Версия для печати

НА КОНЧИКЕ ИГЛЫ

Резкие колебания цен на никель в июле текущего года заставили понервничать краевую власть. Мировой рынок, благоволивший Красноярью последние несколько лет, вдруг показал сибирякам свое «коварство». В один момент цена на никель приблизилась к 30 тысячам долларов за тонну, в то время как в 2006 году эта цифра была в 1,5 раза больше. Поэтому можно понять волнения чиновников, отвечающих за наполнение краевой казны. Простые красноярцы этих зигзагов на LME (Лондонской бирже металлов) и не заметили, но если бы цены на цветные металлы продолжили падение, то уже через несколько месяцев хваленая социальная стабильность в регионе оказалась бы под угрозой. Кстати, эта опасность еще не миновала.

«НОРНИКЕЛЬ» FOREVER

По прогнозу аналитиков инвестиционного холдинга «Финам», «равновесные цены никеля даже при условии низких запасов LME (5 тыс. тонн) не должны превышать $22 тыс. за тонну». Несмотря на то, что в конце прошлой недели цены вновь пошли вверх и акции «Норильского никеля» подорожали на 4%, это еще не повод расслабляться. Напомним, что финансовое ведомство под руководством замгубернатора Александра Новака, ныне первого замгубернатора, при подготовке краевого бюджета-2007 ориентировалось именно на цифру, обнародованную в июльском прогнозе «Финама». Действительность оказалась более радужной и во многом благодаря более высоким ценам чиновники и депутаты ЗС, уже дважды в этом году на сессиях краевого парламента занимались самым приятным процессом в своей нелегкой работе – дележкой «профицитных» миллиардов.

Есть еще один неблагоприятный для экономики фактор – снижение курса доллара. Никель торгуется в основном за бумажки с портретами президентов США. С учетом того, что краевые экономисты и финансисты закладывали в главный финансовый документ средний курс доллара равный 26 рублей 70 копеек, очевидно, что незапланированные потери из-за ослабления американской валюты избежать не удастся. И Кассандрой быть не надо – во второй половине на сверхдоходы особо рассчитывать не стоит.

Эти события еще раз напомнили, что наш регион прочно сидит на никелевой игле и вряд ли ситуация изменится в ближайшее время. Красноярский край так же, как и вся восточная часть России, остается сырьевым придатком Москвы, а через нее и всей мировой экономики. Не будем по этому поводу демагогически посыпать свою голову пеплом. Многие благополучные страны (например, Норвегия и Канада) тоже могут быть зачислены в разряд сырьевых, и там по этому поводу особо не комплексуют. Более того, богатейшие подземные кладовые позволяют тем же красноярцам жить намного лучше, чем жителям Черноземья. Нужно поблагодарить небеса, что с тех пор, как нормальная экономика в стране рухнула, на нашей территории оказалось нечто представляющее интерес для других стран. Другой вопрос, что вечно так продолжаться не может – рано или поздно дары природы будут исчерпаны до дна и придется искать принципиально другие источники благополучия. Никеля, меди и платины на севере края хватит максимум на два-три десятилетия. А что потом? Курс на вторую индустриализацию, провозглашенный Александром Хлопониным, частично отвечает на этот глобальный вызов. Но прежде чем перейти к анализу этого заявления, позволим себе экскурс в историю края. Он необходим для понимания некоторых особенностей сегодняшнего дня.

ГЕГЕЛЬ И РУКОВОДИТЕЛИ РЕГИОНА

Известный мыслитель Фридрих Гегель утверждал, что все «действительное разумно». С этим тезисом многие спорили, но практика чаще была на стороне немецкого философа. Исходя из этого тезиса становится понятным тот факт, что, начиная с конца шестидесятых годов, регион двигался вперед только при руководителях, которые вышли из Норильска – главного предприятия края. Уровень пассионарности северян выше уровня тех, кто живет в благополучных условиях, и это обстоятельство наложило отпечаток на их менталитет. Сначала это был Владимир Долгих, который до кресла первого секретаря крайкома КПСС восемь лет руководил горно-металлургическим комбинатом. Именно он был отцом знаменитых красноярских десятилеток – первой индустриализации края, на преемственность которой намекает нынешний губернатор. Потом Владимир Иванович по приглашению Леонида Брежнева стал заниматься всей промышленностью СССР.

Преемник Долгих – Павел Федирко – тоже отдал свою дань енисейскому Северу. Именно его называют автором красноярского чуда, когда край из глухой провинции стал одним из ведущих индустриальных регионов страны. После Павла Стефановича в кресле руководителя региона побывали разные люди: партийные функционеры, аграрий, экономист, генерал… По-разному они управляли 1/7 частью России. Были у них свои достижения и неудачи, но можно с печалью констатировать, что стратегических прорывов со второй половины 1980-х до начала 2000-х в крае не наблюдалось.

Стоит отметить лишь попытки Валерия Зубова повернуть регион на рельсы постиндустриальной экономики (строительство метро, кроссполярные перелеты и т.п.). Вектор движения был, безусловно, правильным, но в силу разных причин успехом эти начинания не увенчались. Возможно, Зубову просто не хватило времени.

В 2002 году губернатором стал Александр Хлопонин. В его пользу сыграли как ситуативные обстоятельства, так и некоторые исторические закономерности. Нынешний губернатор очень долгое время воспринимался как полпред «Норильского никеля» в политике, но с течением времени корпоративный фактор в его имидже нивелировался.

В истории выживает только тот, кто не противится ее естественному ходу. Как писал великий русский мыслитель и историк Лев Гумилев, только наивные люди «убеждены, что их воля преобразует жизнь, и потому они игнорируют объективные природные зависимости, формирующие человеческие зависимости». Такими людьми оказались некоторые российские олигархи, поплатившиеся за свою наивность или лишением свободы, или изгнанием (и поделом)!

Хлопонин и его партнеры по бизнесу Потанин и Прохоров судьбу насиловать не стали, а потому попали в мэйнстрим путинского тренда. Александр Геннадиевич сейчас не слишком любит вспоминать главный слоган победоносной кампании-2002, в котором говорилось о «рывке», а зря. Не стоит недооценивать силу идей, овладевших массами. Как бы там ни было, последние годы его губернаторства проходят именно под знаком рывка. В этом проявилась не субъективная воля Хлопонина, а объективная историческая закономерность.

О СПАСЕНИИ УТОПАЮЩИХ

Будем реалистами: федеральная власть только на словах заинтересована в развитии Сибири и Дальнего Востока. Несмотря на многочисленные красивые программы развития восточных территорий России, они остаются на бумаге. Спасение утопающих в очередной раз оказалось в руках самих утопающих. Хлопонин принял край, когда его уже тянуло в пучину. Не без напряга, но вытащить утопающего удалось. Задача, которая встала перед краевой властью была очевидной – необходимо диверсифицировать экономику.

Немногие помнят, что край в 2001 году уже столкнулся с ситуацией резкого падения цен на никель. Этот фактор был одним из роковых для Александра Лебедя, который в конце того года потерпел серьезное политическое поражение на выборах в ЗС. Хлопонин учел эти уроки.

Принято ставить в упрек Александру Геннадьевичу и некоторым его соратникам московское происхождение. Но именно способность разговаривать с федеральными чиновниками на одном «московском» языке сыграла позитивную роль при решении краевых проблем.

В особом патриотизме и Столыпинском масштабе мышления нынешнее правительство и Госдуму заподозрить трудно. Только запах больших денег может расшевелить бюрократическую машину. Хлопонин воспользовался этим примитивным, но эффективным ключиком, чтобы развернуть Москву лицом к Красноярску. И потянулись многочисленные визиты на берега Енисея министров и прочих VIP, создавших красноярцам немало транспортных проблем. Отсюда и решение о проведении в Красноярске в 2005 году до сих пор недооцененного нами съезда «Единой России», на котором было принято несколько принципиальных для развития региона решений, в том числе набившие оскомину из-за чересчур назойливого пиара проекты освоения Нижнего Приангарья, газовых и нефтяных месторождений на севере края. Именн там сейчас создается подушка безопасности для будущих поколений.

Могут совершенно обоснованно возразить, что ставка делается, в первую очередь, на сырьевую экономику: что здесь хорошего? Опять же, сколько от этих проектов откусят олигархи, а сколько достанется красноярскому народу? Не буду спорить, более того сам являюсь сторонником приоритетного развития «экономики знаний». Но в нынешней государственной системе нужно уметь выжимать максимум возможного из тех немногих шансов, которые дает судьба. Думаю, губернатор прекрасно понимает, если он будет говорить о геополитической опасности оттока населения из Сибири и прочих высоких материях, то Грефы и прочие Кудрины посмотрят на него в лучшем случае с сочувствием. Но стоит ему произнеси волшебные слова о многомиллиардных налогах для федеральной казны, как взоры андроидоподобных технократов-министров сразу начинают теплеть.

Надо отдать должное краевой власти, которая помимо второй индустриализации не забывает и других сферах, приоритетных для экономики XXI века: СФУ, высокотехнологичные производства, запускаемые в Железногорске и Зеленогорске. Другие проекты, о которых Александр Хлопонин говорил на встрече с Владимиром Путиным на прошлой неделе, позволяют говорить о том, что у нас все-таки есть шанс преодолеть предначертанный московскими чиновниками колониальный формат развития. Но до этого еще очень и очень далеко.

Александр ЧЕРНЯВСКИЙ



Сейчас на главной