Версия для печати

Интернет на службе у сенаторов

Сергей Михайлович Миронов родился 14 февраля 1953 года. Пять высших образований (техническое, экономическое, юридическое, философское, в сфере государственного и муниципального управления). Женат, имеет сына и дочь. Российский политический и государственный деятель, председатель Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации. Лидер партии «Справедливая Россия». Победитель в конкурсе «Блог Рунета–2009» в номинации «Политический персональный блог».

— Сергей Михайлович, Вы стали одним из первых российских политиков, активно ведущих блог, а позже и twitter. А в 2009 году стали победителем в номинации «Политический персональный блог». Каким, по-Вашему, должен быть идеальный персональный политический блог?

— Правдивым, откровенным. В блоге политик, как и любой человек, должен иметь возможность откровенно обращаться к людям и получать их откровенные комментарии и критику. Если откровенности и открытости не будет, никакие технические новшества не сделают блог ни полезным, ни важным для обеих сторон. Блог — это зеркало, в котором видишь и реальную жизнь, и самого себя. И еще: надо быть разумным и честным, в первую очередь, по отношению к себе: если не нравится отражение, ругать не зеркало, а отражаемый объект. Говоря по-русски, «нечего на зеркало пенять…» Ну, дальше все знают.

— Вы не следите за статистикой? Сколько человек приходит к Вам в блог ежедневно, из каких регионов России эти люди?

— Я являюсь относительно молодым блоггером — веду блог с 2008 года. Специально за статистикой не слежу, но иногда, любопытства ради, ее просматриваю. На сегодняшний день являюсь френдом у более чем 3000 блоггеров, каждый день ко мне заходит примерно 5-6 тысяч пользователей интернета, из них около 1000 блоггеров ЖЖ. Все зависит от постов. Заметил, если пишу о чем-то личном, то комментариев меньше. Как только затрагиваю какую-либо острую тему, сразу интерес к блогу возрастает. Пишут мне люди из самых разных регионов. И я часто пишу о разных местах, где побывал.

— Как вообще Вы относитесь к выходу чиновников в социальные сети? Стоит ли делать это обязательным условием для каждого?

— Я против принуждения. Завести блог или создать социальную сеть может каждый чиновник. Но возникает вопрос: для него это будет данью моде или потребностью? Если потребностью, если чиновник действительно хочет увидеть своих сторонников, критиков, противников, если он готов к открытому и честному разговору, то и принуждать не придется.

Ведение блога — это одна из форм обычной публичной деятельности и ничем не отличается от таких форм выражения собственного мнения, как выступления, конференции, «круглые столы». Мне кажется, все, что на сегодняшний день происходит в социальных сетях — это помощь и огромное подспорье для руководства страны, потому что именно там формируются позиции гражданского общества. Чиновникам стоит внимательней работать именно с этой аудиторией, с этим источником информации. Повторю: это зеркало, в которое мы должны чаще смотреть.

— Членам Совета Федерации не порекомендуют создавать блоги или хотя бы twitter-аккаунты?

— Лично я рекомендую.

— А как Вы получаете информацию о ситуации в регионах?

— В силу своего служебного положения, я оперативно получаю достоверную информацию о том, что происходит в России и в мире. Естественно, я читаю и мониторинги СМИ о ситуации в регионах, и информацию из первых уст — от сенаторов, региональных законодателей, однопартийцев. Важный источник информации для меня также Интернет. И от «Одноклассников», и от «соратников» (участников моей социальной сети «Соратники»), и из блога, и из сайта черпаю нужную информацию.

— Вы знаете, что в регионах, в том числе и в Красноярском крае, население имеет довольно размытое представление о том, что такое Совет Федерации, чем он занимается? Запланирована ли какая-то работа по целенаправленному информированию населения о деятельности СФ, и стоит ли вообще ее проводить?

— Проблема такая, надо признать, есть. Почти два десятка лет существует в России двухпалатный парламент, который назвали в 1993 году Федеральным Собранием, и до сих пор мы рассказываем на всех площадках — что такое Госдума и что такое Совет Федерации, за что они отвечают и чем занимаются.

Даже люди грамотные, чиновники из региональных администраций, иногда путаются. Объясняем, разъясняем, очень активно работаем с журналистами. Наша палата открыта, в отличие, кстати, от многих органов власти, для всех, без исключения, СМИ. Я, например, не помню дня, чтобы у меня не было ни одного контакта со СМИ. Каждый день я отвечаю на вопросы журналистов, даю интервью, комментирую самые актуальные темы и события.

У Совета Федерации живой и очень интересный Интернет сайт — www.council.gov.ru. Это оценили даже профессионалы — несколько премий Рунета тому подтверждение. Просто зайдите на наш сайт, и увидите, как наша пресс-служба старается сделать понятной и доступной для всех информацию о законах и парламентской работе.

Реалии сегодня таковы, что наш народ не сильно интересуется политикой, у людей слишком много других проблем. Гражданское, политическое активное общество в России пока не сложилось. Доверие граждан к парламентаризму в целом, готовность принимать участие в политической жизни, в работе органов местного самоуправления, увы, пока не на высоком уровне. В силу ряда обстоятельств здесь мы находимся где-то в начале пути, если проводить параллели с европейскими государствами.

Но ситуация постепенно меняется к лучшему.

Объективности ради, скажу, что Совет Федерации, который мы называем «палатой регионов», на местах знают достаточно хорошо. В Совет Федерации обращается огромное количество людей и организаций. Очень активно работают в своих регионах наши сенаторы (именно такое неформальное название закрепилось за членами Совета Федерации, у нас и программа на телевидении называется «Сенат»).

— Не ожидают ли СФ какие-то кардинальные изменения? Может быть, грядет выборность членов Совета Федерации? Нужны ли непосредственно аппарату СФ какие-то реформы, какие-то новые действия?

— Совет Федерации за недолгий период реформировался уже несколько раз. От выборности и, по сути, вновь до выборности. С 1-го января этого года членами Совета Федерации могут стать только депутаты региональных парламентов и местных органов власти. Аппарат Совета Федерации работает, как часы, слаженно и без сбоев. Всегда говорю, что, без преувеличения, у нас самый лучший аппарат из всех органов госвласти.

Конечно, всегда можно что-то улучшить и усовершенствовать, но не надо торопиться «менять ради изменений». Я всегда призываю перед всеми реформами и «отрезаниями» минимум «семь раз отмерить».

А к реальной выборности сенаторов, я уверен, мы перейдем в обозримом будущем.

— Муниципалитеты и регионы имеют право вводить специфические для территории нормы права. Как часто закон, принимаемый на местном уровне, становится основой для закона, действующего на всей территории России? Или муниципальные инициативы так высоко не поднимаются?

— На местах очень часто виднее, чем из Центра, какие нужны законы, где пробел в законодательстве. А у нас так сложилось, что больше половины законопроектов вносит Правительство. Поэтому сегодня одним из приоритетных направлений деятельности Совета Федерации стала работа по продвижению региональных законодательных инициатив, которые мы вносим как консолидированные инициативы регионов и Совета Федерации.

Как раз муниципальные и региональные инициативы, я уверен, должны становиться законами, но пока не более 5% от их общего числа вообще удостаиваются чести быть рассмотренными в Госдуме. Подавляющее большинство инициатив с мест отклоняется по техническим, то есть формальным, основаниям. Не так формулировки даны, нет положительного заключения Правительства РФ, — и все, от ворот поворот. Как будто никто и не увидел озабоченность региона, проблему, которую пытаются решить региональные законодатели!

Задача Совета Федерации как палаты регионов — решать на федеральном уровне те проблемы, которые беспокоят людей на местах, а не только пропускать через парламент кипы законопроектов, которые вносит кабинет министров.

— Какие моменты Вашей работы Вы считаете наиболее сложными?

— В последнее время я не раз сталкиваюсь с тем, что значительное число людей перестали верить власти. У многих апатия, нежелание участвовать в выборах, нежелание выбирать власть, потому что «все равно ничего не изменится». Все время возражаю, убеждаю людей в том, что только их активная жизненная позиция может реально изменить ситуацию. Но кто-то побаивается, кто-то пассивен — вот с этими людьми стараюсь очень активно работать. И эти моменты моей работы, конечно, сложны. Но еще они важны и интересны.

— Какие темы важно обсуждать именно сегодня и сейчас, для России, для граждан, какие вопросы не поднимаются или обходятся стороной?

— Я уже практически начал отвечать на этот вопрос. Важно говорить об активности людей, о развитии гражданского общества, которое, как мы убеждались не раз, власть слышит. Говорить надо о многом: о местном самоуправлении, об образовании, о проблемах безопасности, о необходимости реальной многопартийности. И, конечно, о дорогах и дураках. Вот как раз последние и пытаются замалчивать важные и острые темы. Эти люди своими действиями наносят страшный вред государству и обществу, ограничивая возможность людей влиять на ситуацию. А в разряд дураков они попадают потому, что не видят дальше собственного носа. Посмотрели бы дальше, поняли бы, что если власть не хочет обращать внимания на важные проблемы, эти проблемы сами встанут в полный рост и придут к власти требовать ответа.

— Каким Вы видите будущее России? Не в позитивном плане, а если все будет развиваться так, как развивается, без чьего-либо вмешательства. Или вмешательства не избежать? Среди интеллигентных умов ходят слухи, что нас ждет революция…

— Хватит с России революций. Сейчас для поступательного движения общества нужна эволюция, а не революция. Но сидеть сложа руки и ничего не менять нельзя — тогда настанет разруха. А как говорил небезызвестный (и весьма неглупый!) литературный персонаж, самая опасная разруха — «разруха в головах». Но я — оптимист. Я верю в достойное будущее России.

— А Ваше будущее? Если случится так, что Ваше пребывание в СФ закончится, что дальше?

— Ну, раньше или позже оно закончится, это очевидно. Что потом? Пока не вижу себя «на покое» — есть силы, есть опыт, есть желание работать. И еще есть партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, есть мои многочисленные товарищи по партии, есть люди, которым мы помогаем, есть негативные проявления, против которых мы боремся. Так что на мой век дел и забот хватит.

— По работе Вам часто приходится много ездить, а также принимать представителей других городов России и стран. Какие поездки Вам за последнее время показались максимально плодотворными или поучительными? Какими поездками Вы остались недовольны?

— В каждой поездке узнаешь что-то новое, полезное. Если удается заинтересовать опытом одних регионов другие, считаю, что поездка получилась удачная. А не нравятся мне чрезмерно «заорганизованные» поездки, когда возят исключительно по лучшим предприятиям, «готовят» людей для встречи с гостями из столицы. Я хочу видеть жизнь такой, какая она есть и слышать то, что люди думают на самом деле.

— У Вас не бывает ощущения, что к Вашему приезду готовятся, выстраивая «Потемкинские деревни»? Ваше отношение к таким встречам?

— Будем считать, что я ответил на этот вопрос.

— Как вы оцениваете первые результаты работы Льва Кузнецова на посту губернатора Красноярского края?

— Самая главная оценка работы главы региона — самочувствие граждан. Красноярский край — мощный, сильный регион, второй по площади среди территорий страны. Уникальные высокотехнологические производства, уникальный минерально-сырьевой комплекс. Хотелось бы, чтобы и людям жилось уникально хорошо, когда под ногами такие богатства и вокруг такие возможности, как у красноярцев. Думаю, что губернатор Кузнецов — профессиональный экономист, работавший на «Норильском никеле», — постарается приложить максимум усилий, чтобы так и было.

А в Совете Федерации Красноярский край представляют очень активные и профессиональные сенаторы — Вячеслав Новиков и Вера Оськина. Говорю это не для галочки, они неравнодушные люди и хорошо знают все проблемы Красноярского края: если представитель правительства выступает на заседании палаты или комитета, как говорится, «живьем не отпустят».

— Последний раз Вы приезжали в Красноярский край в 2007 году, накануне выборов. Не запланирована ли поездка в наш регион в текущем году?

— Я обязательно к вам приеду.

— Спасибо за интервью.

Беседовала Анастасия Полынская.
Автор благодарит за помощь в организации интервью пресс-службу Совета Федерации.
Фотографии предоставлены сайтом www.mironov.ru, фотограф Е. Мартынюк.



Сейчас на главной