Версия для печати

Освоение Арктики: Кто первый?

В течение двух дней ученые и академики ведущих вузов страны обсуждали особенности международно-правовых проблем морских пространств в Северном Ледовитом океане и рассматривали вопросы стратегического развития северных и приарктических территорий Российской Федерации.

НУЖНА ЛИ РОССИИ АРКТИЧЕСКАЯ ПУСТЫНЯ?

Так получилось, что наша страна является самым крупным приполярным государством, но после распада Советского Союза это обстоятельство осталось без внимания. Тогда никто не думал о пользе, которую можно извлечь в недалеком будущем из этого обстоятельства. В перестроечные времена северные территории в одночасье лишились всех привилегий – заработные платы у людей упали, возникли трудности с жильем и отдыхом северян. В те годы глобального передела госсобственности было не до Северов. Постепенно прекратилось развитие приарктических регионов, сократилось и военное присутствие на Крайнем Севере. В итоге – опустевшие поселки, распущенные исследовательские станции, расформированные военные базы, ликвидированные аэропорты, морские и речные порты на многоводных сибирских реках.

С 1990-х годов по наши дни русский Север покинули более двух миллионов человек, в то время как в других приполярных странах все происходило с точностью до наоборот. Об этом сообщил заместитель директор института географии РАН, профессор Аркадий Тишков. Он добавил, что в последние десятилетия во многих зарубежных регионах Арктики появились новые военные базы, увеличилось количество гидрографических станций, выстроили новые поселки.

С чем это связано? Просто глобальное потепление дает о себе знать. Северный Ледовитый океан постепенно избавляется от вековых льдов, и по оценкам ряда экспертов навигация российского Северного морского пути уже к 2013 году может быть продлена до 6-8 месяцев. Не исключено, что в новых геополитических условиях эта дорога может стать одной из важнейших транспортных артерий из Европы в Японию, Китай и другие страны Южной Азии. При этом, нахождение в пути торговых судов сократится вдвое. А еще в Северном Ледовитом океане и на шельфах обнаружили огромные запасы углеводородов!

Россия в постсоветский период сдала свои позиции в Арктике. На протяжении последних десятилетий зарубежные политики неоднократно высказывали мнение о расширении иностранного экономического присутствия в Арктике, а при необходимости – и политического. Поэтому сегодня, чтобы не остаться «за бортом», нужно усиливать свое присутствие на Крайнем Севере. Необходимо расширить свое влияние и на информационном поле, в котором уже доминирует мнение, что российское государство не может эффективно использовать приполярную территорию.

На конференции, посвященной вопросам освоения русского Севера, ведущие российские ученые зачитывали доклады о том, какие меры надо осуществлять, чтобы не допустить отстранения России от решения многих вопросов в Арктике. Сообщали о прогнозных оценках запасов нефти и газа в Северном Ледовитом океане, а также на шельфах арктических морей страны.

arktika Член-корреспондент СО РАН, директор Института вычислительного моделирования Владимир Шайдуров доложил об организации системы космического мониторинга природных и технических объектов Сибири. Владимир Викторович рассказал, что красноярские ученые, используя мониторинг, уже могут моделировать зоны паводков на северных реках. По его мнению, космическое наблюдение за приарктической территорией позволит по-новому подойти к исследованиям Арктики – более точно оценивать природные изменения климата, а также детально изучать влияние возросшего судоходства на изрядно подтаявшие льды. Сегодня ученым нужно понять, не спровоцирует ли это «деструкцию ледового панциря на Северном полюсе и какими последствиями может данное обстоятельство грозить окружающей среде».

По мнению директора российского научно-координационного центра исследования Арктики профессора Владимира Павленко, России следует возобновить изучение окружающей среды в Приполярье и на Северном полюсе, которые в последние годы значительно ослабли.

«Мы теряем свою конкуренцию в исследованиях по оценке природных запасов в Арктике и экологических изменений Северного Ледовитого океана. За 20 лет на 50% сократилось количество метеостанций, из-за недостаточного финансирования закрылись многие полярные станции, в то время как за рубежом их количество постоянно возрастает. Только на Шпицбергене сегодня на постоянной основе действуют 7 международных арктических станций. Наши границы, как и шельф в Арктике самые протяженные, а ряд стран (Великобритания, Германия, Китай, Южная Корея, Япония) предлагают подписать международный договор по Арктике, основываясь на договоре по Антарктике. Это можно расценивать, как вызов безопасности нашего государства», – заявил Владимир Ильич.

В XXI веке все страны, которые имеют проход в Арктику, выстраивают на своей полярной принадлежности географический имидж. Россия к этому относится спокойно, но уже приходит понимание, что Крайним Севером нужно заниматься. Возможно, предстоит снова зазывать граждан на Севера, значительно увеличивая им зарплаты и предоставляя различные льготы, ведь заселенная территория в определенной мере означает ее защищенность.

В срочном порядке следует возрождать исследовательские и гидрографические базы, а также увеличивать военный контингент. В этом заключается безопасность государства, в том числе и энергетическая. Ведь нефть и газ до сих пор остаются главными энергоносителями в мире.

Примечательно, что сегодня о своем интересе к Арктике заявляет Китай. Ученые Поднебесной принимают участие в ряде международных проектов по изучению Северного Ледовитого океана и в последние годы присутствуют во многих международных полярных станциях и экспедициях. Удивительно, но в этой далеко не арктической стране действует целый институт исследования Арктики!

ХОЛОДНАЯ ВОЙНА В АРКТИКЕ

Несмотря на то, что в стране почти на 90% сократился российский ледокольный флот, судоходные проекты ОАО «ГМК «Норильский никель» по созданию ледокольной флотилии позволили России сохранить позиции в этой сфере. Кстати, всего у нас 10 атомных ледоколов, которые способны работать в Северном Ледовитом океане круглый год. В то время как в США их всего 2, а работать они могут только летом и ранней осенью.

Профессор Аркадий Тишков в своем докладе об эколого-географических основах стратегии устойчивого развития российской Арктики, сообщил о проблемах установления границ. Коснувшись международно-правовых вопросов освоения природных богатств региона, он напомнил, что Канада и США выдвинули России претензии, относительно принадлежности 12 тыс. квадратных километров морского дна, в том числе и в море Бофорта.

«Согласно заявлениям Оттавы, Вашингтона и Копенгагена, арктические устремления России угрожают экономической безопасности США, Канады, Дании и Норвегии. Можно прогнозировать, что конфликты приарктических государств год от года станут только нарастать. Об этом свидетельствует хотя бы то, что вот уже 30 лет Дания и Канада ведут спор о принадлежности к своему государству трехкилометрового обледенелого каменистого островка Ханса, расположенного во льдах Северо-Западного прохода, соединяющего Тихий и Атлантический океаны. Нам нужно в срочном порядке урегулировать вопросы проведения границ с Норвегией и США. Ведь американцы считают российский остров Врангеля своим. И делать это надо в правовых рамках», – рассказал Аркадий Александрович.

По мнению профессора Владимира Павленко, этот спор следует в срочном порядке разрешить. По его словам, в течение 2007-2008 годов зона прохода в Ледовитом океане, контролируемая Канадой, почти полностью освободилась от льдов, и в течение нескольких недель торговый путь впервые за последние столетия был полностью судоходным. В общем, если до конца ХХ века единственной трансатлантической дорогой в Арктике был Северный морской путь (контролируемый Россией), то по мере таяния льдов Северо-Западный проход может также стать альтернативой традиционным трансокеанским маршрутам.

Кстати, США оспаривает право Канады пользоваться Северо-Западным проходом как своими внутренними водами, и это несмотря на то, что тысячи островов по обе его стороны принадлежат именно Канаде.

Не исключено, что для американцев новый морской путь из Атлантического в Тихий океан вдоль побережья Аляски, Канады и Гренландии, может быть важнее углеводородных месторождений арктического шельфа. Во всяком случае, осенью 2008 года сенат конгресса США принял положение об определении границ морской экономической зоны и континентального шельфа страны. Свою безопасность от посягательств извне они намерены предотвращать любым путем. В частности, в настоящее время на Аляске дислоцируются 24 тыс. военнослужащих – сухопутных войск и ВВС. Здесь же создается противоракетная оборона системы ПРО.

akadem Как заявил президент РАН РФ академик Николай Лаверов, в качестве важнейшего приоритета для решения проблем, которые могут возникнуть в Арктической зоне, нужно увеличить контингент военных подразделений российских войск. Именно поэтому первым пунктом в резолюции красноярской конференции записано, что главным приоритетом в Арктике  является «обеспечение деятельности предприятий оборонного сектора и воинских подразделений».

Пока никто не говорит о военных действиях в Ледовитом океане, но свои границы нужно защищать. Россия, подписав Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г., теперь действует в правовом поле международного права. Согласно Конвенции, нашему государству принадлежит 200 мильная (около 370 км) морская зона, а в 2008 году мы подали заявку на принадлежность нам еще 200 мильной территории для освоения природных ресурсов арктического бассейна – такая возможность установлена в этом документе. Кроме определения территориальных вод каждого государства в Конвенции прописаны принципы определения островных принадлежностей и право заниматься освоением континентального шельфа. Но на основе доказательной базы и географических изысканий. Именно поэтому в 2007-2008 годах снаряжались арктические экспедиции, чтобы предоставить политикам всех стран научные подтверждения своих территориальных претензий.

Поэтому вторым пунктом в резолюции конференции по вопросам Арктики, как сообщил академик Николай Лаверов, прописано, что Россия при исследовании и освоении природных ресурсов арктического бассейна должна исходить из правовых положений Конвенции ООН.

«При разработке стратегии развития Арктики следует рассматривать научное, экономическое и культурное сотрудничество с циркумполярными странами в качестве приоритетного направления международной деятельности в макрорегионе. В третьем пункте мы написали, что для защиты национальных интересов РФ при обосновании внешней границы континентального шельфа России в Арктике необходимо организовать бурение опорных морских скважин и проведение детальных геофизических исследований в Северном Ледовитом океане. И в обязательном порядке нужно обеспечить участие российских специалистов в аналогичных работах приарктических стран, планируемых на 2009-2015 годы», – добавил академик.

ШПИЦБЕРГЕН ИЛИ ГРУМАНТ?

В Баренцевом море в последние десятилетия не затухает конфликт, связанный с архипелагом Шпицберген (древнерусское название Грумант, а норвежское Свальдбард). Кстати, его острова носят имена: Западный Шпицберген, Северо-Восточная Земля, остров Баренца, Белый остров, Медвежий остров и остров Эдж.

flot На самом большой острове архипелага находятся населенные пункты двух государств – Норвегии и России. Официально здесь признаны два языка: норвежский и русский, а для посещения Шпицбергена гражданам России не нужна виза. Но постепенно мы сдаем свои позиции и на архипелаге. Если в 1990-м году русских на Западном Шпицбергене проживало 2404 человека, а норвежцев 1125, то в 2005 году население скандинавского поселка возросло на 520 человек, а нашего сократилось на 1659 человек.

Не будем касаться истории вокруг архипелага, но согласно особому статусу территории, сейчас он вместе с прибрежными водами является демилитаризованной зоной. На основании Шпицбергенского трактата, подписанного в 1935 году, хозяйственную деятельность здесь имеют право осуществлять 39 государств. Между тем архипелаг контролируется королевством Норвегия, которая ввела вокруг него 200-мильную охранную зону. Скандинавы считают его частью своей страны, хотя признают ограничения, связанные с налогообложением (безналоговая зона), охраной окружающей среды и защитой прав местного населения.

Но все мы прекрасно знаем, какие претензии Осло регулярно предъявляет Москве: «Не ловите рыбу в наших водах!». Ограничения на ведение промысла в районе архипелага норвежцы установили еще в 1977 году, но Советское руководство отказалось ратифицировать «декрет о Шпицбергене» как ущемляющий экономические интересы своего государства. Чтобы утихомирить «рыболовные» страсти советские траулеры тогда выловили значительное количество молоди трески в пределах своих территориальных вод, значительно сократив количество нереста в водах Норвегии. «Рыбная война» затухла, но в 1994 году разгорелась с новой силой – директорат по рыболовству Норвегии издал два предписания о регулировании рыболовства в зоне Шпицбергена и о размерах ячей сетей. Стоит ли говорить, что российские стандарты сетей отличаются от норвежских? И сегодня у наших рыбаков постоянно возникают проблемы с береговой охраной Норвегии. В общем, если до 1990-х годов Осло осуществляло осторожную политику в зоне архипелага, то в последние годы она ожесточилась. Ответный шаг России – присутствие боевых кораблей Северного флота вблизи Шпицбергена и других арктических районах. Но на «рыбные баталии» это не влияет.

Норвегия ведет себя вызывающе, чувствуя за собой поддержку со стороны США. И нет ничего удивительного, что в конце марта 2009 года в ее водах проводились учения военно-морских сил НАТО, посвященные сценарию – «обострения конфликта за доступ к ресурсам»!

Многие эксперты и геологи заявляют, что основные запасы Арктики не нефть, а природный газ: около 47 млрд. кубометров неоткрытых газовых запасов. А вот спорная зона Баренцева моря богата не только газом, но и нефтью. Отсюда и конфликт.

На конференции в Красноярске директор международного института «Акваплан-Нива» (г. Баренц), профессор Анатолий Лукин заявил, что в России нужно экологические законы привести к международным стандартам, которые «повышают ответственность бизнеса за нанесение вреда окружающей среде». Тогда реже станут звучать заявления зарубежных политиков, о неспособности России защитить собственную экологию.

ПРИПОЛЯРЬЕ КРАСНОЯРЬЯ

Можно сказать, что Красноярский край перед многими регионами России имеет преимущество в области освоения Арктики. Наш Енисей несет свои воды в Северный Ледовитый океан, что дает возможность осуществлять поставки продукции региональных предприятий в дальние страны через таможенный терминал в Дудинском морском порту. Экономика края могла бы активно развиваться и интегрироваться в мировую экономику. Вот только продукция эта, какая бы она не была, должна быть конкурентоспособной. С этим пока у нас проблема – мы вывозим за границу металлопрокат: чушки никеля, меди, платины, золота, алюминия, да еще пиломатериалы. Все остальные проекты по созданию кремниевых батарей и переработки природного газа находятся в зачаточном состоянии.

Так что Арктической темой в крае никто не занимается. И на Таймыре не действуют никакие федеральные арктические программы. Возможно, они пока у нас в стране вообще не разработаны. Освоение же океанского шельфа находится под покровительством правительства России, хотя Сибирский федеральный университет (СФУ) и выиграл один из грантов по разработке арктического шельфа. Понятно, что своими силами Красноярскому краю осваивать богатство арктических морей собственного побережья не по карману.

Но чтобы внести свой вклад в развитие Арктики, губернатор Александр Хлопонин предлагает на базе СФУ открыть Институт Арктики, где можно было бы готовить различных специалистов для работы в этом регионе.

vishka-1 Впрочем, присутствие крупных компаний на Крайнем Севере Красноярского края постепенно расширяется. В настоящее время в регионе успешно осваивается Ванкорское нефтяное месторождение компанией ОАО «Роснефть», а ОАО «Газпром» заявил о намерение построить в Эвенкии в Юрубчено-Тахомской зоне газоносных месторождений предприятия по глубокой переработке природного газа.

Что же касается изучения экологических аспектов арктического побережья Енисейского севера, то пока в них принимают участие в основном ученые Санкт-Петербургского университета и МГУ. Ежегодно они проводят исследования состояния вечной мерзлоты тундры края. Хотя наши ученые тоже занимаются этими и другими вопросами в государственных арктических заповедниках и заказниках.

По словам профессора Аркадия Тишкова, «север постепенно смещается в сторону Крайнего Севера», и за последние 20 лет он отступил на 20 километров.

«Мы, приарктическое государство, должны счет выставлять зарубежным странам за изменение стратосферы над Арктикой, а не они нам за металлургический комплекс «Норильского никеля». Все обсуждают, как затопит островные государства в южных морях и никто не говорит, что затопит тундровые территории, где у нас расположены города и проживают люди. Не исключено, что активное таяние вечной мерзлоты к 2050 году станет носить катастрофический характер. С таянием льдов произойдет поверхностное опреснение Северного Ледовитого океана, северные реки могут стать более полноводными, выйдут на поверхность рассолы и вода в реках может стать солоноватой. К чему это приведет и как изменится ландшафт – пока никто не берется предсказать», – прокомментировал ситуацию Тишков.

Возможно, когда в СФУ все же откроют Институт Арктики, то вклад края в вопросах изучения Крайнего Севера и приарктического побережья существенно расширится. Пока же мы гордимся только историей его освоения. Ведь вся история развития Енисейской губернии, а затем и Красноярского края связана с Крайним Севером. Это и открытия мореходов, и развитие полярной авиации, географии и геологии. Насколько близки нам сегодняшние арктические проблемы, мы узнаем в самые ближайшие годы. Пока же бескрайние просторы тундры красноярской земли погружены в арктическое безмолвие.



Сейчас на главной