Версия для печати

Социальные медиа отчитали за активность

pixabay.com

Журналистам «старой школы» стало обидно за «кедики» и отсутствие функций

Минувший июль стал очень урожайным на дискуссии в Facebook про будущее медиа. Новые vs старые, этично vs неэтично и многое другое. Вот уважаемый руководитель уважаемой пресс-службы уважаемого муниципального образования горюет о том, что «… Новый тренд в новостной журналистике, построенный на сообщениях в соцсетях, уже начинает «мозолить» глаза». Вот его поддерживает пиарщик крупной государственной компании, страдающий от того, что «… Когда я учился на журфаке, про функции журналистики все было понятно. Классические представления. Нет, не только информировать. Не только следовать за событием, оставаясь нейтральной стороной. Но и отделять главное от неглавного. Задавать повестку. Проверять и перепроверять факты. Не всякие явления считать фактами. Не все публиковать. Давать оценку тому, что хорошо, а что плохо. Организовывать людей на действия или наоборот, предостерегать от действий».

Ну и апофеоз, конечно — стон олдскульного хакасского журналиста о новом тренде местной республиканской информполитки, которая решительно и бесповоротно взяла курс на работу с соцмедиа-сообществом. Стон настолько прекрасный, что часть его нужно процитировать полностью (орфография и пунктуация — по оригиналу):

«…К примеру, черногорский видео-блогер Руслан Гительман имеет более 60 тысяч подписчиков. К такому успеху парень пришел, выкладывая ролики о том, как он пьет пиво, парит вейп, орет песни и несет какую-то веселую пургу. И люди на это идут, поскольку многим прикольно поглядеть на очередного фрика и чисто поржать. А есть еще юные дурочки, набирающие десятки тысяч просмотров лишь за то, что показывают сиськи перед веб-камерой. Вы такой «популярности» для губернатора хотите? Чтобы он с сетевыми фриками сиськами мерился? Видимо, все так и есть. Кое с кем из вышеназванных сетевых фриков аппарат информационной службы наладил сотрудничество. В принципе, ничего плохого в этом нет. Но и ничего хорошего тоже. Беда в том, что таких персонажей нельзя использовать как полезный канал информации. Ну, невозможно довести до публики серьезный общественный проект или призыв голосовать за кого-то через парня, который до этого только бухал, курил и прикалывался, либо через юную инстаграм-блогершу , которая ранее рассказывала про модные кедики, парфюм, вискарь Jack Daniel’s и рассуждала о том «как я люблю жить в стиле лакшери» .

Тут, конечно, есть, что возразить по содержанию. И вспомнить тот факт, что одна из самых тиражных газет Красноярска в своё время — «Комок», которую читали и очень ценили в самых высоких и закрытых от «большого мира» кабинетах, на других своих страницах публиковала «Советы от майора Быкова», где встречались такие слова, по сравнению с которыми рассуждения о «жизни в стиле лакшери» — так, детский сад. И взять в руки ныне здравствующую «Комсомолку», например. На первых полосах — интервью первых лиц страны, на последних — авторские колонки о сексе. Почему эти вещи должны друг другу противоречить?

Но, кажется, тем, кто пишет посты в стиле «о, Боже мой», содержательные аргументы не очень нужны. Их взгляд на медиа — это вопрос веры. Если человек верит, что Бог есть (или Бога нет — а то мало ли, кого мы можем обидеть) — его невозможно переубедить доводами из области физики (или теологии). Если человек верит, что соцсети — это место тусовки для школоты, где они смотрят порно и рассказывают про модные кедики — его не переубедить свежими опросами ФОМа о том, что социальные сети и блоггеры сейчас являются основным источником информации для 50% молодёжи, а газеты и журналы — лишь для 16%. Ещё разительнее, кстати, цифры в случае с вопросом «Откуда вы чаще всего узнаёте политические новости?»: здесь «мир вейперов и сетевых фриков» выигрывает у традиционных бумажных СМИ со счётом 41:6 и почти вплотную догоняет телевидение. Если пиарщик привык, что объективная правда — это то, что написано в пресс-релизе, а всё, что пишут в местных пабликах «ВКонтакте» — это пустая болтовня, то зачем ему вообще нужны те же итоги ФОМа, где публикациям в соцсетях доверяют 10% аудитории, а газетам, состоящим из пресс-релизов пиарщиков — всего 1%?

Ещё год назад эти же люди (и не только они) говорили нам о том, что «молодёжь не интересуется политикой», но уже весной на митинги по всей стране вышли их собственные дети. Вера пошатнулась, но пока не разрушена. И посты в Facebook о том, как же «мозолит глаза» новая информационная повестка, в которой соцсети стали первичны — это история не про аргументы. Это молитва, убеждающая самих авторов в том, что нужно просто немного подождать и всё пройдёт. И функции журналистики, которые изучались на журфаке 20 лет назад, вернутся. И уважаемый редактор республиканской газеты или пиарщик крупной государственной компании снова станут лидерами мнений, а про «…юную инстаграм-блогершу , которая ранее рассказывала про модные кедики, парфюм, вискарь Jack Daniel’s и рассуждала о том «как я люблю жить в стиле лакшери»» все забудут.

Как говорится в этих ваших социальных сетях — «хорошая попытка, но нет».



Сейчас на главной