Версия для печати

ТРАКТАТ О ПОЛЬЗЕ прокурорской любви,

В 1992 году я приобрел земельный участок в деревне Сухая Балка по ул. Степной, 176, где в 1996 году начал строительство жилых домов для себя и своих детей. Для управления строительством нанял за вознаграждение Виктора Николаевича, знакомого моего сына… В 2001 году, когда строительство большого жилого дома было завершено (строился еще маленький, кирпичный. — Ред.), Виктор предъявил мне требование заплатить ему за работу больше, чем я заплатил по соглашению с ним…»

Такое письмо пришло в редакцию одной из красноярских газет. Казалось бы, дальше и цитировать не надо — проблема пенсионера ясна: квартирный вопрос испортил не только москвичей.

Поссорились Виктор Николаевич с Иваном Васильевичем и влипли в судебную тяжбу. Но есть в этой истории особый шарм, ибо вот уже четвертый год пожилой северянин, похоже, борется не просто с зарвавшимся истцом, а с грозной машиной красноярской юстиции. Впрочем, все по порядку.

НА ДЕРЕВНЮ ДЕДУШКЕ

Итак, не желающий вступать в переговоры Виктор Николаевич сражается с владельцем земли и построек. Ему вроде бы не на что рассчитывать — документы, подтверждающие собственность, у пенсионера в полном порядке — в 2001-2002 годах выданы регистрационной палатой. Может быть, управляющего строительством вдохновляет факт, что с 1998 года он проживает тут же, на рабочем месте — в недостроенном доме Ивана Васильевича? Он тогда продал свое жилище в Сухой Балке и попросился на постой к работодателям. Пустили его на свою голову — как в сказке про заячью лубяную избушку. Кстати, пенсионер, мог бы насторожиться и раньше: в 2000-м раздался первый «звонок»: Виктор попросил оформить маленький кирпичный домик на свою мать, жительницу Сухой Балки. И, конечно, получил отказ.

В июне 2001 года мать Виктора, Нелли Васильевна, проживающая в Красноярске, подала в суд — на всех подряд: на Шуваевскую администрацию, на администрацию Емельяновского района и, конечно, на Ивана Васильевича. Суть искового заявления проста: ничего пенсионеру не принадлежит, все мое и моего сына.

В доказательство претензий Нелли Васильевна предъявила бумагу, на которой написано, что в 1995 году ей выделен земельный участок в Сухой Балке. Заметьте, без адреса, на деревне у дедушки. А еще пожилая женщина утверждала, что сын не просто проживал в доме работодателей, но и оплачивал свет, воду, налоги.

Казалось бы, дело не стоит выеденного яйца — с одной стороны эмоции, с другой — «убойные» документы. Как бы не так! Есть у истцов туз в рукаве. Недаром судебная тяжба длится вот уже четвертый год.

БЫЛА У ЗАЙЧИКА ИЗБУШКА

Первая инстанция, Емельяновский районный суд, 27 мая 2003 года Нелли Васильевне в удовлетворении иска отказала. Красноярский краевой суд (как быстро растет значимость банального гражданского дела!) отменил решение суда первой инстанции, потому что в это самое время шло следствие по уголовному делу, возбужденному против должностных лиц Шуваевской сельской администрации, якобы подделавших документы о границе спорных земельных участков. Нюанс: уголовное дело прекращается на время отпуска емельяновского прокурора. Выйдя из отпуска, прокурор немедленно дело возобновляет.

Только после почерковедческой экспертизы, проведенной по этому банальному делу в самой Москве, уголовное дело было прекращено — в июле 2004 года. Но здоровье главе Шуваевской администрации Николаю Харлану никто не вернет: он от всех перипетий зрение потерял. Кстати, именно в 2004 году со стороны истцов вдруг выплыли квитанции о приобретении и оплате Виктором Николаевичем части стройматериалов, из которых якобы построен дом Ивана Васильевича. Но эти документы в столицу на экспертизу никто не посылал.

Дальше — больше. В ноябре 2004 года судья Емельяновского района выносит определение, подтвержденное впоследствии краевым судом, согласно которому ответчикам не разрешается чинить препоны истице и ее родственникам по проходу, проезду на спорное домовладение.

Кстати, это уже похоже на прямое нарушение Конституции РФ, ч,3 ст.35, где чёрным по белому сказано, что «до принятия судебного решения никто не вправе лишать собственника его имущества». Возникает законный вопрос: чего добивается судья Емельяновского района? Кровопролития? Впрочем, уголовный оттенок у истории уже есть. Недавно у Ивана Васильевича сожгли баню потом сломали забор, обрезали телефонный провод, засорили сток канализации. Пенсионер уверен: это не случайно. И Виктор Николаевич бесконечно угрожает ему не случайно. Но для того, чтобы возбудили уголовное дело, Ивану Васильевичу пришлось «пробиться» на прием не к кому-нибудь, а к самому прокурору края!

«Дом все равно будет наш!»

Так, по словам Ивана Васильевича, заявила ему приятная во всех отношениях дама по имени Елена. И едко добавила:

— Пишешь, писатель? Ну, пиши, пиши…

И процитировала пенсионеру его обращения в суд и прокуратуру, совсем не предназначенные для чужих ушей…

Азарт симпатичной дамы в спорном деле понятен: как утверждает прокуратура Красноярского края, Елена Владимировна имеет фактические брачные отношения с Виктором Николаевичем, И ребенка совместного имеет, спешим добавить. Но, кроме того, Елена Прекрасная занимает серьезную должность — она заместитель начальника отдела по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессе прокуратуры Красноярского края.

Как утверждает Иван Васильевич, Виктор Николаевич этим обстоятельством откровенно бравирует: утверждает, что с помощью своей сожительницы заберёт у пенсионера все недвижимое имущество. Действительно ли вышеупомянутая дама проявляет в банальном деле несвойственную для прокурора столь высокого ранта активность? Известно, что Елена Владимировна наносила визит в прокуратуру Емельяновского района — видимо, по долгу службы. Именно она, представившись работником краевой прокуратуры, обратилась в комитет по земельным ресурсам, где ей ответили, что документ свекрови от 1995 года юридически недействителен — «нет акта согласования границ земельного участка».

Иван Васильевич написал письмо в краевую  прокуратуру, в котором указал, что Елена Владимировна использует служебное положение в интересах не чужого ей человека, матери своего гражданского супруга. И получил ответ: «Ваши доводы… неоднократно проверялись прокуратурой края и не нашли своего подтверждения». А на повторную жалобу первый заместитель прокурора края ответил более сурово: «Предупреждаю, что в случае направления вами вновь жалоб, доводы которых уже рассматривались…, а также содержащих оскорбительные выпады в адрес работников прокуратуры, переписка с вами может быть прекращена».

На днях в Красноярск прибыла гостья-работник прокуратуры Иркутской области. « Третейский судья» приглашен заместителем Генерального прокурора Российской Федерации Симученковым для окончательного вердикта по делу о земельных участках.

Это разумное решение, судя по тому, что одним из ответчиков по делу является работником прокуратуры, человек, профессиональный долг которого — не личная выгода, а контроль  за соблюдением российских законов…

Игорь ДЕМЧЕНКО



Сейчас на главной