Версия для печати

ПОСЛУШНИК СУДЬБЫ

Конечно, должны немного «побузить» оппозиционеры, дабы еще раз доказать родному протестному электорату, что они с властью находятся по разные стороны баррикад.

Накануне кампании в Государственную Думу это будет совсем не лишним, но сторонников у нынешнего главы исполнительной власти региона в краевом парламенте с лихвой хватит, чтобы не обращать внимание на фрондирующих коллег. Впрочем, не исключено, что и часть коммунистов может проголосовать за Александра Геннадиевича. В частности, один из самых влиятельных членов фракции КПРФ в Законодательном собрании (ЗС) Всеволод Севастьянов так оценил губернаторство Хлопонина: «Естественно, есть в его политике слабые места. Но плюсов в работе Хлопонина явно больше. Думаю, сегодня равноценной альтернативы ему на посту главы Красноярского края нет».

Предсказуемый итог голосования навевает легкую скуку. Можно по-разному относиться к тому, что широкомасштабные выборы в 2004 году были отменены. Есть в этом и свои преимущества, но один минус, на мой взгляд, все же несомненен – раньше выборы становились площадкой, на которой велись яростные дискуссии о будущем края. Сейчас ее нет. Нынче эта важнейшая тема явно пребывает на периферии общественного сознания. Даже на недавних выборах в ЗС она была «убита» плоским популизмом и бездарной пропагандой. Тем не менее, так или иначе, но мы обречены к ней возвращаться. Особенно в преддверии ухода из Кремля Владимира Путина. Март 2008 года не за горами, поэтому ясная концепция развития Красноярского края на ближайшую пятилетку, которую Хлопонин должен озвучить на сессии ЗС, представляет не только праздный интерес. Опосредованно телодвижения власти будут влиять на жизнь большинства населения края. Именно поэтому в очередном политобзоре мы решили напомнить читателям «Пресс-Лайн.ru» о главных, на наш взгляд, трендах первой губернаторской пятилетки Хлопонина и возможных сценариях его очередного срока.

В ПОИСКАХ ГЛАВНОЙ ИДЕИ

Известно, что решение пойти на выборы губернатора Красноярского края далось Александру Геннадиевичу не совсем просто. Он понимал, что северный округ, которым он к тому времени полтора года руководил, не может сравниться с масштабом тех проблем, которые ждали его в случае победы над лидером «Наших» – Александром Уссом. Хотя наверняка понимал скорее теоретически. Потому что в 2003 году Хлопонин признался: «Я не ожидал, что у меня произойдут такие внутренние ломки. Управлять Таймыром и краем – две большие разницы. В округе для достижения успеха необходимо всего лишь правильно выстроить отношения с комбинатом и с коренными народностями. В Красноярске же начинаешь по-настоящему ощущать масштабы России. Все – и хорошее и плохое – здесь гипертрофировано. Например, неприятной неожиданностью для меня стал высочайший уровень иждивенческих настроений. Много борьбы с ветряными мельницами. Проблема проблем – отсутствие консолидации. Объединяемся только, когда случается какая-то беда. Все что-то делают по мелочам, а для реализации серьезных проектов объединиться не могут». Очень примечательное признание!

Как мы знаем, через год такая плодотворная идея нашлась – помогла Федерация, взявшая курс на укрупнение регионов. Впервые, наверное, в новейшей истории края, разные группы красноярской номенклатуры сумели отбросить клановые интересы ради высокой цели. Референдум-2005 – самое главное достижение губернатора. Многое со временем забудется, но это в истории останется. И многого стоят слова Усса, которые он сказал осенью 2005 года: «Без Хлопонина объединение было бы невозможно». Поаплодируем скромности Усса, но справедливости ради заметим, что и Хлопонин очень многое позаимствовал у блока «Наших». Как считает Алексей Клешко: «Идеи регионал-патриотизма, несмотря на поражение Усса, оказались востребованными и командой Хлопонина. Новой администрации края хватило ума учесть ошибки своих предшественников. Хлопонинцы не стали интриговать против недавних соперников, а наладили с ними конструктивный диалог».

АПГРЕЙД

На мой взгляд, одна из главных черт стиля Хлопонина-политика – редкое умение обогащать старые идеи новыми технологиями. Он говорил об этом еще в 2002 году: «Один из моих главных принципов: никогда не отбрасывать прошлое, а брать из него лучшее и идти дальше. Когда я начал заниматься «Норильским никелем», первыми, с кем я встретился, были Владимир Иванович Долгих, Борис Иванович Колесников, Павел Стефанович Федирко и другие люди, оставившие заметный след в истории комбината. Из бесед с ними я понял многие интересные вещи, пригодившиеся в моей работе на Севере».

Как известно, Хлопонин любит играть в шахматы, поэтому, думаю, уместно сравнить метод красноярского губернатора с методом двенадцатого чемпиона мира Анатолия Карпова, который блестяще умел применять в своих партиях новинки, придуманные его помощниками. Это важнейшее качество для политика свидетельствующее, в том числе, и об отсутствии «комплекса Наполеона», которым грешат многие руководители.

Именно Хлопонин реанимировал идею освоения Нижнего Приангарья, которую начали осуществлять в эпоху Федирко. Корни «второй индустриализации Сибири» нужно искать именно там. И эта увлеченность мегапроектами заставляет вспомнить социалистическое «строек громадье». Не всем это нравится. Даже коммунистам. Всеволод Севастьянов: «Он, на мой взгляд, слишком увлекся мегапроектами. Но они не могут быть панацеей для всех территорий. Большинство городов и районов края нуждаются в развитии малого и среднего бизнеса. Не совсем понятны телодвижения исполнительной власти в социальной сфере». И эта критика вполне уместна – большинство людей во все времена хотят жить «здесь и сейчас». Неочевидная отдача от проектов будет в лучшем случае только через несколько лет, что мало цепляет сибиряков. Возможно, будущему Правительству Хлопонина имеет смысл разработать своеобразную «программу малых дел», которая зримо каждодневно улучшала бы жизнь красноярцев. Иначе энтузиазм Александра Геннадиевича рискует в скором времени натолкнуться на опасное равнодушие подданных. У него и так серьезные проблемы со многими руководителями муниципалитетов, привыкших жить по старинке, и по определению не попадающих в новую ментальность. И кадровая проблема будет стоять на одном из первых мест для краевой администрации в ближайшие годы.

ПОЛИТИК!

И сила, и слабость Хлопонина как губернатора заключается в том, что он, прежде всего, политик. Он хорошо разбирается в экономике, но она ему менее интересна. Политическая стезя ему удается лучше всего. Он выстроил прекрасные отношения с федеральным центром и смог занять видные позиции в партии отечественной номенклатуры. Первым среди губернаторов-провинциалов получил право на проведение съезда «Единой России» (2005 год), который по максимуму использовал для лоббирования важнейших проектов – Сибирского федерального университета (рождение именно этой идеи будет датироваться губернаторством Хлопонина).

Не знаю насколько осознанно, но Александр Геннадиевич скопировал на региональном уровне федеральную систему власти, выстроенную Путиным. Он доверил своим ближайшим соратникам – Льву Кузнецову и Сергею Соколу оперативное управление краем, сосредоточившись на стратегии. И идея создания краевого Правительства (тоже, кстати, не претендующая на новизну) вполне логично вписывается в эту систему. В принципе, основные тренды стратегии Хлопонина определились еще в 2005 году (освоение Севера, развитие социальной инфраструктуры в других территориях края и т.п.), но, зная азартность нашего губернатора, можно не сомневаться – «новые старые» идеи не заставят себя ждать. Очень интересно, как будет складываться «тихая борьба» Хлопонина с инерцией федерального центра за вменяемую региональную политику. Пока на этом направлении больших успехов он не достиг, хотя, возможно, в ближайшую пятилетку именно вопрос взаимоотношений центра и регионов может стать одним из ключевых в России.

АБИЦИИ И КОНДИЦИИ

«Амбиции Хлопонина защитой уже завоеванного, безусловно, не ограничатся. Вся логика его жизненного пути свидетельствует о стремлении к большему. От кооператива – к банку. От банка – к гиганту цветной металлургии. От РАО «Норильский никель» – в региональную элиту. Что дальше, узнаем уже скоро». Эти строки я написал в 2001 году после покорения Хлопониным первой политической вершины – победы на выборах губернатора Таймыра. Тогда модной темой для обсуждения был так называемый «поход олигархов во власть» (Золотарев, Абрамович) и выдвиженец «Норильского никеля» был одной из самых ярких фигур, которые участвовали в этом интересном процессе алхимического превращения из зубастых акул бизнеса в управленцев-государственников. В той же статье я назвал Хлопонина представителем российских яппи – отечественных прагматиков, пришедших на смену демократам-романтикам. «Возможно, именно на «поколение яппи» и делает основную ставку Путин. Новоиспеченным яппи придется оправдывать высокое доверие. Интересно посмотреть, как это получится у Хлопонина на Таймыре. Уж больно заманчивые вещи он обещал во время предвыборной кампании, – отмечалось в 2001 году. – Отступать Хлопонину некуда: на нем лежит ответственность не только перед президентом и северянами. Но и перед своим поколением, в авангарде которого он выступает».

Окончательные итоги политического пути Хлопонина подводить еще, конечно же, рано, но в целом можно констатировать: пока доверие красноярский губернатор оправдывает. Он не насилует судьбу, а старается расшифровать ее тайные знаки. И в основном ему это удается.

Александр ЧЕРНЯВСКИЙ



Сейчас на главной