Версия для печати

Классным идеям – зеленый свет!

  • Краевая грантовая программа «Социальное партнерство во имя развития» – это масштабная финансовая поддержка воплощений идей населения. Известно, что она самая крупная среди других регионов России, а в чем еще заключается ее особенность?
  • Хотел бы сразу отметить, что отличительной особенностью программы «Социальное партнерство во имя развития» является то, что в ее основе лежали не только деньги, но и краевой закон о социальных грантах написанный депутатом Законодательного собрания края Алексеем Клешко. Благодаря закону с января 2005 года мы и начали реализовывать эту программу. За год получили около 700 заявок со всей территории края от Таймыра до Шушенского района, и каждый 5-6 проект был поддержан. Это была программа всех трех субъектов нашего объединенного края.

Чтобы создать равные условия для всех инициативных людей, программа была разделена на несколько блоков, а территории на 11 кустов и для каждой группы районов была отведена своя сумма, пропорционально населению.

Конечно, наибольшее число проектов было представлено из Красноярска. Здесь население более продвинуто, оно участвует и в других грантовых программах: зарубежных, федеральных, муниципальных. Например, молодежная муниципальная грантовая программа в Красноярске имеет призовой фонд в два миллиона рублей.

А вот для людей из Шарыпово или Сухобузимо выдвижение проектов на грант было абсолютно новым обстоятельством. Нам пришлось встречаться с людьми и разъяснять для чего существует программа. В начале года прошел грантовый форум, в котором принимали участие губернатор и представители депутатского корпуса. Мы провели около 60 выездных семинаров, а в конце года был организовали большой грантовый форум, в котором приняли участие представители зарубежный, федеральных и региональных грантовых фондов. Мы собрали на этот итоговый форум и тех, кто сумел успешно реализовать свои яркие проекты из разных территорий края.

Программа убедила меня в том, что народ у нас очень талантлив. Никакие невзгоды и жизненные сложности не заставили их потерять креативные навыки.

  • А какой проект можно назвать самым запоминающимся?
  • Вообще, у наших людей очень богатая фантазия. Есть группа проектов, обративших на себя внимание. Например, «Зажги свою звезду над озером». Он написан обществом инвалидов-колясочников. Фактически, родился фестиваль бардовской песни молодежи, имеющей проблемы со здоровьем. Они собрались, и выяснилось, что их творчество ничем не уступает остальным людям. Эти ребята впервые выехали на берег реки. У них была большая программа. Теперь они целый год живут этим праздником и ждут, когда смогут встретиться снова.

Или проект организации инвалидов, среди которых много художников, создали целую серию книг для слепых детей Красноярского края. Они рассказали в этих объемных изображениях об истории края и города, о заповеднике «Столбы», о парке флоры и фауны «Роев ручей», и о многом другом.

  • То есть, грантовая программа сразу нашла своих сторонников?
  • Конечно, но, надо сказать, нередко возникали конфликтные ситуации, когда люди не понимали государственной грантовой программы. Ее целью не является поддержка какой-то отрасли, будь то спорт или культура. Для этого нужны миллиарды, и 15 миллионами рублей ничего не сделаешь. Грантовая программа так же не поддерживает отдельные категории граждан. Наша задача – поддержка народной инициативы!
  • А не могли бы вы более конкретно рассказать об идее грантовой программы?
  • Это инициатива-запал, который воспламеняет основной заряд, вызывая желание двигаться дальше. Грантовые ресурсы, это подрывной заряд, который высвобождает народную энергию.

Мы провели анализ, что на каждый рубль грантовых денег проектировщики смогли вложить свои 99 копеек собственных ресурсов либо средств спонсоров. Мы всячески поддерживаем партнерство! Если в одном проекте больше партнеров и более обширная система взаимосвязи – вот этот проект будет поддерживаться в первую очередь.

  • А что касается программы этого года?
  • Мы только за первые 2 месяца получили 640 заявок. Всего их было около двух тысяч, что говорит о том, что программа двигается. Но вместе с тем мы отмечаем, что качество проектов снизилось. Возможно, в первый год выплеснулось все самое интересное, и теперь некоторые народные задумки повторяются. Но грантовая программа не должна каждый год «кормить» одних и тех же. Мы должны поддержать инициативу, а дальше она должна существовать сама.

Поэтому нам надо активно работать в территориях, развивая креативную культуру. Для нас очень важно, чтобы все деньги попали в проекты и заработали.

  • Как отбираются проекты? Ведь нельзя одним и тем же людям быть профессионалами во всех областях.
  • Конечно, поэтому есть пул экспертов и грантовый совет, который рассматривает оценки экспертов и отбирает лучшие проекты. То есть, если три эксперта говорят, что надо поддержать, поддерживаем, а отклонить – отклоняем. Если мнения разделяются, тогда на совете рассматриваем, что насторожило экспертов. Кстати, чтобы исключить возможность лоббирования, никто из экспертов не знает друг друга. Ведь большинство грантовых программ перестали существовать именно потому, что победитель был определен, когда номинацию еще не называли. Мы же создаем равные условия для всех.
  • Марк Геннадьевич, в Красноярском крае в этом году завершаются процессы объединения, поэтому хотелось узнать, сколько проектов из Эвенкии и Таймыра рассматривалось на грантовым совете?
  • Не так много, как бы нам хотелось. В 2005 году тоже большого наплыва не было, всего поддержали пять проектов. И в этом году заявок поступило очень мало, так что на северах эту работу нужно еще развивать.
  • Может быть, они пользуются другими грантовыми программами? Сколько всего в крае их работает?
  • Достаточно существенные грантовые программы организовали крупные компании, такие как РУСАЛ и ГМК «Норильский никель». Они преследуют свои цели и задачи, но есть и зарубежные грантовые программы, начиная от фонда Сороса и до Тасеса. У них свои цели и задачи, правда, они нередко просто выделяют деньги не отслеживая их реализацию. Вообще, ряд грантодающих организаций зачастую путают темы общественного развития с политикой. Это хорошо видно по другим странам, таким как Украина, Белоруссия и Грузия. Очень часто эти гранты имеют оранжевую окраску.

Понятно, что с этим можно бороться, но Красноярский край пошел по другому пути – мы просто демпингуем, выделяем свои колоссальные средства. Так что государственная краевая грантовая программа «Социальное партнерство во имя развития» успешно конкурирует с западными организациями, которые поняли, здесь хороший игрок в лице властей и с этим надо считаться. Мы сотрудничаем с ними, объясняя свои условия, для чего и с какой целью была задумана грантовая программа.

  • То есть, грантовая программа края выглядит совсем неплохо и в сравнении с соседними регионами?
  • Грантовые программы есть во всех регионах, но не такие объемные, как у нас. Поэтому к нам ездят за опытом наши соседи из СФО. Например, в Новосибирске на областную программу выделяется только два миллиона рублей, и нет своего закона. Томск, Омск, Иркутск – выделяют по 200 тыс. рублей. У нас в краевой программе заложено 15 млн рублей, молодежная грантовая программа имеет бюджет в два миллиона и один миллион есть у молодежного форума. Но есть и другие гранты: муниципальный, для журналистского сообщества и т.д. В целом, по Красноярскому краю, если суммировать все ресурсы, получается около одного 30 миллионов рублей. Это очень достойно, поэтому мы идем наравне с грантовыми программами Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего-Новгорода.
  • Марк Геннадьевич, в заключение нашей беседы хотелось бы спросить, как вы видите дальнейшее развитие поддержки народных инициатив, в свете предстоящих выборов?
  • Нам предстоят достаточно тяжелые полтора-два года, когда решится, куда дальше мы будем двигаться. Нужно обеспечить социальную и политическую устойчивость в момент перехода не только в крае, но и в стране. Последнее время у людей любая политическая кампания вызывает агрессию. Нам бы хотелось сохранить неизменность, но политика так устроена, что она прерывиста – любая стабильность сменяется периодом жесточайшей борьбы. Такова особенность демократии, кстати, не самый хороший тип правления, но пока ничего другого у нас нет. Мое убеждение – Россия очень крепкая страна, ее терпеливому народу просто нужно дать лет 15-20 спокойной жизни, без кризисов и катаклизмов. И она покажет себя, какой у нас крепкий и очень талантливый народ.

Беседовала Марьяна ДОЛГОПОЛОВА



Сейчас на главной