Версия для печати

Суровые будни сибирской тюрьмы

Корреспондент ИА «Пресс-Лайн» побывал в самой северной тюрьме России, где ознакомился с работой сотрудников и бытом осужденных.

Сотни верст к северу от Красноярска. Старинный город Енисейск. Улица Декабристов. Даже простая географическая характеристика этого места уже наводит на мысли о легендарной сибирской ссылке. При углублении в историю становится понятным, что небезосновательно: сам город был основан как острог в 1619, практически сразу появилась здесь и «тюремная изба». Уже к концу XVII века Енисейск стал известен своей «обширной тюрьмой», где содержался легендарный раскольник — протопоп Аввакум — и проводились казни чернокнижников.

turma2enis_01.jpg

В 1865 году в городе было построено здание тюрьмы, сохранившееся до сих пор. За долгие годы успели смениться многие поколения сотрудников и осужденных, менялись и организационно-ведомственные формы заведения. Сейчас здесь — федеральное казенное учреждение «Тюрьма № 2» ГУФСИН России по Красноярскому краю.

turma2enis_02.jpg

Для справки:
В тюрьмах отбывают наказание осужденные к лишению свободы на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, при особо опасном рецидиве преступлений, а также осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, переведенные из исправительных колоний. /Ст. 74 УИК РФ/

Будни тюрьмы строгого режима суровы и отличаются от условий колонии. Здесь, в соответствии с Уголовно-исполнительным кодексом РФ, можно в течение года иметь всего два краткосрочных свидания, получать одну посылку и одну бандероль и пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью один час. То, что в колонии считалось бы наказанием, в тюрьме — суровая норма. И если колоний в России много, то тюрем — гораздо меньше. В Красноярском крае их всего две, вторая из них находится в Минусинске. Здесь же, в Енисейске, — самая северная тюрьма России. И одна из самых современных в системе исполнения наказаний.

Свой нынешний статус Тюрьма № 2 получила недавно — летом 2012 года. Как рассказали в отделе кадров, на конец ноября 2013 года штатная численность начальствующего и рядового состава составила 225 единиц, полностью укомплектован и штат медицинских работников. Коллектив сотрудников молодой, средний возраст — 35-40 лет, большинство из них — непосредственно из Енисейска, а также из расположенного недалеко города Лесосибирска и близлежащих деревень.

turma2enis_03.jpg

Сибиряки обеспечивают исполнение наказаний для опасных преступников со всей России. В настоящее время в Тюрьме № 2 предусмотрено 150 мест для приговоренных к тюремному виду режима. Первое этапирование состоялось в августе 2013 года, и число таких осужденных пока в пределах 30 человек. Помимо этого, здесь действует еще и СИЗО, где содержатся подследственные из ряда районов Красноярского края. Приговоренных к пожизненному сроку в тюрьме нет — для них предусмотрены другие условия (в колониях особого режима).

Система исполнения наказаний требовательна и не чужда внутренней самокритике. Возле отдела кадров — стенгазета-молния, осуждающая пятерых сотрудников, попавших почти в довлатовский сюжет: переусердствовали в праздновании дня рождения товарища. На стене напротив — строгий взгляд министра юстиции. Рядом — дверь кабинета начальника учреждения. С 2010 года этот пост занимает подполковник внутренней службы Андрей Викторович Зверев.

Подполковник Зверев

turma2enis_04.jpg

Рабочий день начальника Тюрьмы № 2 начинается рано утром. Андрей Викторович работает здесь с 1990 года. «По специальности я механик, закончил политехнический институт в 1987 году по специальности «технологии машиностроения», работал конструктором на заводе в Красноярске, — рассказывает он. — В 90-е годы, когда завод закрылся, дальнейшей жизни в Красноярске я не видел, переехал в Енисейск. Работы по специальности здесь не оказалось, можно сказать, волей случая попал в систему исполнения наказаний. И с тех пор о своем выборе не жалею».

«В советское время сотрудник знал, что его ожидает, приходил на службу лейтенантом, через 15-20 лет выходил на достойную пенсию, — вспоминает подполковник. — В течение 90-х что-то менялось, где-то в лучшую, где-то худшую сторону. Что касается ситуации на данный момент, то уровень жизни, конечно, вырос, стала достойной зарплата, появилось больше социальных гарантий для сотрудников, повысился престиж службы. Открытых вакансий нет, работать к нам идут с большой охотой». Начальник самой северной тюрьмы России отметил также, что сотрудники системы исполнения наказаний регулярно обмениваются опытом — и по региону, и по стране.

В тюрьме есть возможность заключить брак, но порой уместно ставить вопрос о разводах — при длительных сроках наказания они неизбежны. Как отметил Андрей Зверев, иногда встречаются и люди, у которых вообще нет никакой социальной связи с «волей» — даже написать некому. Тем не менее, пишут активно — в большей степени в различные инстанции для обжалования приговоров. Причем чем больше срок, тем более считают себя невиновными. Характерно, что раньше это было выражено меньше — сказывались пресловутые воровские традиции, по которым жаловаться было не принято. Сейчас же, несмотря на заверения в верности традициям, жалобы пишут по 10-15 листов.

turma2enis_07.jpg

По словам начальника Тюрьмы № 2, возможности для организации труда для заключенных здесь пока нет. Согласно закону, для этого должны быть специальные условия, которые планируется создать в следующем году. «Но возникает вопрос — у них практически ни у кого нет подтвержденной специальности. На словах они умеют многое, но допустить их до работы без подтверждения нельзя, — заметил он. — Также спорно, насколько была бы востребованной их продукция: в тюрьме возможна работа преимущественно на кустарном уровне, и было бы трудно конкурировать, например, с колониями».

Говоря о возможных нарушениях порядка, Андрей Зверев отметил, прежде всего, межкамерную связь: если в колонии возможностей для общения между заключенными больше, то в тюрьме круг их общения сужен, соответственно, пытаются как-то перекликиваться, чтобы узнать новости из других камер. «Раньше наиболее изобретательные делали «удочки» из газет, пытаясь что-либо передавать через окна. Сейчас все окна и камеры — под видеонаблюдением, и такие факты сошли на нет», — заметил он. Бывают и бытовые конфликты, обусловленные психологическими причинами — в тюрьме и стены давят. А вот суициды — редкость. «За 20 лет службы могу вспомнить лишь один случай, когда человек пытался действительно свести счеты с жизнью — ночью под одеялом разрезал живот. Но и его все равно успели спасти. В основном же угрозы суицида не более, чем шантаж», — комментирует начальник.

«В истории этой тюрьмы было всякое, — говорит Андрей Зверев, отвечая на вопрос о попытках побега, — стоит только ослабить внимание…». Состоявшихся фактов побега из-под охраны, впрочем, не было допущено. Напротив, многие возвращаются сюда снова. «Кто-то сидит уже не в первый раз, хотя молодежи и стало больше. И в этом плане я не понимаю психологию этих людей, что их тянет сюда», — констатирует начальник тюрьмы.

Строгость режима

turma2enis_05.jpg

Распорядок дня в тюрьме строго регламентирован. Подъем в 6:00, отбой в 22:00. Для заключенных предусмотрены ежедневные прогулки и трехразовое питание. Современные условия Тюрьмы № 2 видны во всем: каждая камера оборудована телевизором, холодильником и шкафчиками для пищевых продуктов и предметов личной гигиены.

turma2enis_06.jpg

Камеры здесь трехместные, шести и восьмиместные. Сейчас сидят в основном по 2-3 человека. Во всех камерах имеется умывальник с горячей и холодной водой, зеркало и отдельно отгороженный туалет.

turma2enis_08.jpg

Отдельно будут содержаться особо опасные рецидивисты («воры в законе»): их камеры оборудованы дополнительными устройствами видеонаблюдения, здесь только что прошел ремонт и скоро ожидается их прибытие. Ремонт идет и в подвале, который сам по себе наглядно демонстрирует богатое историческое наследие отечественной системы исполнения наказаний — кирпичная кладка относится к XIX веку, напоминая нам о том, насколько современные тюрьмы отличаются от прежних.

turma2enis_09.jpg

Отличается от реалий прошлого и система питания заключенных: сегодня нормативы утверждаются на самом высоком уровне — правительством страны. Сейчас, в частности, в день заключенные получают 550 гр. хлеба, 550 гр. картофеля, 250 гр. овощей, 100 гр. рыбы и 90 гр. мяса. На федеральном уровне регламентировано даже количество горчичного порошка, лаврового листа и томатной пасты. Приготовление пищи в Тюрьме № 2 — на уровне всех предусмотренных санитарных стандартов.

turma2enis_12.jpg

turma2enis_11.jpg

turma2enis_10.jpg

Помимо питания за счет государства, закон дает право отбывающим наказание дополнительно отовариться в магазине за свой счет. Для тюрьмы строгого режима лимит составляет 600 рублей в месяц (для общего режима — на 200 рублей больше). Цены на обычном уровне, как и в городе. Поскольку заключенные в тюрьме не работают, деньги на их личном счете могут появиться преимущественно в качестве переводов от родственников.

Прежде чем попасть в тюремную систему «все включено», предстоит пройти строгий досмотр и даже дезинфекцию. Такие жесткие требования небезосновательны — сам перечень мест, где можно тайком пронести запрещенные предметы, включает около 25 пунктов. Однако опыт офицера, проводящего досмотр, а также зеркало на полу для осмотра «естественных полостей» не оставят ни единого шанса пронести в тюрьму что-либо запрещенное и таких фактов еще не было.

turma2enis_13.jpg

turma2enis_14.jpg

turma2enis_15.jpg

Кроме обысковой, в тюрьме есть камеры предварительного заключения, душевое отделение с раздевалкой, парикмахерская, кабинет врача, помещение для хранения личных вещей осужденных и кабинет оперативных работников. А на специально оборудованной части территории (прогулочные дворы) проводятся ежедневные прогулки заключенных.

turma2enis_16.jpg

turma2enis_17.jpg

Специально оборудованы и помещения для краткосрочных свиданий — родственники могут поговорить с заключенными через решетку.

turma2enis_18.jpg

Помимо этого, предусмотрены и телефонные разговоры (за счет средств заключенных или их родственников). Есть возможность позвонить даже по видеотелефону. Правда, пользуются здесь ей не часто — экономят деньги: одна минута разговора стоит около 4 рублей.

turma2enis_19.jpg

Средства и технологии

За состоянием дел в каждой камере и на улице круглосуточно следят 5 операторов поста видеоконтроля, работающих по 12 часов. Сейчас в Тюрьме № 2 используется 238 видеокамер, 46 из них по линии охраны, 192 — по линии режима и надзора и одна — купольная, общего надзора. Периметр охраняемой территории составляет 581 метр. В тюремном корпусе следить за ситуацией оператору помогает современное оборудование — 6 сорокадвухдюймовых мониторов, 6 видеорегистраторов (каждый по 16 каналов), на которые выведено изображение с 68 видеокамер. Посты оборудованы и системой громкоговорящей связи: в случае выявления нарушения оператор требует прекратить неправомерные действия и предупреждает об ответственности, а если заключенные не подчиняются — следует немедленное реагирование дежурной смены. Как отмечают сотрудники, установка такого вида связи уже обеспечила положительный профилактический эффект.

turma2enis_20.jpg

Оружие сотрудникам, обеспечивающим соблюдение режима внутри тюрьмы, иметь при себе запрещено. Разрешаются только спецсредства: газ, дубина и собаки.

turma2enis_21.jpg

Чтение и наказание

Для нарушителей установленного порядка законом предусмотрено наказание в виде штрафных изоляторов (ШИЗО, карцеров). Сюда могут посадить на срок до 15 суток. Перечень злостных нарушений подробно расписан в Уголовно-исполнительном кодексе — от употребления спиртных напитков до организации групповых неповиновений. Заключенным, водворенным в ШИЗО, запрещаются свидания, телефонные разговоры, приобретение продуктов питания, получение посылок, передач и бандеролей. Они имеют право пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью один час. Сами помещения могут быть как на несколько мест, так и одиночными. Нары днем «пристегиваются» к стене, можно только сидеть или ходить. Впрочем, ходить особо негде: например, в одиночном карцере все находится на расстоянии вытянутой руки.

turma2enis_22.jpg

Пустуют штрафные изоляторы редко. Из-за того, что с августа 2013 года в учреждение стали прибывать заключенные, имеющие отрицательную направленность (что подразумевает тюремный вид режима), количество водворений в карцер возросло на 47% по сравнению с прошлым годом.

Из приятных «бонусов» для осужденных предусмотрено пользование библиотекой. Ее фонд в Тюрьме № 2 составляет около 3 тысяч экземпляров. Приговоренные к тюремному виду режима сами в библиотеку не ходят — книги приносят им в камеры по заявкам. Популярностью пользуются детективы и всевозможные виды словарей — от толковых до иностранных.

turma2enis_23.jpg

У меня все хорошо

Рассказы Виктора Гюго читает сейчас его тезка — Виктор Половинкин, отбывающий срок за убийства. Ему — 23 года, а срок лишения свободы — 24. Из них прошло только 5. «Давно уже раскаялся, но наказание надо отбывать, ничего не поделаешь», — говорит Виктор. «Самые трудные — первые два месяца тюрьмы, когда привыкаешь к этой обстановке, — признает он. — Если бы была возможность заменить пребывание здесь любым тяжелым трудом, то сделал бы это с радостью. Находиться здесь — наказание само по себе». Связано это, по его словам, с ограничением свободы передвижения. В остальном же каких-либо жалоб на условия содержания нет.

turma2enis_24.jpg

Возможность перевода в менее строгие условия предусмотрена законом: положительно характеризующиеся осужденные могут быть переведены для дальнейшего отбывания наказания из тюрьмы в исправительную колонию. Виктор уверен, что столь длительный срок наказания полностью искупит его тяжелую вину и на свободу он выйдет действительно с чистой совестью.

«У меня все хорошо, — сказал он, отвечая на вопрос о том, в какой помощи нуждались бы заключенные в случае освобождения. — Родители состоятельные, помогут, потом получу профессию, сам устроюсь, женюсь… Ребенок уже есть — подрастает дочка». Что же касается других заключенных, вышедших на свободу, то, в первую очередь, от государства им будет нужна помощь с трудоустройством и жильем, говорит Виктор.

Итоги

Завершая знакомство с Тюрьмой № 2, парадоксальным образом можно отнести слова «все хорошо» не только к вольной жизни, но и к пребыванию здесь. Действительно, счастье в том, что в нынешних условиях, когда за материальным обеспечением заключенных и соблюдением их прав строго следит государство и общество, а система исполнения наказаний работает на высоком профессиональном уровне, пребывание в тюрьме порой в лучшую сторону отличается от жизни иного человека на воле.

Но вспоминаются и строки Федора Михайловича Достоевского, характеризовавшего заключенных (также на примере сибирских тюрем): «На какой бы срок он ни был сослан, он решительно, инстинктивно не может принять свою судьбу за что-то положительное, окончательное, за часть действительной жизни… Чувствует, что он не у себя дома, а как будто в гостях». И, наверное, справедливо будет сказать, что страшнее тюрьмы — только путь к ней: личностный, моральный, в чем-то общий для многих заключенных, но, в то же время, свой для каждого. Остается только пожелать, чтобы общество чаще задумывалось о том, как предотвратить преступление до того, как человек пройдет по этому пути. И чтобы для сотрудников системы исполнения наказаний, правозащитников и журналистов путь в тюрьму всегда был связан только со служебной необходимостью.

Роман Кулаковский — ИА «Пресс-Лайн»

За содействие в подготовке материала благодарим пресс-службу ГУФСИН по Красноярскому краю и ее руководителя Екатерину Аркадьевну Броцман; сотрудников ГУФСИН по Красноярскому краю Елену Андреевну Ломакину и Вячеслава Николаевича Рункова.

Читайте также:
В крае растет число ВИЧ-инфицированных заключенных
Большинство жалоб, поступающих от осужденных в крае, подтверждения не находят



Сейчас на главной