Версия для печати

Натуральное хозяйство строгого режима

Осужденные исправительной колонии № 40 кормят сами себя.
© ИА «Пресс-Лайн»

На сегодняшний день расположенное в Сосновоборске объединение исправительных колоний № 40 (ОИК-40) само обеспечивает себя практически всеми продуктами питания. На нескольких гектарах огороженной проволокой земли замкнута самодостаточная и обособленная от мира система. В ней как часы, синхронно и почти без сбоев, работают люди, которым на время закрыт путь в общество.

По ту сторону забора

© ИА «Пресс-Лайн»

© ИА «Пресс-Лайн»

Проделав путь в 52 километра от Красноярска, мы приближаемся к вытянутым, облицованным белым сайдингом стенам, по верху которых натянута колючая проволока. Это и есть ОИК-40.

У входа нас встречает начальник колонии — подполковник внутренней службы Константин Вернер.

С первого шага за периметр ясно: несмотря на внешне спокойную обстановку, здесь всегда готовятся к худшему. Проезд оборудован люком, позволяющим досматривать дно въезжающих и выезжающих машин, а у самых ворот установлены специальные отбойники на случай, как говорит Вернер, если автомобиль пойдет на таран.

Череда ограждений, через которые нужно пройти, чтобы попасть дальше, закачивается длинной аллеей, по разные стороны которой расположены вполне обычные, разве что затянутые сеткой, здания, из которых осторожно и как-то по-детски выглядывают люди в серых робах.

Аллея заканчивается неожиданно — полем белокочанной капусты и укропа.

— Это экспериментальный вариант, — не без улыбки поясняет Вернер, — мы тестируем разные способы выращивания урожая для получения лучшего результата.

Чуть дальше расположены две теплицы: с огурцами и помидорами. За урожай отвечают четверо заключенных, которые прошли обучение агрономии в филиале профучилища, расположенном на территории колонии. Все, что выращивается на этих участках, идет на стол ее воспитанников и сотрудников (последние могут приобретать продукты по низкой цене).

— Какой-то определенной технологии выращивания овощей у нас нет, — рассказывают следящие за теплицей осужденные Константин и Евгений, — мы просто ухаживаем за растениями.

Прежде чем начать работу на участке, они также прошли обучение в профучилище, как утверждают, по собственному желанию.

— У нас можно выучиться на овощевода, тракториста, оператора свиноводческих комплексов и слесаря по ремонту сельхозмашин и оборудования, — рассказывает директор филиала № 3 профучилища № 278 Евгений Черепанов. — Осужденные подают к нам документы, которые рассматривает приемная комиссия. В среднем возраст студентов составляет 25 лет. После освобождения все они могут продолжить работу по специальности.

Ферма за решеткой

© ИА «Пресс-Лайн»

© ИА «Пресс-Лайн»

18 лет назад только открывшаяся колония была озабочена тем, чтобы обеспечить занятость для постоянно растущего числа осужденных. Выходом стал расположенный неподалеку заброшенный свинокомплекс и огромные площади земельных угодий. При помощи краевой администрации эти земли перешли в ведение учреждения. Плюс в 2004 году администрация Березовского района передала ОИК-40 свое тепличное хозяйство площадью 4,5 гектара земли. Это окончательно определило его основной профиль — сельскохозяйственный.

Теперь здесь выращивают помидоры, огурцы, зелень, а также баклажаны и болгарский перец. На полях растет картофель и капуста. В теплицах сразу несколько видов помидоров и огурцов.

— В этом году мы уже собрали 29 тонн огурцов и 5,2 тонны помидоров, — рассказывает заведующая комплексом Любовь Заложнева. — Кроме того, у нас есть отдельный участок, на котором мы проводим испытания и выводим новые сорта овощей.

И продолжает:

— Попробуйте. Можно просто сорвать их с ветки. Они абсолютно чистые, и в них нет химии.

На поле у ворот, ведущих в периметр подсобного хозяйства, заготавливают сено двое парней в гражданской одежде. Это осужденные колонии поселения. Они не носят робу и даже имеют право на наличные деньги. Несмотря на это, данная территория — по-прежнему конвойный участок, на котором находятся осужденные как общего, так и строгого режима.

— Сюда могут попасть только заключенные, которые не были в розыске и ранее не совершали побег, — рассказывает Константин Вернер. — Кроме того, человек сам должен хотеть заниматься сельским хозяйством.

Помимо осужденных на комплексе работают приготовители кормов, зоотехники, ветврачи и даже специалисты по осеменению крупнорогатого скота.

— Специалисты ведут работу, а осужденные помогают им, — поясняет Вернер.

Особая гордость ОИК-40 — молокозавод, выпускающий молоко под собственным брендом «Любимое».

Вход сюда без бахил запрещен. Что понятно — здесь все дышит стерильностью. Неподалеку от входа, смущенно отводя взгляд, фасует молоко осужденный в белом халате.

— Только за шесть месяцев этого года в учреждении произвели почти 270 тонн молока, — рассказывает Вернер, — которое идет на столы наших колоний. Некоторые излишки, правда, все же попадают в магазины Сосновоборска.

Неподалеку от молокозавода расположилось здание свинокомплекса.

— Новый год наступил, — комментирует кто-то из вошедших, — у каждого загона со свиньями зеленеют живые сосны.

— Это для свежести воздуха, — объясняют рабочие, — хотя у нас здесь и так всегда чисто.

В этом здании содержится почти две тысячи животных. В первом полугодии 2015 года в учреждении произвели 30 тонн свинины.

— Работаю на комплексе уже второй год, — рассказывает заключенный строгого режима Анатолий. — Я городской житель и до тюрьмы никогда не занимался животноводством. Теперь же думаю, что продолжу работать в этой сфере и после освобождения.

Анатолий обязан наблюдать за поросятами и обеспечивать им комфортные условия для роста. Как признался сам заключенный, он сильно переживает, если с его подопечными что-то случается, ведь он несет за них ответственность.

— Работу, которую выполняют заключенные, не назовешь сложной или опасной, — говорит Вернер. — Здесь главное соблюдать человеческую этику: полюби животное, и оно отнесется к тебе так же.

В изоляции от рынка

© ИА «Пресс-Лайн»

© ИА «Пресс-Лайн»

В то же время тюремной продукции пока закрыт путь на большую землю.

— Появление нашего товара на рынке Красноярска действительно бы снизило цену многих продуктов, — говорит Вернер. — Не каждый может позволить себе купить помидоры по 120 рублей за килограмм, а у нас они стоят 70 рублей.

На сегодняшний день стоимость продукции, произведенной в колонии, устанавливает федеральное управление ГУФСИН в Москве. В результате регионы не могут менять ее в соответствии с изменениями цен на рынке.

— При этом у нас есть техника и все возможности для расширения производства и выхода на рынок, — говорит Константин Вернер. — Если бы нам дали больше земли, мы могли бы снизить стоимость продуктов во всем Сосновоборске. Коммерсанты заинтересованы в получении прибыли, а мы — в том, чтобы осужденные выходили на свободу личностями.

Пока простые люди могут приобрести продукцию учреждения только наткнувшись на небольшие магазинчики, в которые поставляются излишки производства — около 10 процентов от всего объема.

— Сегодня одна из наших основных задач — это продовольственная безопасность, — рассказывает заместитель начальника краевого ГУФСИН Андрей Попета.

На самом деле, помидоры и огурцы выращивают в каждой колонии. Теплицы стоят даже в тайге. Так и без того обособленная от мира система исполнения наказаний обеспечивает себе полную независимость от того, что происходит за обвитыми проволокой стенами.

Елизавета Колесова



Сейчас на главной