меняются. Но мне кажется, что по архитектурным решениям нас обогнали многие мегаполисы страны и Сибири в том числе. Знаете, в Иркутске построен великолепнейший костёл, освещать который приезжали из Ватикана. А площади Хабаровска мостятся цветным гранитом. Центр Новосибирска преображается современными архитектурными ансамблями. Мы же пока ничем таким похвастать не можем.

А для того, чтобы построить дом, творчества одного архитектора мало. Нужны исполнители, современные строительные материалы и мастера, которые могут с ними работать. А еще следует пропорции линий и деталей строящихся зданий согласовывать с окружающей средой. Чтобы дом вписывался в пространство, и не был просто вставлен на свободный участок.

  • Но ведь город все равно постепенно преображается. Меняются фасады зданий, центр почти весь выложен брусчаткой…
  • А вам не кажется странным, что в последнее время очень много раскрашенных фасадов строящихся зданий? Это в нашем крае, который не страдает от отсутствия отделочных камней. Почему бы не использовать, например, цветной кирпич как архитектор Сергей Бальцер?

Я ничего не имею против окрашенных фасадов, но считаю, что строящиеся офисные здания и какие-то общественные должны быть более качественно отделаны снаружи. Если у нас есть такая возможность, то следует этим воспользоваться. А делать везде и всюду остекленные фасады, думаю, тоже не стоит. Это должно быть в меру, а то стоят такие разноцветные, но совершенно прямоугольные коробки.

А вот фасады зданий в спальном районе можно покрасить и найти какое-нибудь решение, чтобы каждое имело какую-то индивидуальность. Простые люди хотят жить в домах, которые не только удобны, но и радуют глаз. Очень важно, чтобы дом имел своё неповторимое лицо. Где-то передавал атмосферу загадки, где-то уюта, а где-то просто тепла.

  • Виталий Владимирович, но нашим архитекторам есть где развернуться – проектируйте дома, школы, спортивные площадки и дворцы в микрорайонах Северный и Аэропорт. Тем более, что осенью губернатор края Александр Хлопонин заявил, что строителям следует строить дома не по проектам своих проектных бюро, а заказывать у архитекторов. По его мнению, следует вплотную вернуться к проведению конкурсов, и за каждый проект архитектор должен получить как минимум 7% от сметной стоимости.
  • Хорошо об этом рассуждать, не зная кухни. Что касается Взлетки – уже все земельные участки распределены, аукционы давно прошли. Конечно, там можно возводить новые архитектурные ансамбли, спортивные сооружения, площади и скверы. Но построят то, что решил хозяин выкупленного участка.
  • Хотелось бы спросить у Алексея Дмитриевича, а ваша точка зрения на эту ситуацию? Как должен развиваться наш город? Или так и будут везде расти «каменные джунгли», а строить то, что решили одни бизнесмены?
  • Знаете, архитекторам сегодня очень непросто работать. Мы все изменились. Сейчас много ездим по свету, участвуем в различных международных конкурсах, видим, чем живет мир. Но у себя дома наши архитектурные решения практически не воплощаются в жизнь. А ведь проходит 3-5 лет и не выстроенный проект устаревает. Его нужно срочно переделывать.

Мы вообще отстали от всех архитекторов на десятилетия. Сегодня нужна совершенно новая градостроительная документация, новые подходы к градостроительной политике. А на деле? Все СНиПы и Госты идут еще со времен СССР и перестройки. То, что они устарели, понимают не только архитекторы, но и простые люди. Они тоже ездят в отпуск в зарубежные туры, видят, какие дома там возводят и какие строят у нас.

  • Значит, архитекторам сегодня непросто? Они тоже перестраиваются?
  • Если бизнес моментально улавливает новые тенденции, то архитектура – это искусство. И здесь надо осмыслить, чтобы понять, как и что следует проектировать.

Строитель в любом развитом обществе это услуга, а у нас наоборот. Между тем, именно архитектор переводится как «главный строитель». Профессиональные архитекторы должны понимать насущные задачи и проблемы города. Он должен быть по-настоящему удобным для горожан. Дороги должны быть широкие, автопарковки возле дома, детские площадки, скверы и парки.

  • Алексей Дмитриевич и как вы себе представляете Красноярск будущего?
  • Архитектурный цех должен иметь свое видение на город, записанное в какой-то программе. Мы должны говорить, как нужно развиваться и обсуждать это с горожанами. Все вместе думать над этим и через какие-то общественные организации выступать и обращаться ко всем. Впрочем, пока это нереально.
  • А в чем причина?
  • Думаю, в том, что как все творческие люди, каждый из архитекторов на всё имеет свою точку зрения. Мы пока между собой не можем договориться, а это очень мешает совместной работе.
  • Алексей Дмитриевич, но ведь в целом и общем архитекторы могут сказать, каким должен быть Красноярск?
  • Это очень глобальный вопрос. Вообще, если город не развивается, то он сам себя угнетает. В советские времена мы строили многонациональный город. Привнесенные культуры, приезжающие со всех республик СССР на молодежные стройки, спокойно уживались друг с другом. Сегодня ситуация изменилась.

В чем заключается своеобразие Красноярска? Это город индустрии? Нет – больше половины заводов закрыто. Город туризма? Но у нас нет теплого моря, и мы никогда не станем туристическим центром. Так что за город мы должны строить? Где яркий контекст, на чем можно программировать его развитие?

Посмотрите, что мы строим за жилье? Оно осмыслено? Элитное, эконом-плюс, бизнес-класс, социальное, и т.д. Нет. Мы только говорим о выстроенных квадратных метрах.

Может быть, вытащишь идею богатств родного края: «У нас здесь столько всего и мы как ударим в мировую экономику»? Это же колоссальный миф, который может стать реальностью, если правильно с ним поработать. Сами горожане уже готовы это воспринять.

  • И что же тогда за город у нас будет?
  • Думаю, что в развитии Красноярска должна быть энергия, движение. Мы можем строить город возможностей. Но только это следует вставить в программу: видение, направление и т.д. И каждый горожанин будет ощущать себя как человек, который может реализовать свои возможности, себя. Получить прекрасное образование, жилье, культурное образование. Он здесь развивается в дружеских сообществах, соседских связях.

Сегодня что и как строить решают деньги, бизнес, строители и власть. Мнение ни архитекторов, ни горожан не учитывается.

  • Но ведь по новому градостроительному законодательству должны проходить общественные слушания…
  • Да. Сегодня архитектор должен проект микрорайона представлять на общественное обсуждение. Но как это делать не знает никто. Порой людей просто ставят перед фактом, что здесь будет построен такой-то микрорайон. И всё.

Неплохим выходом из ситуации могла бы стать общественная палата. В ней должны быть представители всех сообществ в городе. Но пока и это находится на стадии обсуждений.

Вот такой разговор получился. Действительно, пока проблем в строительной отрасли много, но архитектурный цех, молчавший десятилетия, постепенно заявляет о себе.

Поэтому хочется верить, что музыка в камне обязательно зазвучит в нашем городе.

Беседовала с архитекторами Марьяна ДОЛГОПОЛОВА



Сейчас на главной