Версия для печати

Неизлечимый дефицит

В Красноярском крае катастрофически не хватает врачей и идей, как решить эту проблему.
© Pixabay

На сегодняшний день наш регион испытывает сильную потребность в докторах и средних медицинских работниках. По данным краевого министерства здравоохранения, нехватка первых составляет 5700 человек, а вторых — 9560. При этом в эффективности планов правительства по ликвидации такого дефицита может усомниться любой, даже весьма далекий от системы здравоохранения человек.

Засуха в источнике

class-pixabay

© Pixabay

Согласно данным Красноярскстата, в прошлом году в медицинских организациях Красноярского края работали 14,3 тысячи врачей всех специальностей и 34,2 тысячи работников среднего медицинского персонала. На каждого врача приходилось по 200 жителей края, а на каждого среднего медработника — по 84 человека. В сравнении с 2013 годом эти показатели немного ухудшились (197 человек и 82 человека соответственно).

Разговоры о том, что медицинским учреждениям Красноярского края грозит кадровый голод, появились еще в 2009 году, когда об этом публично заявил министр здравоохранения региона Вадим Янин. Эффективное решение проблемы так и не было придумано, а все прогнозы сбылись.

Сегодня ситуация относительно краевого центра и районов края по дефициту соотносится 50 % на 50 %.

— Проблема нехватки кадров парадоксальна, — рассуждает директор института поликлинической медицины Михаил Шапран. — С одной стороны, число выпускников не уменьшается, и расчетного числа врачей на душу населения должно хватать. Появились частные клиники, берущие на себя часть нагрузки. Применяются более технологичные методики и оборудование, которые, казалось бы, должны ликвидировать дефицит кадров за счет более ранней диагностики и качественного лечения. Однако проблема не только не исчезла, но и усугубляется.

В рейтинге самых востребованных по краю специалистов числятся терапевты, хирурги, педиатры, акушеры-гинекологи и анестезиологи-реаниматологи.

В получении заветных специалистов край может рассчитывать только на выпускников Красноярского государственного медицинского университета имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого, средний персонал готовят колледжи и техникумы региона.

В том, что этих ресурсов не хватит для восполнения дефицита, признался сам Вадим Янин.

— Медицинский университет выпускает 300–350 специалистов в год, но кадровые потребности настолько велики, что такими темпами покрыть их просто невозможно, — сообщил министр в рамках выездного заседания комитета по здравоохранению и социальной политике Законодательного Собрания края.

При этом не все выпускники торопятся приступить к работе: за прошлый год в медицинские учреждения края после окончания учебного заведения прибыли только 275 врачей и 796 средних медицинских работников, что, однако, превышает аналогичные показатели 2013 года (252 и 623 соответственно).

— Корни проблемы лежат в качестве медицинского образования и социальном ощущении врача в обществе, — говорит Михаил Шапран. — В развитых европейских странах, да и во многих развивающихся, такой проблемы нет. Наоборот, даже есть конкурс! Получаемое сегодня медицинское образование во многом не соответствует экономическим реалиям последних 20 лет и международным стандартам. Достаточно посмотреть на то, какой процент выпускников медицинских вузов способен свободно объясняться и читать статьи на иностранных языках. А ведь это умение — прямой путь к современным знаниям.

Острее всего дефицит врачей ощущается в сельской местности. Дело в том, что она мало привлекательна для молодых медиков. При этом необходимость разбираться с нехваткой узких специалистов в районах края министр здравоохранения и вовсе ставит под сомнение.

— Нужен ли, к примеру, кардиохирург в поселке? Люди, конечно, обрадуются, — сказал Янин. — Но что он там будет делать? Через год потеряет квалификацию и сопьется. Он ничего в профессиональном плане не наработает.

Тем временем по кадрам уже изголодались абсолютно все районные больницы.

— На сегодняшний день у нас не укомплектовано 40 % врачебных кадров и около 10 % медицинских сестер, — рассказал главврач дивногорской межрайонной больницы Виктор Кеуш. — Не хватает реаниматологов, участковых терапевтов, врачей скорой помощи, нужны детский хирург и детский невролог. Врачами «скорой» мы укомплектованы всего на 40 %.

Чтобы хоть как-то решить проблему нехватки сотрудников, врачей заменяют фельдшеры, кроме того, доктора берут себе дополнительные смены.

Врач за миллион

© Pixabay

© Pixabay

Чтобы завлечь медицинских работников в села, правительство края готово даже раздавать миллионы. С 2012 года в Красноярском крае работает федеральная программа «Земский доктор», в рамках которой каждый год около 40 специалистов с высшим медицинским образованием в возрасте до 35 лет, которые устроятся на работу в сельской местности, получают по одному миллиону рублей.

Сами больницы также готовы использовать для привлечения кадров «все не противоречащие законодательству способы». Многие возлагают надежду на «целевиков» — специалистов, обучающихся в университете на контрактной основе, которые после окончания вуза обязаны отправиться на работу в определенное медучреждение.

В следующем учебном году число таких студентов увеличится почти в два раза — до 231 человека (124 в прошлом году). По статистике медицинского университета среди них редко встречаются те, кто бросил учебу, так и не став специалистом.

— Разумеется, есть и те, кто уходит из специальности, но таких людей мало, — рассказала пресс-секретарь КрасГМУ Анна Астафьева. — Чаще отчисляются поступившие к нам на общих основаниях. Большинство тех, кто заключает целевой договор, — это профориентированные студенты, которые уже знают, что такое медицина, работа с пациентами и кровь.

При этом сами больницы не могут однозначно оценить уровень профессионализма целевиков и тех, кто попал туда по программе.

— Кто-то работает лучше, кто-то хуже, — рассуждает главврач балахтинской районной больницы Валерий Таскин. — Пока все они еще слабоваты, но все равно очень помогают нам.

В целом такие меры минздрава все равно недостаточны для ликвидации дефицита.

— Программы и единовременные выплаты, конечно, хороши, но, на мой взгляд, это очень примитивное и поверхностное решение, — говорит Михаил Шапран. — Крепостное право в России отменили в 1861 году, и удержать человека против его воли нельзя никакими коврижками.

Будущее без перспектив

© Pixabay

© Pixabay

В октябре этого года в Москве впервые в истории нашей страны пройдет крупнейший международный форум врачей — Генеральная ассамблея Всемирной медицинской ассоциации. Она будет целиком посвящена вопросам медицинского образования. Там своим опытом поделятся медицинские ассоциации Америки, Финляндии, Германии, Израиля и других стран.

По итогам генеральной ассамблеи планируется доклад и на Всероссийском форуме частных медицинских организаций, который состоится в Красноярске 20–21 ноября. Одной из его тем станет девальвация социального статуса и профессиональное «выгорание» врачей.

В экономически развитых странах этими вопросами вплотную занимаются медицинские ассоциации, а в России таких проблем даже не поднимают, что и становится частой причиной ухода медицинских кадров из профессии, считает Михаил Шапран.

— Эти вопросы начнут решаться только в том случае, если врач в нашей стране наконец-то станет субъектом права, — рассуждает Михаил, — не только будет получать лицензии, иметь полномочия по разработке медицинских и этических норм и правил и контролю качества, но и будет нести за это ответственность. Во всем мире такая концепция реализуется через создание единой национальной врачебной ассоциации. Любые полумеры будут низкоэффективны и затратны, что недопустимо в условиях кризиса.

Вывод очевиден: если стратегия министерства здравоохранения и государства в целом останется прежней, в обозримом будущем Красноярскому краю не придется рассчитывать на изменение ситуации с дефицитом медицинских кадров.

Елизавета Колесова



Сейчас на главной