Версия для печати

Геология – работа на перспективу

·    Александр Георгиевич, в начале года принято подводить итоги прошедшего периода. Можно ли сказать, что 2006 год стал успешным для геологов края?

·    Наверное, слово «успех» не совсем верно отражает сегодняшнюю ситуацию в геологии региона. Не могу сказать, что 2006 год чем-то отличался от 2005 или, скажем, нынешнего 2007 года. Но уже наступила стабильность, и мы видим, что до 2011 года хуже не станет.

И это очень хорошо, так как уже третий год подряд на геологоразведочные работы по твердым полезным ископаемым и по работам разведки нефти и газа мы имеем федеральное финансирование в размере двух миллиардов рублей. Так что для геологоразведочной отрасли наступило благоприятное время.

Можно даже сказать, что наши сервисные организации насытились заказами – в 2006 году не смогли освоить 100 млн рублей. Нам пришлось их вернуть в казну. Хотя, конечно, это связано с тем, что красноярские геологические ряды сегодня не такие огромные, как были в советские времена.

Средняя геологоразведочная экспедиция, которых в крае десять, насчитывает 500 человек. Это без учета частных компаний, угольных предприятий и других недропользователей. В общем, геологов сейчас немного, их не хватает. Раньше по всему Красноярскому краю, с учетом не только Таймыра, Эвенкии, но также Хакасии и Тувы, было много геологических экспедиций. А в наши дни постоянных экспедиций три: в Ванаваре, Енисейске и Туруханске. Но там трудятся старые специалисты, притока молодых нет.

В прошлом году в Красноярском государственном университете цветных металлов и золота (ныне Институт цветных металлов и золота Сибирского федерального университета) мы открыли институт нефти и газа, где расширили геологические специальности по твердым полезным ископаемым: поиск и разведка; поиск и съемка; петрография и минералогия. Но чтобы изменить ментальность современного молодого человека, заинтересовать профессией геолога – нужно время.

Хотя сегодня многое изменилось. Геологи сейчас работают вахтовым методом по 2-3 месяца, выезжая, скажем, на Ванкорское месторождение или какое-то другое. Скорее всего, в геологоразведке мы будем применять именно этот метод: выезжать на работу тогда, когда нужно. Так действуют во всем мире.

Но, конечно, нужны и те геологи, которые будут трудиться на одном месте годами. Кто-то же должен работать с документацией, делать постоянное апробирование угольных пластов, следить за скважиной и т.д.

·    Раньше в геологию шли за романтикой, теперь ситуация изменилась и финансовый вопрос играет не последнюю роль. А что получают геологи за свои открытия?

·    Ничего. Во времена Советского союза геолог открывший какое-то месторождение получал почетный знак «Первооткрыватель». Это такая табличка, на которой указывались имя геолога и величина запасов залежей открытого месторождения. От этого напрямую зависела премия, которую выдавали геологоразведчику. Сегодня он получает только вознаграждение за свое открытие и больше никаких поощрений.

Дело в том, что в нынешней законодательной базе не предусмотрены премиальные за открытия месторождений. Надеюсь, что этот пробел будет устранен и геолог обязательно будет получать какой-то процент прибыли от найденных им запасов полезных ископаемых.

Но хотел бы сказать, что сейчас мало неоткрытых месторождений. Поэтому главное, чтобы геологи получали достойную заработную плату. За границей она составляет 5000 долларов в месяц, а у нас – 1000 долларов в крупнейших компаниях. И нам еще долго достигать того уровня комфортности работы (транспорт, домики для проживания и проч.), что существуют за рубежом.

Несмотря на то, что ситуация в геологии стала лучше, заработная плата напрямую зависит от работодателя. И получается, что в Балахтинском разрезе она одна, в Ирбейском другая, а в Сибирской угольной энергетической компании – третья.

ДРАГОЦЕННОСТИ СЕВЕРНОГО КРАЯ

·    Александр Георгиевич, последнее время в крае много разговоров об освоении Ванкорского месторождения, доразведке полезных ископаемых Юрубчено-Тохомской зоны Эвенкийского муниципального района края, освоения зоны Нижнего Приангарья. Только на первом этапе освоения Ванкора было заявлено, что увеличатся объемы геофизических работ. Можно ли говорить, что со всеми громко заявленными инвестиционными проектами финансирование геологоразведки возрастет?

·    Что касается доразведки полезных ископаемых в Юрубчено-Тохомской зоне Эвенкии, там есть проблемы. Дело в том, что изначально в эту территорию зашла компания ОАО «НК «ЮКОС», которой здесь были пробурены скважины, их специалистами велась геологоразведка, хотя добычи нефти почти не было. Но сейчас, как вы знаете, компания проходит процедуру банкротства, и ее активы до конца 2007 года будут проданы. Пока же могу сказать только одно, что зарегистрированная в Эвенкии компания ЮКОС подала нам заявки на продолжение работы.

Между тем, сегодня в Эвенкийском муниципальном районе края активно работает НГК «Славнефть» в Терско-Камовской зоне. В 2007 году компания заявила о намерении увеличить инвестиции в геологоразведочные работы по сравнению с прошлым годом на 50 процентов до 2,4 миллиардов рублей. Кстати, в 2006 году компания прирастила порядка 20 млн тонн нефти и около семи миллиардов тонн газа. Также в Эвенкии начинает активизироваться компания «Газпром».

А что касается освоения Ванкорских месторождений, то работы там ведутся два года. Компания «Роснефть» ежегодно заявляет определенные планы, которые, в принципе, исполняются. И главное, каждый год идет дополнительный прирост геологических запасов порядка 100 млн тонн. Например, в прошлом году прирастили 102 млн нефти, не считая газа.

На Ванкоре с момента начала работ проинвестировано 1,5 млрд долларов США. Уже построены производственные и административные объекты, ведутся проектные разработки, проведена дополнительная геологоразведка, опытное бурение, началось строительство нефтепровода, которое свяжет месторождение с трубопроводной сетью «Транснефти».

Данных по освоению природных богатств Таймырского муниципального района в нашем Управлении по недропользованию по Красноярскому краю пока нет. Они присоединятся к нашей структуре первого апреля 2007 года.

·    В Нижнем Приангарье планируется построить алюминиевый завод. Александр Григорьевич, а что говорят геологи, есть ли возможность обеспечить потребности предприятия в сырье за счет минерально-сырьевой базы края?

·    Вообще, группа ангарских месторождений запасов полезных ископаемых просто гигантская. И бокситов там колоссальное количество, миллионы тонн: Татарская группа, Чадобецкая и Приангарская. Эти бокситы разведаны еще в конце 1960-х, начале 1970-х годов, но они несколько другого качества, высокожелезистые.

·    То есть, бокситы, как обычно, будут завозить из-за границы?

·    Совсем не обязательно. Сегодняшние технологии позволяют получать глинозем и из таких руд. Все зависит от того, насколько это будет экономически целесообразно. Просто надо провести объемное испытание бокситов, какое количество энергии необходимо для их использования. Если Богучанскую гидростанцию построят, то эти месторождения можно будет привлекать в производство. И тогда не надо будет ввозить в страну бокситы из Гвинеи. Кстати, именно африканские руды используют все наши алюминиевые производители.

·    Говорят, в Нижнем Приангарье геологи обнаружили чуть ли не всю периодическую таблицу химических элементов Дмитрия Менделеева. Насколько богат твердыми полезными ископаемыми этот район?

·    Перечень полезных ископаемых на Ангаре – нескончаемый! Но сегодня надо разобраться, кто там действительно работает из недропользователей, а кто нет. Ведь для того, чтобы в Нижнее Приангарье вкладывались инвестиции, обновлялись и строились дороги, стали возводить ГЭС, нужно знать, что здешние минеральные ресурсы будут использованы.

Поэтому сегодня мы анализируем выполнение лицензионных соглашений зарегистрированных недропользователей в этом районе. Ведь когда здесь появится инфраструктура, то можно сразу начинать осваивать месторождения.

Главное, чтобы не получилось, что мы построим дороги, подведем электроэнергию, а компании не смогут работать, так как у них нет ни финансов, ни возможностей для освоения полезных ископаемых.

ГЕОЛОГИЯ НЕ ЗНАЕТ ГРАНИЦ

·    В Красноярском крае возможно освоение залежей месторождений не только на севере, но и на юге. Связывают это с тем, что правительство на днях приняло решение о строительстве железной дороги Курагино-Кызыл, которая свяжет край с республикой Тыва. А чем интересен природопользователям наш Курагинский район?

·    В этом районе много железорудных месторождений. Да и в самой республике открыто более 200 месторождений и рудопроявлений полезных ископаемых. В Туве есть железо, цветные и редкие металлы, каменные уголь и соль, асбест, золото, ртуть, драгоценные камни, нефть и многое другое.

·    Александр Георгиевич, а не могли бы вы уточнить эти месторождения?

·    Давайте начнем с востока Тувы: Уткумское золоторудное месторождение; Снежное редко-метальное месторождение; Монгольская группа талий-нубиевых месторождений. Вольфрамовое Орекитканское месторождение. Аксукское медно-молибденовое месторождение. Элегетское месторождение коксующихся углей Улуг-Хемского угольного бассейна. Есть еще запасы углей ряда месторождений: Каа-Хемское, Чаданское и Межегейское. Это все достаточно крупные месторождения, которые не разрабатываются.

Далее Ултанзек – гигантское редко-метальное месторождение. Колчеданное месторождение Арызинской группы спудеменовых месторождений.

Получена лицензия на добычу золота, меди и серебра из руд Кызык-Чадрского месторождения. Разведано Кызыл-Таштыгское полиметаллическое свинцово-цинковое месторождение. Оценены резервы Ак-Cугского месторождения с запасами меди (4,2 млн тонн), молибдена (114,7 тыс. тонн), золота (125,7 тонны) и серебра (794,7 тонны). Лицензия на разработку месторождения принадлежит компании ГМК «Норильский никель».

В республике есть еще месторождения ряда полезных ископаемых: Кара-Сугское железорудное; Кызык-Чардское медное; Хову-Аксинское никеле-кобальтовое. Наиболее известны месторождения цветных металлов – Баянкольское, Улуг-Танзекско и Хову-Аксы. Зарегистрированы месторождения асбеста Ак-Довуракское и химического сырья Хайракское. В общем, Тува также насыщена месторождениями, как и в целом Красноярский край. Хотя там надо провести доразведку ряда залежей.

Геология не знает границ. Уже сейчас наш Красноярский научно-исследовательский институт геологии и минерального сырья (КНИГИМС) на основе сведений своих фондов приступил к работе по созданию геологической карты полезных ископаемых обнаруженных на территории объединенного Красноярского края, республик Хакасия и Тува.

·    То есть, геологи, которые живут в крае, когда-то изучали эти территории. А какие крупные месторождения Хакасии вы могли бы назвать?

·    Широко известно Сорское молибденовое месторождение, а рядом – Агазскирское молибденовое месторождение. Причем, по своим гигантским запасам оно ничем не уступает первому. В республике есть ряд золоторудных и железорудных действующих месторождений с хорошими сырьевыми базами. Хакасия самодостаточна, но геологии сегодня как таковой там нет. А что касается сырья для алюминиевых заводов – там нет месторождений бокситов, их привозят из Гвинеи.

Но есть месторождение богатой нефелиновой руды уртитов – Кия-Шалтырь. Оттуда полезные ископаемые везут в Кемерово.

АЛМАЗНЫЕ ОЖЕРЕЛЬЯ КРАЯ

·    На юге края в районе реки Дербина изучено и открыто месторождение флюоритов. В регионе также имеются определенные наработки по урану и алмазам. Александр Георгиевич, а предполагается ли добыча алмазов на территории Красноярского края? Смогли геологи обнаружить у нас кимберлитовые трубки?

·    Кимберлитовые трубки располагаются в жерле вулканов потухших тысячелетия назад. На юге края обнаружены сотни взрывов вулканов, но кимберлитовых трубок пока не нашли ни одной. Например, Черная сопка в окрестностях Красноярска это тоже трубка взрыва, но алмазов там нет.

Но у нас есть россыпи алмазов – это Тычанское месторождение в Эвенкии. Там определенно есть кимберлитовые трубки, но они расположены на большой глубине. Не исключено, что при более тщательной геологической съемке здесь могут быть выявлены месторождения коренных алмазов – кимберлитовые трубки. Сегодня стоит задача их доразведки, а также поиска месторождений менее глубоко залегающих, чтобы достичь более быстрой окупаемости проектов по добыче алмазов.

По предположениям геологов, алмазы также можно обнаружить в Северо-Енисейском районе, в тектонической мощной зоне. Мы там работаем, но финансирование всего два миллиона рублей ежегодно, а это катастрофически мало. Хотя, ряд площадей выделено недропользователям, которые ведут там изыскания за свои средства. Но пока алмазы выявлены только в промежуточных коллекторах – это когда кембирлитовая трубка разрушилась и алмазы попали, допустим, в долину речушки. В отличие от Якутии, наши трубки взрыва перекрыты более молодыми отложениями.

·    А какие драгоценные и полудрагоценные камни нашли геологи в подведомственных вам регионах?

·    Согласно планов, мы только в 2008 году приступим к работе по оценке перспектив камне-самоцветных месторождений на территории нашего обширного края. Геологоразведка драгоценных и полудрагоценных камней не проводилась 30 лет, так как ранее больших находок не было обнаружено. Но выявили янтарь, аметисты, топазы, жадеиты, нефриты и рубины, хотя в виде рудопроявлений их оценка не давалась. Надеюсь, что если мы проведем эту работу, то, по крайней мере, выявим отдельные рудопроявления, которые можно будет изучать более углубленно. И, наверное, будут у нас и алмазы, и янтари, и гранаты.

По устоявшемуся мнению, сегодня федеральные средства предпочтительнее вкладывать в разведку углеводородов и золота. Хотя мы, конечно, ищем марганец, уран, угли и другие твердые полезные ископаемые. Но наши приоритеты – золото, нефть и газ.

·    На одном из совещаний вы заявили, что скоро геологи станут пристально изучать подземные воды. Что вы имели в виду?

·    Думаю, что подземным водам с годами мы будем все больше уделять внимания. Особенно экологической защищенности вод. В этом плане, как известно, проблем много.

Геологи исследуют воду, определяют, насколько она пригодна для питья, сколько там органики. У нас какую бы мы скважину не бурили – везде есть минеральный источник. А нам нужна чистая питьевая родниковая вода, и чтобы она была защищена от техногенного воздействия. В конечном счете, месторождения воды станут дороже золота и нефти, ведь это наше здоровье. Поэтому федеральные средства сегодня вкладываются в то, чтобы найти чистую воду, а не минеральную.

·    Александр Георгиевич, в преддверии Дня геолога хотелось бы услышать ваши пожелания коллегам?

·    Конечно же я желаю геологом успехов! Чтобы все задуманное было реализовано, и геология достойно финансировалась. Сегодня можно сказать, что рынок геологических услуг в крае сформирован и определен. Есть геологи, поисковики, разведчики, добытчики и эксплуатационная служба. Теперь надо правильно распределить ценность добытого пирога, чтобы не только добытчики получали сверхприбыли от использования месторождений, но и вся цепочка специалистов от геолога до разведчика. Так что я желаю коллегам, чтобы все их планы и желания были воплощены в жизнь!

Беседовала Марьяна ДОЛГОПОЛОВА

 

Справка:

Александр Георгиевич Еханин родился 13 мая 1953 года в селе Агаскыр республики Хакасия.

Профессор института цветных металлов и золота СФУ, кандидат геолого-минералогических наук. В 2001 году Указом президента РФ ему присвоено звание «Заслуженный геолог России». Также награжден Почетным знаком «300-летие геологической службы России».

В 1976 году окончил Красноярский институт цветных металлов им. М.И. Калинина по специальности горный инженер-геолог. В этом же году поступил на работу в Комплексную тематическую экспедицию Красноярского геологического управления на должность инженера-геолога.

С 1980-го по 1991 годы работал начальником прогнозно-металлогенической партии Комплексной тематической экспедиции. Занимался оценкой перспектив юга Красноярского края, Хакасии и Тувы на наличие редкометального, сульфидного медно-никелевого, благороднометального оруденения, фосфоритов и марганца.

В 1991 году был командирован в ПГО «Зарубежгеология», где более трех лет работал главным геологом проекта в Гвинейской республике.

В 1995 году продолжил свою профессиональную деятельность в России в должности заместителя главного геолога компании «Красноярскгеология».

В 1996 году был приглашен на должность первого заместителя председателя Красноярского геологического комитета.

В 1999 году был назначен руководителем Комитета природных ресурсов Красноярского края.

В 2002 году возглавил Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды по Красноярскому краю.

С 2004-го по 2006 год руководил территориальным агентством по недропользованию ГУПР по Красноярскому краю.

В 2007 году возглавил преобразованное агентство в Управление по недропользованию по Красноярскому краю.



Сейчас на главной