Версия для печати

Передислокация

У российской партийной системы странная судьба. После бурных 1990-х, когда политическое поле было густо усеяно партструктурами самой разной окраски, наступили суровые 2000-е, когда Кремль без особых сантиментов начал это «поле» зачищать. В итоге буйное партийное разноцветье уступило место скудоумному политическому пейзажу. Как торжество аскетизма кремлевских садовников – унылый квартет так называемых парламентских партий – «Единая Россия» («ЕР»), КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Они вели вполне предсказуемое существование в заданных парламентских (как федеральных, так и региональных) рамках, особо не возмущая установившуюся стабильность. Правые, добившись кое-где локальных успехов на региональных выборах, были убраны с федерального «политического автобана» и, казалось, о них мы сможем вскоре прочитать только в учебниках истории. Население, озабоченное своими проблемами, вообще утратило интерес к партийным дрязгам.

Но глобальный экономический кризис, зацепивший, увы, и нас, неожиданно заставил отечественные партии шевелиться. Очевидно, что в условиях нестабильности каждой политической силе, претендующей на свой кусочек места под кремлевским солнцем, придется по-новому взглянуть на свою стратегию и тактику. И, возможно, кое-кому достанет смелости выйти из спущенной свыше колеи, дабы попытаться показать свой идеологический товар обществу по-новому.

Это в первую очередь касается тех, кто гордо именует себя оппозицией. КПРФ, впавшая после президентских выборов в летаргическую спячку, может попробовать предложить свою антикризисную программу, которая могла бы убедить какую-то часть населения в ее адекватности и способности на серьезную интеллектуальную работу.

Весьма интересно посмотреть на то, как будет действовать «Правое дело» – новый либеральный проект, который придумали на Старой площади.

Наконец, для «Единой России» – партии взявшей на себя ответственность за будущее страны – нынешний период вообще можно назвать госэкзаменом. «ЕР» впервые приходится работать не в тепличных условиях стабильного экономического роста, а в условиях жестокого кризиса, который чреват серьезным падением рейтинга действующей власти. Съезд «ЕР», состоявшийся 20 ноября, в какой-то степени должен был дать тестирующий ответ на вопрос: «Знают ли «медведи» что делать в час «Х»?

ЕСТЬ ТАКАЯ ПАРТИЯ?

Трудно сказать за всю «Единую Россию», но, похоже, ее лидер премьер-министр Владимир Путин знает рецепты выживания в эпоху депрессии. Его речь на юбилейном съезде правящей партии была насыщена экономической терминологией, но ключевые слова прозвучали вполне по-путински недвусмысленно: руководство России сделает все возможное, чтобы страна никогда не вернулась к «коллапсу прошлых лет».

Какова роль «единороссов»? Об этом уже сказал президент Дмитрий Медведев: «Единая Россия» располагает огромными организационными ресурсами и возможностями. В сегодняшних условиях особое, просто исключительное значение имеет повседневный диалог с людьми, хорошее знание тех проблем, с которыми сталкиваются наши граждане. Рассчитываю также на вашу активную поддержку действий Правительства РФ».

Между прочим, Дмитрий Анатольевич при всей простоте его призыва поставил перед «ЕР» довольно сложную задачу. Одно дело – избирательные кампании в условиях обнадеживающей стабильности, совсем другое – диалог с людьми, которые на глазах утрачивают веру в завтрашний день. Не сомневаюсь, что по единороссовской отчетности в этом отношении все будет очень даже неплохо, но вот как реально «медведи» смогут построить повседневную политическую работу? Пока непонятно. Ясно другое – стоит «партии власти» начать прогибаться под грузом кризиса, как активизируются все, кто нынче сидит по темным политическим углам. И тогда недалеко до бессмертного киплинговского: «Акела промахнулся!»…

ПОПЫТКА НЕ ПЫТКА

Происходящее на правом фланге в последние годы иначе как цирком не назовешь. Партии то делятся, то сливаются, причем, независимо от характера действия – без особого эффекта. Нынче мы наблюдаем стадию под названием «объединение». «Правая сила» под своей крышей собрала, как говорят, все «здоровые» либеральные силы. Думается, не лишены смысла комментарии тех экспертов, которые говорят, что очередная либеральная структура нужна Кремлю, дабы показать свою демократичность Западу. Но остаются без ответа глубинные вопросы: Каким образом отечественные либералы собираются завоевывать доверие избирателей? И каких избирателей?

Проблемы правого движения возникли не сегодня. Дискредитировав себя в 1990 годы, либералы отчаянно пытались зацепиться за уходящую власть в путинскую эпоху, но безуспешно. СПС – самый яркий пример этой попытки, когда мы наблюдали удивительную политическую метаморфозу. «Правые» на последних госдумовских выборах сумели переплюнуть «левых» в социальном популизме, но без особого успеха. Это стало косвенным признаком наличия глубокого идеологического кризиса. Либерализм – чужеземный цветок, который никак не приживается на суровой российской почве. И дело здесь даже не в том, что нынешняя власть прохладно относится к этому политическому направлению. А проблема в том, что своих потенциальных избирателей (так называемый средний класс) либералы не смогли убедить в том, что способны эффективно защитить их интересы. В итоге средний класс выбрал стабильную «Единую Россию».

Сможет ли переломить этот негативный стратегический тренд «Правое дело»? Их первые политические опыты мы увидим на весенних региональных выборах. Однако, трудно не согласиться с теми, кто полагает, что без поддержки власти либералам – квазиоппозиционерам трудно на что-либо приличное рассчитывать. Такой вот парадокс.

«НОРНИКЕЛЬ» – ГОСУДАРСТВУ?

В сложной ситуации вокруг «Норильского никеля», похоже, назревают новые повороты. Как сообщила газета «Ведомости», гендиректор «Норникеля» Владимир Стржалковский просил Владимира Путина, чтобы государство выкупило 25% акций у компании «РУСАЛ». Как известно, Олег Дерипаска приобрел блокпакет акций «Норникеля» у Михаила Прохорова, одолжив 4,5 млрд долларов США у 11 западных банков. Акции «Норникеля» заложили, а по кредиту было предусмотрено двойное обеспечение. Сегодня «Норникель» подешевел примерно в 5 раз, а «РУСАЛ» до начала ноября обязан был предоставить банкам дополнительный залог. Речь даже шла о 6 млрд долларов США. Помогло государство. В конце октября текущего года ВЭБ выделил «РУСАЛу» 4,5 млрд долларов США на погашение долга перед западными банками.

Официальную причину такой щедрости объяснил помощник президента Аркадий Дворкович: «РУСАЛ» строит наиболее эффективные заводы, которые могут конкурировать в мире. На поддержку таких проектов, независимо от Дерипаски, Иванова, Сидорова мы будем ориентироваться. Потому что это рабочие места, которые будут приносить пользу регионам».

Другими словами, Олегу Владимировичу дали передышку, но сумеет ли он ею воспользоваться, пока никто предсказать не берется. Цена на торгах на алюминий также как и на другие цветные металлы сейчас низка. И нет никакой гарантии, что и через год, когда придет очередная пора платить по счетам Внешэкономбанку, в кошельке алюминиевого короля окажется необходимая сумма. Таким образом, конфликт акционеров «Норникеля» может урегулироваться сам собой, хотя предложение Стржалковского о выкупе 25% акций может иметь и более широкие последствия. Разговоры о возврате «Норникеля» под крыло государства располагают обыкновение повторяться. В дни, когда весь мир горит синим финансовым пламенем, идеи ренационализации становятся как никогда актуальными.

Александр ЧЕРНЯВСКИЙ



Сейчас на главной