Версия для печати

Царский подарок

Иногда возникает подозрение, что Владимир Путин перед принятием ключевых решений внимательно перечитывает всевозможные прогнозы отечественных и заморских политологов, дабы поступить с точностью «до наоборот». Яркая иллюстрация – решение президента возглавить список «Единой России», прозвучавшее на съезде партии 1 октября.

ЖЕРТВА КАЧЕСТВА

Дело даже не в том, что этот шаг радикально переформатировал весь предвыборный ландшафт России и заставил политтехнологов писать новые сценарии избирательной кампании. На самом деле Владимир Путин рискнул поставить на карту свой авторитет общенационального, надпартийного лидера, а такой ход многого стоит. В шахматах это называется жертвой качества ради неких долгосрочных стратегических преимуществ. Причем, стратегическая перспектива во временном коридоре распространяется не только до 2.12. 2007г. и 2.03. 2008г. (дат госдумовских и президентских выборов), но и гораздо дальше. Фактически речь идет о плавном переформатировании модели управления России – от президентской республики к парламентской.

Недвусмысленный намек Путина на то, что он может возглавить кабинет министров после истечения срока его президентских полномочий, подталкивает именно к этому варианту. Правда, для этого, согласно Путину, нужно выполнить два условия: «Единой России» убедительно победить на выборах в декабре, а народу в марте избрать «порядочного, дееспособного, эффективного, современного человека, с которым можно было бы работать в паре». Почему-то не возникает особых сомнений, что именно эти положения «плана Путина» будут выполнены на все сто.

Еще одной причиной судьбоносного президентского решения, скорее всего, следует считать сумму рисков, которая в России всегда резко возрастает при смене персоналий на Олимпе власти. Страна все еще проходит этап реабилитации после жесточайшей лихорадки 1990-х годов. Внутренние и внешние угрозы – не пустой миф кремлевских пропагандистов, а объективная реальность. Об этом сказал и сам глава государства в своем выступлении на съезде: «Еще много опасностей и угроз подстерегают Россию».

Думается, именно забота о безопасности страны, а не мелкая забота об интересах своего окружения, как пытаются сейчас представить дело либерально настроенные злопыхатели, вроде Станислава Белковского, было главным мотивом при принятии этого решения. Безусловно, скажется оно и на судьбе «Единой России» («ЕР»).

«ПОД» и «НАД»

Расхожее мнение – «какую бы «партию власти» в России не создавали, все равно получается КПСС» – верно лишь отчасти. Принципиальное отличие современных изданий «партий власти» от ленинско-сталинского «ордена меченосцев» – все они всегда были не НАД государством, а ПОД ним. А это принципиально иная конфигурация. Два года назад я спросил секретаря президиума генсовета «Единой России» Вячеслава Володина, не обижается ли он, когда «медведей» сравнивают с КПСС? Ответ Володина заслуживает того, чтобы процитировать его полностью:

«Все хорошее, что было в вопросах партийного строительства в прошлые годы, нужно использовать. Что-что, а с людьми тогда умели работать, и этот институт был достаточно эффективен. Но нас ни в коем случае нельзя ровнять с КПСС, потому что это была монопольная партия. Более того, КПСС срослась с государственным аппаратом и фактически стала государственной машиной. Мы же сегодня находимся в сложной борьбе с другими партиями, причем в серьезных конкурентных условиях. Имея конституционное большинство в Госдуме, представители «Единой России» не возглавляют правительство и ключевые министерские посты».

Конечно, «Единая Россия» за минувшие два года существенно усилилась, – в ее рядах насчитывается уже свыше 1,6 млн членов. Но принципиально ситуация пока не изменилась. Ключевые решения по-прежнему принимаются беспартийным президентом и его администрацией. Но решение Путина поделиться своим высочайшим рейтингом (около 75%) с ведущей партией страны (рейтинг около 40%) ставит «Единую Россию» фактически вровень с верховной властью. Хотя, на съезде было принято технологически безупречное решение оставить во главе федерального списка только главу государства. Это только подчеркивает, что «единороссы» понимают какой груз ответственности упал на их плечи после знаменитых путинских слов: «я с благодарностью принимаю ваше предложение возглавить список «Единой России». Такой «царский подарок» еще надо будет оправдать.

Очевидно, что первоначальный план «ЕР» набрать на выборах свыше 50% сейчас будет существенно увеличен – негоже с президентом во главе набирать менее 60%. Это реальная цифра. Ее достичь «единороссам» удастся прежде всего за счет так называемого электорального болота, которое равнодушно к «ЕР», но позитивно настроено к Владимиру Путину. Новые плановые показатели увеличивают число проходных мест в региональных списках «ЕР».

В частности, в утвержденном на съезде красноярском списке №24 гарантированно в Госдуму должны попасть не только руководитель ЦИК «ЕР» Андрей Воробьев, Раиса Кармазина, Александр Клюкин и мэр Норильска Валерий Мельников, но и депутат ЗС Виктор Зубарев.

Но для успешного результата «ЕР» не мешало бы провести капитальный внутрипартийный «апгрейд». Сложившуюся у значительной части избирателей репутацию «ЕР» как «партии чиновников» необходимо менять. И даже не потому, что отношение к бюрократии у нас, мягко говоря, не очень хорошее, а ради имиджа Владимира Путина, который большинством россиян воспринимается в роли лидера всей нации. Это серьезный процесс – ломать придется и стереотипы во внутрипартийной работе, и в избирательных технологиях. Только на административном ресурсе далеко не уедешь. Он неплохо работает в условиях стабильности, но на переходном этапе требуется новое содержание и новые идеи. Ближайшие два месяца должны дать ответ – способна ли на это ведущая партия страны.

ПУСТЬ ПРОИГРАВШИЙ ПЛАЧЕТ?

Другим политическим игрокам после съезда «ЕР» также придется существенно корректировать предвыборные стратегии. В частности, тем силам, которые делали ставку на критику существующей власти (КПРФ, СПС и т.п.). В нынешнем контексте любой «наезд» на «Единую Россию» воспринимается уже по-другому, а именно как нелояльность по отношению к президенту России. Вряд ли это соображение слишком существенно повлияет на вектор кампании коммунистов. Ничего кроме критики у них по большому счету нет. Но, возможно, ее формы станут мягче – рисковать одной из системных партий тоже не с руки. Хотя, по словам лидера красноярских коммунистов Владислава Юрчика, КПРФ стратегии менять не будет: «Нас это не остановит. Мы будем бороться с удвоенной силой. Это даже интересно – получить такого серьезного соперника».

Наибольшие потери от шага Путина, и это подчеркивается абсолютно всеми наблюдателями, понесла «Справедливая Россия» («СР»). У Сергея Миронова и его сторонников, по сути, из рук выбит главный аргумент: «Мы за Путина, но против «Единой России». Говорить о том, что президент поддерживает «СР» в нынешней ситуации будет нелепо. Хотя не исключено, что некоторые позитивные жесты в сторону «СР» со стороны ВВП мы увидим, и это поможет «эсерам» преодолеть семипроцентный барьер. Пока же видные красноярские «мироновцы» не скрывают своего разочарования.

Марина Добровольская (№2 в красноярском списке «СР»): «Я сильно разочарована решением президента и самой предвыборной ситуацией в ее теперешней конфигурации. Какая демократия? Какие честные выборы? Мне уже даже не хочется участвовать во всем этом. Это все «от Лукавого».

«Справедливой России» придется сейчас еще более резко смещаться влево и пытаться бороться за голоса протестного электората. Но сделать это будет непросто – там уже давно небезуспешно «пасутся» и КПРФ, и СПС, и ЛДПР. Тем интереснее интрига.

Александр ЧЕРНЯВСКИЙ



Сейчас на главной