Версия для печати

Лихорадка объединителей

Апрель политический в Красноярском крае ознаменовался в основном подковерными играми, связанными с очередной реорганизацией краевой исполнительной власти. Многие чиновники привычно пьют валидол, гадая в какой ячейке бюрократических сотов они окажутся после очередной административной реформы. Из публичных событий имеет смысл отметить одно, но по-настоящему знаковое – отъезд Сергея Сокола – одной из главных фигур администрации Александра Хлопонина — в Иркутскую область. После отставки Льва Кузнецова это, пожалуй, наиболее, серьезное кадровое изменение за последние шесть лет в администрации региона. И это уход с далеко идущими политическими последствиями. Сокол заслуживает того, чтобы поговорить о нем подробнее.

СЫН РАЗВЕДЧИКА

Теперь уже бывший заместитель губернатора относится к плеяде управленцев «новой волны», которые активно пошли в политику при Владимире Путине. Его карьерный взлет был стремительным. Выбору пути помогли и родители. Отец Сокола был военным разведчиком, так что юный Сережа собирался пойти по его стопам. «Родители дали хорошую базу. В свое время они посоветовали мне поступать в МГИМО, хотя я собирался пойти в военное училище – мечтал стать разведчиком. Но папа убедил, что профессия дипломата не хуже», – рассказывал Сергей Михайлович автору этих строк в 2003 году.

После МГИМО Сокол поработал в МИДе, служил в посольстве в Эквадоре. В Южной Америке Сергей в совершенстве изучил испанский язык (он знает английский и экзотический сингальский – государственный язык республики Шри-Ланка). В 1994 году юный дипломат вернулся в Россию. «В кармане было пусто. На шее родителей сидеть не хотелось. Поэтому сделал выбор в пользу бизнеса», – так сам Сокол объяснил свое решение принять предложение возглавить ОАО «Норильскгазмпром». Очевидно, что такие должности 26-летним молодым людям без высоких покровителей не предлагают. По некоторым данным, помогли Сергею люди из силовых структур.

В Норильске судьба свела его с Александром Хлопониным. В 2002 году Хлопонин выиграл губернаторские выборы. Сокол сменил бизнес на работу в администрации края. Он изрядно удивил консервативных красноярцев своим образом жизни. Его часто видели в лучших ночных клубах краевого центра, притчей во языцех стало увлечение Сокола и других «хлопонинцев» мотоциклами. К Красноярску он прикипел не только душой. Два года назад развелся с первой женой и женился на местной телеведущей. В прошлом году у них родился ребенок.

За пять лет работы Сергей Сокол курировал в администрации края самые разные направления: ТЭК, отношения с олигархами, алкогольный рынок, промышленность, административную реформу… Возможно, именно разнообразие управленческих талантов дало основание зачислить его в «кадровый резерв» администрации Президента. Начиная с 2005 года, его регулярно сватали на должности руководителей проблемных субъектов Сибирского Федерального округа: Горный Алтай, Тува, Читинская область. Но неудачно. Хотя Сокол сейчас смеется: «Упас Господь от Тувы», – сказал он недавно автору этих строк в телефонном разговоре. И вот предложение стать первым заместителем губернатора Иркутской области.

Сергей Михайлович откровенно сказал мне неделю назад, что предложение поступило даже не от нового губернатора Иркутской области Игоря Есиповского, а более могущественной фигуры – главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова. Предложение из разряда тех, от которых не отказываются. Сокол реально повышает свой статус и фактически входит в один из самых мощных федеральных кланов, который куда мощнее «Норникеля» по своим политическим возможностям. Впрочем, не исключено, что появление Сокола в Иркутске может быть связано еще и с одной силовой линией отечественной политики – созданием экономических суперрегионов. Почему бы Сергею Михайловичу не стать одним из объединителей Красноярского края и Иркутской области? На экономической основе, конечно.

РЕИНКАРНАЦИЯ ИДЕИ ХРУЩЕВА

ministrВ январе на форуме «Россия» министр регионального развития Дмитрий Козак обнародовал идею о создании в стране 7-10 экономических макрорегионов. По своему внутреннему содержанию и долгосрочным последствиям ее смело можно назвать революционной. Но для того, чтобы воплотить идею в жизнь, потребуется недюжинная политическая воля и умение сопрягать интересы разных групп управленческой номенклатуры и экономической элиты страны. В отличие от создания политической вертикали здесь грубый нажим сверху приведет лишь к печальным последствиям. С экономикой только административными методами работать чревато – здесь нужны более тонкие инструменты и механизмы.

Сама идея создания макрорегионов по принципу территориальной экономической целесообразности не нова. Нечто подобное пытался осуществить в СССР еще Никита Хрущев. Понимая, что эффективно управлять экономикой огромной страны из Москвы невозможно, он создал совнархозы. Но его реформа свелась к бюрократической реорганизации. В условиях жесткой командно-административной системы совнархозы стали просто многоотраслевыми министерствами и со своими задачами не справились.

Сегодняшняя реинкарнация старой идеи произошла не от хорошей жизни. Разрыв между уровнем развития регионов становится неприлично чудовищным. Прирост ВВП страны обеспечивают всего лишь около 10 субъектов федерации, большинство из которых является сырьевыми. Остальные прочно сидят на игле федеральных дотаций. По данным Козака, объем валового регионального продукта (ВРП) десяти наиболее богатых регионов превышает ВРП десяти самых неблагополучных субъектов Федерации в 53 раза! Эта пропасть является очевидной опасностью для нынешней политической стабильности. И в Кремле это хорошо понимают.

Уже несколько лет наверху пытаются найти рецепты выравнивания уровня развития регионов, но пока все эти поиски в силу объективных и субъективных причин к радикальному перелому ситуации не привели. Региональным элитам в депрессивных регионах пока выгодно получать федеральные транши и спокойно «пилить» их, не напрягаясь по поводу перспектив развития подведомственных территорий. Ситуацию усугубляет нынешнее административно-политическое деление страны, когда субъекты РФ, зажатые в своих границах, не могут эффективно выстраивать межрегиональную экономическую кооперацию.

Частично эту задачу попробовали решить путем политического укрупнения регионов, но, как выяснилось, этого явно недостаточно. Яркий пример тому – Красноярский край. Хотя Александр Хлопонин в 2005 году присоединил к себе Таймыр и Эвенкию, но до логического конца процесс пока не довел. Дело в том, что в 1970-80-е годы Красноярский край создавался как самодостаточный единый народнохозяйственный комплекс, составной частью которого была Хакасия. Именно в этой автономной республике строились перерабатывающие производства, которые были заключительным звеном в сложной экономической цепочке края. После отделения Хакасии от края, вся цепочка оказалась разорванной и негативные экономические последствия политического развода чувствуются до сих пор.

Министр Козак предлагает не просто укрупнить регионы по принципу экономической целесообразности, но и стимулировать их развитие через финансово-инвестиционные механизмы.

«Из Инвестфонда регионам будут выделены субсидии для формирования комплексных экономических проектов регионального и местного значения, – заявил на Красноярском экономическом форуме Дмитрий Козак. – Для них будут применяться менее жесткие требования, чем для проектов федерального значения, участвующих в конкурсе на получение средств Инвестфонда. В среднем сумма субсидий для каждого региона составит около одного миллиарда рублей».

Реформа Козака в самом начале и пока трудно прогнозировать, хватит ли у политического руководства страны воли довести ее до конца. Тем более, что у нее есть как противники, так и союзники. Среди последних, прежде всего, крупнейшие компании страны, которые сами страдают от политической мозаичности России. Имея экономические интересы сразу во многих регионах страны, они заинтересованы, чтобы их стратегические планы соответствовали планам развития различных регионов. Без объединения в экономические макрорегионы этого достичь невозможно. Поэтому идея Козака должна им в этом помочь.

Иркутская область по многим параметрам похожа на наш край, поэтому и является одним из первых претендентов на брак по экономическому расчету. В этом контексте появление Сергея Сокола в Иркутске выглядит стратегической операцией с далеко просчитанными последствиями. Посмотрим, какой будет следующий шаг.

Александр Чернявский



Сейчас на главной