Версия для печати

Трудности перевода

Интернет и кризис закрыли переводчикам одни рынки, но открыли другие

Современный бизнес невозможен без контактов с иностранными партнерами. И если для деловой переписки еще подойдет обычный штатный сотрудник со сносным знанием языка, то для перевода сотен страниц текста, например, технической документации импортного оборудования уже требуются специальные знания профессиональных переводчиков. И тут у компаний есть три варианта: нанять собственного переводчика, обратиться в бюро переводов либо к фрилансеру.

Штатная ситуация

Должность штатного переводчика в компаниях сегодня редкость, признают красноярские игроки рынка внешне-экономической деятельности (ВЭД). Содержать в штате собственного переводчика имеет смысл при наличии постоянного и массивного потока документов и информации, требующих перевода (которыми при этом не хочется делиться с посторонними), а также при частых визитах своих иностранных партнеров. Еще один повод нанять переводчика — это необходимость иметь своего человека в стране–партнере. Тут уж как повезет: может потребоваться сортировщик товара на оптовую базу в Китае, а может — специалист на строительство ГЭС в какой-нибудь в меру экзотичной стране в Южной Америке.

Всего в 2014 году Центр занятости населения Красноярска зарегистрировал 334 объявления от работодателей о поиске переводчиков. На рекрутинговых сайтах цифры, разумеется, выше и по итогам прошлого года доходят до 800 и более вакансий. Добавить в свое штатное расписание переводчиков, прежде всего, желали строительные и торговые компании, рестораны и авторемонтные предприятия.

Работодатели тут, впрочем, немного хитрят.

— Непосредственно на переводческую деятельность (переводы документации и сопровождение зарубежных партнеров) у специалиста, который нужен нашей компании, будет уходить никак не более 20 процентов рабочего времени, — рассказали в компании «Пиротек», которая на момент написания материала как раз искала «штатного переводчика», — остальное — стандартная офисная работа.

И такая ситуация не исключение. Дело в том, что потребность в штатном специалисте, который в компании занимался бы только переводами и ничем больше, сейчас большая редкость. Чаще речь идет о так называемых «секретарях-переводчиках», в обязанности которых помимо переводов входят и другие функции — от секретаря до кадрового делопроизводителя. Такое положение дел позволяет небольшим компаниям сильно экономить. Правда, высокой эффективности работы таких секретарей–переводчиков в том, что касается переводов специальных текстов, можно не ждать. Это удел совсем других людей.

dictionary_eng.jpg

Бюро находок

Отсутствие в штатных расписаниях компаний такой позиции как переводчик при появлении необходимости работы со специальными текстами заставляет руководителей этих предприятий искать решения на свободном рынке, обращаясь либо к так называемым фрилансерам, либо сотрудникам переводческих компаний (бюро).

Переводчик из числа фрилансеров Яна Шнайдер поясняет, что бюро переводов — это, по сути, посредники, которые берут на себя всю менеджерскую работу (поиск и переговоры с клиентом и так далее), а также (в идеале) контролируют качество выполнения работы:

— С тебя снимается вся менеджерская рутина, ты просто получаешь тексты на перевод в каком-то удобоваримом формате и четкие инструкции. Плюс крупные бюро могут обеспечивать более или менее стабильную загрузку, особенно если работать с двумя-тремя.

Из минусов такой работы: платят российские бюро, как правило, мало, поэтому чтобы прилично зарабатывать, надо работать очень много. Зарубежные конторы платят больше, но там, по словам Шнайдер, свои сложности — с расчетами, с разницей во времени (часто заказы приходят поздно вечером со сроком сдачи ночью).

Фрилансеры, работая напрямую с заказчиками, хоть и берут меньше, чем бюро, но сами по себе могут зарабатывать больше. Правда, вся рутина по поиску клиентов и ведению с ними переговоров ложится на них самих. Да и качество работы фрилансеров далеко не всегда может устроить заказчика.

По мнению переводчика и редактора переводов Антона Изотова, при работе с фрилансерами у заказчика выше шанс нарваться на непрофессионалов своего дела. Вспоминая свой опыт редакторской работы, он говорит, что такого «адского качества», которое порой выдают фрилансеры, в бюро просто не бывает. Даже если переводчик сработает плохо, редактор за ним поправит (а если этот переводчик сработает плохо во второй раз, то заказов он больше не получит). Впрочем, и бюро бывают разные, признает он:

— В одних господствует конвейерный принцип, а другие скорее можно сравнить с ателье, где мастера достаточно высокой квалификации индивидуально работают с каждым клиентом и редактор не переписывает перевод, а лишь подстраховывает переводчика. К сожалению, второй тип бюро постепенно отмирает, не выдерживая конкуренции с первым.

По словам Изотова, напрямую с фрилансерами обычно работает мелкий бизнес, в крупных компаниях это бывает просто запрещено.

— У меня даже была однажды интересная ситуация, — делится воспоминаниями он. — Я несколько лет работал напрямую с крупной международной корпорацией. Оплачивали мою работу они через стороннюю компанию, и когда я спросил, можно ли указать работу для них в резюме, категорически запретили мне это делать, объяснив, что если руководство узнает — полетят головы.

translate-button.jpg

Вселенский уравнитель

Значительно изменил ситуацию на рынке переводов за последние годы, конечно, Интернет. С одной стороны, сеть упростила поиск работы. Сейчас все настолько глобализировано, что никого не волнует, в какой части света ты будешь делать переводы, а клиент и исполнитель могут найти друг друга на специальных переводческих сайтах.

В то же время развитие Интернета и машинного перевода вместе с ним сгубило целые направления, которыми переводчики кормились в 1990-е.

— Двадцать лет назад можно было публиковать переводы либо пересказы интересных статей в СМИ, переводить письма для девушек, переписывавшихся в матримониальных целях с иностранцами, и так далее, — рассказывает подноготную Изотов. — Сейчас таких заказов просто не бывает, поскольку с несложными текстами уровня газет и личных писем успешно справляются системы автоматического перевода.

В целом, интернет для российских переводчиков стал таким «вселенским уравнителем», резюмирует он, поясняя, что практически во всем мире эта профессия принадлежит к нижнему среднему классу с небольшими доходами. Интернет в России дал возможность работать с иностранными клиентами и серьезно зарабатывать. В результате в 90-е и в самом начале 2000-х можно было говорить даже о богатых переводчиках. Однако через какое-то время доходы уперлись в потолок, а стоимость жизни при этом продолжала расти, и ситуация в итоге почти сравнялась с общемировой.

— Сейчас это такой типичный средний класс с доходом на уровне зарплаты полицейского, госчиновника или менеджера среднего звена в не самой крупной компании, но без возможности словчить, схалтурить или просто расслабиться на рабочем месте, — с сожалением говорит Изотов.

Притом, что к кризису, который сейчас за окном, сфера переводов чувствительнее прочих. С одной стороны, услуги перевода традиционно оцениваются в долларах или евро, поэтому теоретически появляется возможность зарабатывать больше. С другой — работы становится резко меньше, клиенты начинают экономить и приходится либо снижать ставку, либо сидеть без работы.

— В 2008 году, когда все в основном читали про кризис в интернете и удивлялись, почему у нас никакого кризиса не чувствуется, на рынке переводов все очень даже хорошо чувствовалось: несколько крупных компаний в ИТ-сфере, с которыми я работал, вообще ушли с российского рынка и закрыли здесь представительства. Сейчас тоже кризис уже чувствуется: стали появляться паузы в работе, которых до этого где-то 2-2,5 года вообще не было, — признался Изотов.

Сыграли свою роль и введенные в прошлом году санкции, из-за которых сократился поток туристов и объем поставляемых в Россию импортных товаров.

— Для переводчиков это означает уменьшение числа обращений туристов, выезжающих за рубеж, сокращение объемов таможенной документации, а также более редкие заказы от юридических лиц на технические переводы, — говорит директор бюро переводов «Конкорд» Ольга Ли.

globe-translate.jpg

Смена приоритетов

Самыми востребованными языками для переводов, по оценкам Ольги Ли, сегодня по-прежнему остаются английский, немецкий, французский и китайский. Европейские языки в этом объеме существенно лидируют, несмотря на политический разворот страны и сближение с «нашими китайскими друзьями».

Знание языков требуется при работе в сфере торговли, при сотрудничестве с зарубежными благотворительными фондами, а также при разборе технической документации на строительную технику и лесоперерабатывающее оборудование, перечислила Ли. При этом активность заказчиков имеет сезонность: в преддверии лета растет спрос на перевод пакетов документов для визирования от «частников», а в начале осени активизируются корпоративные клиенты.

Один из необычных трендов последнего времени — переводчики на свадьбах, когда жители Красноярска заключают браки с иностранными гражданами.

— Как правило, от момента первого обращения в бюро жениха и невесты для перевода документов до выхода переводчика в ЗАГС на церемонию мы успеваем подружиться с клиентами, — говорит Ольга Ли. — Так что потом счастливые молодожены шлют нам фотографии. В моей практике были разные международные браки, в том числе с гражданами Японии, Китая, Греции, Бангладеш, Пакистана, Нигерии.

Отдельным направлением идут языки СНГ, востребованные, по словам директора «Конкорда», всегда: например, за переводами с украинского сейчас обращаются ежедневно, что вполне понятно. В последнее время вырос спрос на тайский язык, который раньше считался редким. Тут, в общем, тоже все объяснимо: как туристическое направление Таиланд был востребован у красноярцев всегда, а с некоторых пор это еще и популярное направление среди эмигрантов-дауншифтеров.

Александр Ибрагимов



Сейчас на главной