Версия для печати

«Наш паровоз уже в пути…»

«Хлеба и зрелищ!», – требовали древние римляне, развращенные, как утверждают историки, рабовладельческим строем, погрузившим их в принципиальное ничегонеделание. Современные неразвращенные красноярцы уже давно ничего не требуют, в большинстве своем понимая, что все равно им никто ничего не даст. Поэтому они (не особо надеясь на государственных мужей озабоченных глобальными проблемами) спокойно работают на себя и своих детей и не строят глупых иллюзий.

Но вечные темы «хлеба и зрелищ» по-настоящему актуальны и сегодня. И важны они, прежде всего, для краевых властей. Например, тема создания краевых рынков продовольствия возникла неспроста: все прекрасно понимают, что любой взлет цен – это подкоп под устои институтов государства. Февральская революция 1917 года, как мы помним, началась с хлебных бунтов. Стабильность на самом деле штука нестабильная, если за ней не ухаживать подобно заботливому садовнику. Нынешнее благополучие может рухнуть в одночасье, если государство вдруг захочет отойти в сторону от нашего все еще дикого рынка. «Молочный» кризис тому пример. Такой вот парадокс.

Неспроста возникла и грандиозная идея создания «Большого Красноярска». Она в какой-то степени выполняет нынче роль «зрелищ». Несмотря на ряд очень конкретных шагов, сделанных властью, до сих не слишком понятен формат светлого будущего, в которое власть хочет привести жителей столицы края, городов-спутников и близлежащих районов. Попробуем разобраться.

СТРАННО ЛОГИЧНАЯ ИСТОРИЯ

У этой идеи странная история. Впервые на берегах Енисея ее активно стали озвучивать в феврале 2007 года. Но разговоров и мониторинга ситуации хватило на месяц. Потом власть внезапно замолчала. Есть вполне правдоподобная версия, что тема появилась потому, что в Красноярске узнали о готовящемся в Министерстве регионального развития проекте создания 14 городов-агломераций, под который из федерального бюджета вроде как должны выделяться сотни миллиардов рублей. Видимо, красноярцам захотелось попасть в этот список. Кстати, проект на самом деле существовал, но до реальных денег дело не дошло и «пилить» местным чиновникам оказалось нечего.

Выяснилось также, что у проекта «Большого Красноярска» есть принципиальные противники и в номенклатуре, и бизнес-элите городов-спутников.  Никому не хотелось брать на свою шею дотационные территории и делиться деньгами. Всем еще памятна история, как администрация краевого центра всеми частями тела отпихивалась от Песчанки, которую ей буквально навязала краевая власть. Но принять в лоно Красноярска, пусть и через суд, эту бедную деревушку пришлось, как и выделять на нее деньги из городской казны. Впрочем, сами горожане тоже отнеслись к этой идее неоднозначно.

Идею создания агломерации реанимировал губернатор Александр Хлопонин. У него были для этого свои политические и экономические резоны. Фактически началом реанимации можно считать его сентябрьское заявление о намерении провести в Красноярске ЭКСПО-2020. (Нью-Васюки?) Звучало все это неправдоподобно и фантастически, потому что все мы реалисты и понимаем, что наш пусть и очень замечательный город не входит в высшую лигу городов мира, которые до ожесточения сражаются за право принять ВДНХ эпохи глобализации. Москву даже послали в свое время в глубокий нокаут, отдав право проведения ЭКСПО-2010 Шанхаю, а уж нас-то и до ринга не допустят.

Но Александр Геннадиевич не раз уже доказывал, что для него нет ничего невозможного. Говорим «ЭКСПО-2020» – подразумеваем «Большой Красноярск». Логика приводила только к такому решению. Одно связано с другим. И он соответствует логике истории. Сам по себе процесс врастания близлежащих территорий в Красноярск исторически неизбежен. И Хлопонин просто пытается его подтолкнуть. Агломерация в глобальной экономике по определению более конкурентоспособна по сравнению с отдельными административными единицами.

Губернатор принялся за дело с присущей ему энергией. «Корпорация-2020», меморандум, подписанный главами семи подопытных территорий, куча публикаций в СМИ… «Наш паровоз вперед летит…» Обратного пути нет. Но до сих пор толком никто не может ответить на вопрос: куда ведут рельсы, по которому помчится паровоз агломерации?

ВОПРОСЫ, ВОПРОСЫ…

Вообще-то на него должен был ответить меморандум «Об организации и осуществлении межмуниципального инвестиционного проекта «Комплексное развитие Красноярской агломерации на период до 2020 года». Название документа, конечно, для любителей словесных извращений, но суть не в этом. Проблема в том, что это лишь протокол о намерениях, в котором крайне трудно вычленить собственно содержательную часть.

Как всегда, когда подчиненные озабоченно чешут в затылках, основной удар на себя принимает сам губернатор. Александр Хлопонин за последний месяц сказал несколько важных вещей из которых можно понять, что проект создания супермегаполиса сопоставим по масштабу с проектом освоения Нижнего Приангарья, но по инвестициям превышает его в разы. Руководитель региона также сказал, что сейчас на повестке дня «мягкий вариант» создания агломерации: «Основа агломерации не подразумевает изъятие территорий или процесс изменения границ муниципальных образований. Интересы муниципалитетов и жителей не должны быть ущемлены. Это комплексный проект, который отражает все виды социальной, экономической среды в рамках большого Красноярска-2020». В общем, не совсем понятно, каким будет административно-политическое устройство агломерации (союз городов и районов?). И как будут решаться, например, бюджетные вопросы и вопросы разграничения полномочий? Таких вопросов можно задать не один десяток. Пока ответов на них нет. В русском характере спешить и требовать быстрые ответы, и властям придется поторопиться с четкими формулировками и концептами. Уже подымают голову оппоненты, которые, чувствуя слабость идеологической базы объединителей, злорадно шпыняют власть и каркают, что ничего у ней не получится. Но бессильные политические оппоненты не очень страшны, главное, чтобы население четко поняло, какой эксперимент затеяли их любимые государевы мужи.

ДОЛГОИГРАЮЩИЙ ХИТ

pariz Что дальше? Очевидно, что Хлопонин сделал слишком большую политическую ставку на создание агломерации, чтобы останавливаться на полпути. Он будет делать все возможное, чтобы этот процесс шел как можно интенсивнее. Но личная проблема и даже драма губернатора в том, что он по темпам развития и горизонтам планирования слишком опережает свое окружение. Александр Геннадиевич похож иногда на электровоз последнего поколения, который со своими стратегическими и принципиально правильными идеями далеко оторвался от своих подчиненных. Вагончики не успевают!

Не случайно Хлопонин, видимо, перестав надеяться на креативность чиновников, в последнее время пытается привлекать к работе лучшие зарубежные и отечественные консалтинговые группы. Это было и в СФУ, и при подготовке заявки на проведение ЭКСПО-2020. Не исключено, что случится это и при создании «Большого Красноярска».

Правда, эксперты могут только советовать, а исполнять все равно будут «госслужащие». Что из этого получится предсказать крайне сложно. Слегка обнадеживает, что «Корпорацию-2020» возглавил Борис Золотарев, который за время работы в Эвенкии показал себя очень креативным и вменяемым менеджером. Но ведь и ему придется иметь дело с Системой, которая по определению сопротивляется любым радикальным изменениям. Много интересного нас ждет впереди…

Александр Чернявский



Сейчас на главной