Версия для печати

Торжество Системы

2 марта на берегах Енисея прошло без особых потрясений. Победили те, кто должен был победить. В стране – Дмитрий Медведев, а в Красноярске – Петр Пимашков и партия «Единая Россия». Локальные сюрпризы не в счет. Иррациональность и импровизации нынче не в моде. В цене – точный расчет и технологические решения. Время героев-одиночек прошло. Именно те, кто присягнул Системе, пьют сегодня шампанское и закусывают устрицами. Остальные пишут мемуары.

Выборы-2008 довели процесс формирования политической системы страны и края до логической точки. Отныне вход в элиту с заднего входа крепко-накрепко заколочен. Случайных людей наверху уже не встретишь. Все они посчитаны, просчитаны и распределены по ячейкам. У каждого из них своя строго определенная миссия, выходить за рамки которой чревато вылетом из обоймы. Это современная номенклатура.

Ничего удивительного в этом нет. Формирование политического класса в любой стране проходит через определенные этапы. Крушение закостеневшей советской системы породило хаос, который дал возможность попробовать поймать удачу за хвост не только представителям истеблишмента. Много случайных людей появилось в то время в российской власти, но жестокие законы естественного отбора отсеяли слабых, оставив в Системе наиболее приспособленных и сильных. Даже хищники из породы олигархов вынуждены были отступить перед тотальным наступлением Системы. Сегодня весь вопрос в том, насколько устойчив нынешний миропорядок в России. Здесь могут быть разные ответы.

ЛОВУШКА ПРЕЕМСТВЕННОСТИ

Вопроса: «Кто победит на выборах Президента?» не существовало в принципе. Интерес вызывали более мелкие проблемы – сколько наберет преемник, какая будет явка в стране и регионах, в каком порядке расположатся на пьедестале спарринг-партнеры Дмитрия Анатольевича и т.п.

Президентские выборы фактически стали калькой с госдумовских – 70% за Дмитрия Медведева превышают результат «Единой России», который «партия власти» получила 2 декабря, но не настолько, чтобы говорить о большом разрыве. Уровень поддержки власти сегодня достаточно высок, чтобы чувствовать себя уверенно и в отношениях с Западом, и внутри страны. Хотя почти 30% отданных избирателями голосов за Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского – цифра серьезная, которая говорит о том, что в России далеко не все довольны жизнью. База для протестных настроений есть, а, значит, и нынешняя стабильность далеко не «железобетонная».

Сейчас все наперебой обсуждают сценарии пьесы, в которой участвуют два героя – Медведев и Путин. Дуумвират – явление необычное для страны, в которой традиционно может быть только один верховный правитель. Но, на наш взгляд, хотя потенциальную опасность двоевластия в России со счетов сбрасывать не стоит, тем не менее, вся логика политического развития предыдущих лет показывает, что Кремль прекрасно понимает, что страна в нынешней ситуации не может позволить себе такую роскошь, как византийские интриги и кровавые войны в элите. Есть стратегические угрозы, которые заставляют объединяться все кланы, находящиеся у власти.

Главная угроза, как это ни странно звучит на фоне перманентного роста ВВП, лежит в сфере экономики. Верховная власть, нарастив за путинскую эпоху политические мускулы, пока не смогла реально модернизировать экономику. По своему технологическому состоянию она находится в прошлом веке. Жирок, нажитый в основном за счет нефтедолларов, не удалось конвертировать в «умную экономику». Невосполнимые природные запасы качаются в ближние и дальние страны. А надолго ли их хватит? Что если завтра в промышленных масштабах начнет производиться альтернативной углеводородам топливо?

Проблема состоит в том, что заметно усилившаяся за последние годы, отечественная бюрократия в большинстве своем вполне довольна своим положением и не заинтересована в радикальных изменениях. Чиновничество не без оснований считает себя одной из опор нынешнего режима и, сыто мурлыкая, полагает, что своей преданностью вполне заслужила право на спокойное «кормление». Так она понимает «преемственность власти». Однако, именно паразитарная сущность бюрократии не дает стране двигаться вперед. Переформатировать ее только нажимом и реформами сверху не удастся. Здесь не обойтись без демократизации и относительной свободы СМИ. Но это означает пойти на серьезные политические риски. Новому президенту придется принять принципиальное решение. Судя по докладу, который он произнес в Красноярске, Медведев понимает необходимость дебюрократизации экономики и даже предложил программу «4И» – комплекс стратегических решений, которые позволят отечественному бизнесу сбросить оковы и освободиться от навязчивой опеки чиновников. Но станут ли правильные слова реальными делами? Если ответ будет отрицательным, то уже через несколько лет мы можем столкнуться с проблемами, которые стали неразрешимыми для советской империи в конце 1980-х годов.

НОВЫЕ ЗАДАЧИ И СТАРЫЕ ЛИЦА

Аналогичные проблемы встают и перед красноярской властью. Уверенная победа Петра Ивановича и «медведей» еще не повод впадать в эйфорию. Красноярцы в очередной раз дали власти «карт-бланш» и вправе ожидать от нее вменяемой политики, устремленной в завтрашний день. «Единая Россия», как мы предсказывали еще в январе, сделала тему будущего столицы края главной в своей избирательной кампании, и это был правильный выбор. У Красноярска сейчас лучшие стартовые возможности по сравнению с другими городами Сибири, так что грех не воспользоваться этим преимуществом. Но насколько готовы к этому «верхи» и «низы»?

Костяк нынешней администрации города составляют люди-управленцы, которые сформировались еще в советскую эпоху. Школа, бесспорно, была в те времена не чета нынешней, но насколько они способны эффективно строить город XXI века, «Большой Красноярск»? Вопрос остается пока без ответа.

Нужно отдать должное Петру Пимашкову, который периодически впрыскивает в мэрию свежую кровь, привлекая в ряды чиновников, в частности, людей науки, но, похоже, нынче настало время для более глубокого реформирования команды. В ней должны появиться люди, совмещающие в себе технократов с творческим мышлением и жестких управленцев. Такие люди команде Пимашкова явно не помешали бы. Часть из них, возможно, будет рекрутирована из законодательной власти.

В горсовете Красноярска, где «единороссы» получили 26 мандатов из 35, появилось немало новых лиц, причем большинство связано с «Норильским никелем». В списке «ЕР» они оказались, конечно, по согласованию с губернатором Александром Хлопониным. Возможно, краевая власть пытается осторожно внедрить в ткань городской власти своих «агентов влияния». Очень интересно посмотреть, как они будут вести себя в горсовете при голосовании по принципиальным вопросам. Например, по внесению в Устав города поправок, которые лишат горожан права выбора мэра Красноярска. Эту идею сейчас активно пропагандируют красноярские «жириновцы». Многое станет ясно именно в такие моменты.

ТРИ В КУБЕ

ЛДПР вместе с КПРФ и «Справедливой Россией» получили на троих девять депутатских мандатов – три в кубе. Таким образом, все части партийного паззла встали на свое место. Горсовет Красноярска стал братом-близнецом Государственной Думы, хотя все могло бы быть по иному, если бы до финиша дошел бы «Блок Анатолия Быкова». Вполне возможно, что ЛДПР при таком раскладе вообще оказалась бы без депутатов (Анатолий Петрович никакого отношения к их Быкову, прописанному в списке, не имеет). Но нет смысла говорить в сослагательном наклонении о том, что уже произошло.

Какова роль оппозиции в городском парламенте? Понятно, что реально на процессы они влиять не могут. Главный плюс, который они приобрели, это возможность, используя депутатский ресурс, целенаправленно готовиться к избирательным битвам 2012 года.

Монополия «Единой России», несмотря на все ее победы последнего года, незыблемой не кажется. 2 марта мы поставили финальную точку в одном избирательном цикле. Но уже сегодня начался следующий!

Александр ЧЕРНЯВСКИЙ



Сейчас на главной