Версия для печати

Русский художник

«История мира — это биография великих людей», сказал когда-то известный английский романист, философ и историк Томас Карлейль. И действительно — историю пишут люди: выдающиеся и не очень, богатые и бедные, знатные и простые…

Царь Лидии, обладатель неслыханных богатств, Крез и бывший раб, гладиатор Спартак, иранский пророк Зороастр и Иисус Христос, итальянский философ Никколо Макиавелли и его современный последователь Иосиф Сталин, величайший теолог своего времени блаженный Августин и один из величайших палачей современной эпохи, лидер Красных кхмеров — Пол Пот, покоритель мира Александр Македонский и сидевший в бочке философ Диоген, «мечтатель из Атланты», баптистский проповедник Мартин Лютер Кинг и «звездный мечтатель» Сергей Королев…

И они, и многие другие оставили свой неповторимый след в Истории. И без знания ее мы всего лишь «должны признать себя случайными, не знающими, как и зачем мы пришли в мир, как и для чего в нем живем, как и к чему должны стремиться», как писал Василий Ключевский. И это правильно. «Когда мы гордимся отечеством — мы гордимся его великими людьми», говорил еще Иван Павлов. Патриотизм не антитеза объективности, а ее важнейшая предпосылка (что, кстати, прекрасно знают англосаксы с их знаменитым: my country, right or wrong! — это моя страна, права она или нет!).

И пусть ты даже не патриот, пусть ты не знаешь Ключевского и Павлова, а только Пушкина и Дюма, но то, что делает тебя культурным человеком, должно начинаться с истоков, с «родного порога». И будет очень хорошо, если ты, живя в Красноярске, будешь знать, что наш Железнодорожный мост, как один из первых опытов применения большепролетных металлических конструкций в России, наряду с Эйфелевой башней, был удостоен высшей оценки на Парижской выставке 1900 года. Или в честь кого названы не только улицы Ленина или Маркса, а Киренского, Тотмина, Красикова, Гладкова…

Девять из 10 наших земляков не знают и кто такой Дмитрий Иннокентьевич Каратанов, чьим именем названа одна из главных улиц Центрального района. Собственно, эта небольшая улица на Стрелке, выходящая к Каче, переименовывалась много и часто: в 1820 — улица Площадная поперешная, потом — переулок Голицынский, Думский, Степановский. В советское время была улицей Искусств, которую в 1974 году сделали улицей Каратанова, в честь 100-летия со дня его рождения.

Да, на фоне нашего другого известного художника Василия Сурикова Каратанов, возможно, не так известен, но, тем не менее, он является выдающимся художником-этнографом своего поколения, оставившим особый след в истории изобразительного искусства не только Красноярска, но и всей страны. Родившийся в Аскизе, в Минусинском уезде, он учился рисованию у приехавшего из Малороссии в Красноярск художника, академика Рутченко. А уже в 14 лет пошел показывать свои работы самому Сурикову, который и посоветовал парню ехать в Петербург, учиться в Академию художеств, куда Каратанов поступил в 1892 году. Правда, вот проучился он всего три года — не хватило средств. Даже поддержка его педагога, известного Архипа Куинджи, у которого он одно время жил на даче, не помогла. В 1896 году он возвращается в Красноярск и 4 года путешествует по Енисейской губернии — пишет пейзажи, совершенствуя технику, а зарабатывает частными уроками. После чего на год опять отлучка в Питер и работа в художественной студии-мастерской Марии Тенишевой (известная русская художник-эмальер, педагог, меценат и коллекционер).

Но молодого художника тянет домой… И в 1901 году он возвращается. Навсегда! И для начала… совершает более десяти длительных поездок с экспедициями разного назначения, в основном по северным районам губернии. А 27 января 1910 года в Красноярске открывается первая в Сибири рисовальная школа с четырехлетним обучением. 10 марта енисейский губернатор Бологовский назначает Каратанова ее преподавателем, и тот составляет первую программу преподавания. У него учились многие известные теперь красноярские мастера: например, Андрей Лекаренко, будущий учитель Андрея Поздеева.

Сразу после революции Каратанов становится сотрудником Красноярского краеведческого музея (вплоть до 1940 года). Как штатный художник принимает участия во множестве научных экспедициях: от Красноярска до Енисейска и Подкаменной Тунгуски. И рисует, рисует, рисует… пишет маслом, акварелью, карандашом… рисует кетов, нгасан, эвенков, а также их быт и промысел. Иногда не хватает даже бумаги. Тогда в ход идет все, что есть под рукой, например, картон.

rabota_karatanova2.jpg

В 40-е он уже известный художник-этнограф. В 1948 году первым из сибирских художников получает звание заслуженного деятеля искусств РСФСР. В это же время начинается его увлечение «Столбами» (где его все звали просто Митяй) и его большая дружба с Александром Яворским — первым директором нашего уникального заповедника. В 1944 году вышел уникальный самиздатовский двухтомник Яворского с поэмой в стихах «Столбы»: 36 частей, 548 страниц текста, напечатанных на машинке. Иллюстрации сделаны карандашом Каратанова. Рисунки, похожие на «ребяческие». Но такие искренние и пронзительно-точные…

Говорят, перед смертью, он очень хотел попрощаться с родными горами, но ходить уже не мог: тогда друзья отнесли его на Кузьмичеву поляну… на руках. Мастера не стало 10 сентября 1952 года. Похоронен он на Троицком кладбище. Историческая память начинается у твоего порога…

rabota_karatanova1.jpg

60 лет прошло со дня смерти художника. Последний раз работы нашего выдающегося земляка из музейных фондов выставлялись в Суриковском музее еще аж в 1999 году. Сегодня КДЦ «Особняк» делает красноярцам подарок. Он открыл выставку Дмитрия Каратанова. 26 авторских этно-рисунков о сибирской природе, быте северных народов, сделанных художником в экспедициях по Енисейской губернии в первой половине ХХ века. А также оригинальные художественные дневники с подробным описанием быта остяков (почти комиксы, на современный лад). Впервые представлены редкие акварели из частной коллекции Алены Еханиной, написанные предположительно в 1927-28 гг. во время очередной экспедиции на Север.

Собравшиеся на открытии «люди искусства» поделились своими знаниями и воспоминаниями о художнике: работники Краеведческого музея рассказали о периоде сотрудничества художника с музеем в 30-е годы, директор Суриковского музея Марина Ваалентиновна Москалюк о роли великого русского живописца в судьбе молодого юноши Каратанова… Общим же лейтмотивом всех выступлений прозвучало то, что «как хорошо, что в Красноярске еще есть меценаты, поддерживающие культуру и искусство…»

Ну а как же иначе! Ведь в России только на меценатах все и держалось. Где было бы сегодня русское искусство без Третьякова, Морозова, Мамонтова… К сожалению, сейчас в стране нет культурной среды для развития меценатства, в том виде, в каком мы его и понимаем. Дающий деньги — еще не меценат. Тем не менее, солидные предприниматели сегодня понимают, что благотворительность — обязательная спутница солидного бизнеса. И уж если этим заниматься, то сохранение нашей истории — первейшее и обязательное дело. И за это «Особняку» огромное спасибо. За то, что вспомнили, как «жил в Красноярске один русский художник…»

Сергей Шереметов

Фрагмент картины: Зинаида Волковинская — Портрет Дмитрия Каратанова



Сейчас на главной