Версия для печати

АНАТОЛИЙ КОВРИГИН: «ШТУРМ – МОЕ ЛЮБИМОЕ СЛОВО»

В очередной раз на нем были представлены современные достижения в сфере антитеррора и новейшие разработки в области безопасности.

О том, как функционирует система обеспечения безопасности Красноярского края, корреспонденту ИА «Пресс-Лайн.ru» рассказал начальник управления Совета администрации края по безопасности и взаимодействию с правоохранительными органами Анатолий Ковригин.

СТРАТЕГИЯ АНТИТЕРРОРА

  •   Вы знаете, согласно данным ООН, во «Всемирной паутине» насчитывается свыше пяти тысяч интернет-страниц, пропагандирующих террористические и экстремистские идеи. А если учесть данные Международного валютного фонда, то в финансировании терроризма задействованы средства на сумму более 100 млрд долларов США. Понятно, что людям просто необходима надежная защита от различных видов проявления терроризма.

Красноярская выставка-форум, посвященная антитеррористическим мерам безопасности, можно сказать, за три года получила статус окружной. Анатолий Алексеевич, расскажите об итогах прошедшего специализированного форума. Как вы считаете, насколько он выполнил свои основные задачи?

  • Хотел был сказать, что у организаторов форума «Современные системы безопасности – Антитеррор» было три основные задачи и все они выполнены.
  •   Не могли бы вы уточнить?
  •   Во-первых, мы свели производителей специальных технических устройств безопасности с потенциальными потребителями.

Во-вторых, постарались выставить как можно больше приборов и технических средств.

Мы еще на предыдущем форуме решили заключить договор с крупной компанией, чтобы красноярский потребитель мог закупать различные технические средства дешевле. Пригласили китайских представителей, провели с ними серию переговоров и договорились, что в работе третьего форума они примут активное участие. Цель – открыть торговое представительство компаний КНДР, что даст возможность красноярцам покупать аудио- и видеотехнику, технику контроля доступа, пожарную технику, различные специальные устройства по ценам ниже, чем сейчас есть на федеральном рынке.

И третья задача форума – обучение. Год от года мы стремимся повысить уровень образованности людей, которые принимают участие в антитеррористических мероприятиях.

  •   И кого вы обучали на Красноярском форуме?
  • В первую очередь глав муниципальных образований (МО). В каждом МО края созданы антитеррористические группы, которые объединены в зональные. Глав МО никто не обучал и им приходится учиться по книгам, инструкциям и рекомендациям.

Но никакая литература не заменит живое общение, поэтому на форуме есть конгрессная часть, во время которой люди общаются друг с другом, обмениваются мнениями и опытом.

В рамках форума мы проводим круглые столы и совещания, на которых можно услышать не только теоретические выкладки, но и обобщенный опыт антитеррористической работы на отдельных территориях.

  •   Насколько мне известно, вы подключили к работе Сибирский юридический институт, который по вашему заданию ведет ряд научных разработок. Не могли бы вы уточнить, какие именно?
  •   Речь идет о систематизации антитеррористических мер защиты в отдельных сферах деятельности. То есть, как должна осуществляться защита людей в местах массового пребывания, какие подходы при этом учитываются, кто и как должен действовать и какие меры необходимо принимать.

Вы же понимаете, что есть четкое представление, что мы должны требовать в первую очередь, вторую и третью. Но не всегда есть уверенность, что наши действия верны. Поэтому ученые рассматривают наши выкладки, поддерживают их или вносят серьезные корректировки.

БЕЗОПАСНОСТЬ РЕГИОНА

  •   Мировой опыт свидетельствует, что излюбленной целью террористов являются места значительного скопления людей. Сегодня терроризм представляет собой не только проблему, но и стратегию уязвимости современных цивилизаций.

Анатолий Алексеевич, как же осуществляется система обеспечения безопасности Красноярского края?

  • Она создается в соответствии с законодательством России и нормативно-правовыми актами администрации региона в области безопасности.

А что касается терактов, то вы правы – все направлены против населения и происходят в метро, на железной дороге, в торговых центрах, школах, больницах и т.д.

Но в нашем крае много крупных промышленных объектов и первоначально задача стояла организовать на этих объектах хорошую защиту, что и удалось. Могу привести пример. Защиту одного из атомных объектов мы продемонстрировали специалистам из других регионов и федерации. Представители национального комитета безопасности сказали, что это образец. Хотя главные системы защиты от терактов должны быть направлены не в промышленную или транспортную сферу, а в места массового пребывания людей.

Террористам интересен тот объект, где большое скопление народа, и можно сосредоточить свою группу, скрыть ее от посторонних глаз.

Мы должны четко знать, по каким критериям террористы могут выбрать тот или иной объект. Почему именно он может оказаться наиболее привлекательными для них. Думаю, вы согласитесь, что это должен быть известный объект. Образно говоря, школа в богом забытой деревне не имеет привлекательности для террористов. О ней обязательно кто-то должен писать или говорить. Так как экстремистов интересует широкий резонанс.

  •   То есть, все вышеперечисленное является основным при проведения теракта экстремистами?
  •   Безусловно. Конечно, нужно чтобы системы безопасности были повсеместно. Будь то противопожарная система, архитектурный надзор, памятки эвакуации людей, и проч. Но общее внимание к безопасности ряда объектов должно быть приоритетным.
  •   Анатолий Алексеевич, вы возглавляете Совет безопасности администрации Красноярского края, не могли бы сказать о его структуре?
  •   Совет безопасности региона представлен управлением администрации края по безопасности и взаимодействию с правоохранительными органами. По ряду направлений мы работаем в тесном контакте с правоохранительными органами, которые подчинены нам в финансовом отношении.

Например, мы обеспечиваем финансирование милиции общественной безопасности ГУВД края и агентства по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям. Обеспечиваем деятельность мировых судий, а также принимаем участие в подготовке регионального бюджета и согласовании краевых целевых программ.

  •   Это в вашей компетенции, проверять расходование средств краевых программ?
  •   Да. Мы отвечаем за реализацию на территории края трех целевых проектов: «Безопасность дорожного движения»; «Программа по профилактике преступности» и «Программа по профилактике наркомании и пьянству». То есть, вместе с заинтересованными ведомствами мы разрабатывали эти программы и сейчас обеспечиваем их реализацию, а при необходимости вносим корректировки.

Ведь целевая программа предусматривает финансирование нескольким организациям: управлению информационной политики, здравоохранению, молодежному агентству, и проч. Мы сообща решаем, на что, сколько и кому следует выделить денег. Нашу роль как арбитра и заказчика трудно переоценить.

Кроме того, в рамках взаимодействия с правоохранительными органами нам приходится координировать действия и проводить совещания различного уровня по каким-то важным для текущего момента вопросам.

Но, безусловно, мы не подменяем существующие совещательные структуры правоохранительных органов. Например, на Совете безопасности обсуждаются вопросы, которые сочетают в себе и силовой фактор, и хозяйственный. Ведь за нашим столом присутствуют и представители краевой исполнительной власти, а также муниципалитетов.

  •   Не так давно губернатор Красноярского края Александр Хлопонин выступал на Национальном антитеррористическом комитете в Москве относительно антитеррористических мероприятий, которые осуществляются в ЗАТО. Не могли бы вы сказать, о чем шла речь в этом докладе?
  •   Доклад был подготовлен аппаратом антитеррористической комиссии региона и касался защиты критически важных объектов в ЗАТО Красноярского края. В нем шла речь о мероприятиях, которые привели к реальному усилению террористической защиты объектов. Он включал в себя констатацию обстановки и касался оставшихся проблемных вопросов. Были высказаны определенные пожелания, которые не могут быть решены на уровне субъектов федерации.

Могу сказать, что доклад был воспринят позитивно. Наши предложения услышаны, и хотя на руках у нас еще нет протокола решения, мы об этом знаем.

ИДЕАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ НЕТ?

  •   Ни одно государство в мире не может гарантировать своим гражданам абсолютную или национальную безопасность. При желании можно залезть в базу данных самых защищенных банков. Всегда существует возможность все преодолеть. Инженерные коммуникации тоже требуют систем безопасности.

Анатолий Алексеевич, а как у нас в крае осуществляется защита, например, водозаборов?

  • Конечно, очень важно, чтобы водозабор был обеспечен необходимой защитой и соответствовал всем технологическим параметрам. Но выстраивая защиту, мы учитываем от кого защищаем объект.

Если говорить о системах жизнеобеспечения, то их нужно защищать не только от террористов, но и простых людей.

Допустим, человек с нарушенной психикой умышленно решил отравить воду в системе. Такие вопросы регулярно рассматриваем на антитеррористической комиссии. Здесь две формы защиты: самого водовода и лишения потенциального злоумышленника средств для совершения акта.

Выясняем, что он может туда бросить? Есть ли у нас штаммы болезнетворных бактерий в институтах и медучреждениях? В Советское время были, а теперь нет. Значит, биотерроризм в чистом виде невозможен.

  •   Но в систему можно бросить какие-то химикаты. На территории края есть химически активные вещества?
  •   Они есть на предприятиях, но мы держим этот вопрос на контроле. На "Химволокно", например, каустическую соду вывезли и передали для продажи. В Зеленогорске огромные запасы сильнодействующей кислоты нейтрализовали и уничтожили.

Надо сказать, что когда занялись этой проблемой, оказалось что ядохимикаты, аммиачная селитра и т.д. – разбросаны по всему краю. Во время перестройки колхозы и совхозы распались, и никто не знал, какие химикаты остались. Порой, чуть ли не в центре поселка лежала гора мешков, но никто не знал, что в них.

Мы в течение двух лет собирали информацию о химикатах и решали вопрос, что с ними делать. За ликвидацию на специализированных полигонах с нас запросили сумасшедшие деньги, поэтому мы создали свой спецполигон. Помогли получить лицензию одной фирме, и в начале 2007 года она приступила к работе. На ликвидацию химикатов из резервного фонда края выделили 7 млн рублей и начали их удалять. На сегодняшний день большую часть отходов уже устранили. Так что, ликвидация химикатов – лишение средств для проведения террористического акта.

  •   Но ведь на территории края есть скотомогильники. Сибирская язва, например, тоже представляет опасность для проведения теракта.
  •   Это несколько другое. Скотомогильники есть, но мы намерены навести здесь порядок. В настоящее время разрабатываем краевую целевую программу. Могу вас заверить, что при строительстве Богучанской ГЭС в зоне затопления будут приниматься очень серьезные меры.

Какие-то могильники обязательно перезахороним, какие-то надежно перекроем и дополнительно забетонируем. Чтобы с этой стороны не появилась возможность теракта, мы должны быть хорошо защищены.

НА СТРАЖЕ БЕЗОПАСНОСТИ

  •   Если вспомнить теракты, что были совершены на территории России – они были направлены против населения.

Анатолий Алексеевич, чтобы не случилось какого-либо ЧП в крае, как у нас создается система безопасности?

  • Хочу сказать, что антитеррор делится на две группы: противодействие терроризму в юридическом понимании этого вопроса (борьба с бандформированиями и проч.), и противодействие преступлений антитеррористического характера.

Все наши мероприятия начинаются с того, что мы решаем, как защитить тот или иной объект от какого-либо взрывного устройства. Все возможные варианты отрабатываем на командно-штабных учениях. Иногда это происходит в виде решения логических задач за штабным столом, но только рассматриваем реальные объекты. Например, при захвате здания школы решаем, как выводить людей из близлежащих домов, где организовать антитеррористический штаб, искусственно вводим дополнительные проблемы и устраняем их.

Сейчас отдельной программой все школы оснащаются противопожарной системой безопасности, средствами пожаротушения. А главное, в крае создается комплексная автоматизированная система «Безопасный город». И это не только установка везде и всюду камер видеонаблюдения.

В системе интегрированы различные приборы и датчики, контролирующие и регулирующие подачу и распределение ресурсов жизнеобеспечения населения. В ней заложены антитеррористические меры безопасности в учреждениях и местах массового скопления людей, предусмотрены и другие модули защиты.

  •   А какие сегодня задачи стоят перед возглавляемым вами Советом безопасности?
  •   Вообще, работа Совета безопасности затрагивает достаточно широкий аспект проблем Красноярского края. Ведь безопасность фрагментарно присутствует во всех сферах деятельности. Будь то хозяйственная, финансовая или даже экологическая.

При этом авторитет Совета котируется достаточно высоко, нередко ко мне лично обращаются с просьбой вынести ту или иную тему на заседание. Поэтому сказать точно, какие задачи стоят, достаточно сложно.

  •   А у антитеррористической комиссии есть первоочередные задачи?
  •   Хотел бы сказать, что некоторая двойственность нашей деятельности заключается в том, что мы знаем обо всех уязвимых местах в крае. В регионе 350 предприятий нужно защищать в первую очередь. Они у нас разбиты на критически важные объекты федерального, регионального и местного уровня. Зоны ответственности должностных лиц также распределены, и каждый знает, что делать.

Кстати, эта ответственность не остается просто на бумаге. Мы сделали так, что все ведомства в рамках антитеррористической комиссии действуют слажено.

Например, до комиссии только на Красноярскую ГЭС в течение полугода с проверкой приходили 5-7 инстанций (пожарные, МЧС и т.д.). Отсутствие общей концепции приводило к тому, что они давали несвязанные между собой указания, иногда противоречащие друг другу. Но главное, недопустимо широкий круг людей был допущен к системе безопасности станции!

Сейчас все проверки осуществляются в соответствии со сквозным графиком антитеррористической защищенности стратегически важных объектов. По каждому объекту существует подборка документов, и комиссия знает, что необходимо проверить в следующий раз, и какие недочеты руководство было обязано устранить.

Поэтому можно сказать, что первоочередная задача – точно знать ситуацию по каждому стратегически важному объекту.

  •   Анатолий Алексеевич, последний вопрос, в чем заключается работа секретаря Совета безопасности?
  •   Секретарь совета безопасности не обязан знать все, но я должен знать людей, которые компетентны в том или ином вопросе. Поэтому моя основная работа – бесконечные совещания со специалистами. У меня не может быть своего мнения по решению проблемы, это всегда коллективное заключение. Наш коллективный разум. Я это называю «коллективный штурм» по тому или другому вопросу. Штурм – мое любимое слово. И пока мы не решим проблему, совещание не закончится. Наверное, в этом и заключается моя работа – найти выход из любого положения.

Беседовала Марьяна ДОЛГОПОЛОВА

 



Сейчас на главной