Версия для печати

Изящество воздушных арок…

В 2009 году исполнится 100 лет со дня рождения красноярского архитектора Александра Голубева. Выпускник Новосибирского института, участник Великой Отечественной войны был сослан в Красноярск, среди многих архитекторов той эпохи. Он работал главным архитектором края, строил и преподавал…

Об одном из его творений, чем-то схожим с судьбой автора, и пойдет речь.

ПРИЗЕР БРЮССЕЛЯ

В 1952 году по проекту Голубева в краевом центре было построено здание речного вокзала Красноярского порта. Это изящное, сотканное из арочных проемов и увенчанное бельведером со шпилем строение в 1958 году было удостоено серебряной медали и Почётной грамоты на Всемирной выставке в Брюсселе.

Красноярский речной порт был образован 1 апреля 1934 года. Тогда объединили несколько пристаней, основанных еще купцами-судовладельцами Гадаловым, Кузнецовым и другими. После Великой Отечественной войны в связи со строительством Норильского горно-обогатительного комбината увеличился поток грузов, перевозимых по Енисею на север. Возникла необходимость строительства нового речного вокзала, которое должно было заменить деревянную постройку. Первоначально проект здания был поручен московским архитекторам. Среди прочих задач им надлежало отразить простор и мощь сибирской реки, энтузиазм победившего в войне народа и величие коммунистической партии. Однако, столичные проекты в итоге были отвергнуты и работу поручили архитектору Александру Голубеву.

Надо сказать, долгое время здание было одним из самых красивых речных вокзалов в стране. Но, как и самому архитектору, его творению выпала судьба полная перипетий и неожиданных поворотов. Все началось в 2007 году, когда этот памятник краевого значения (находящийся под государственной охраной с 1986 года) был приватизирован. Понятно, что вокзал долгие годы не ремонтировался, и новый хозяин ООО «ДИВА» обязан был заняться реконструкцией.

Согласно действующему законодательству приватизация объекта культурного наследия требует от собственника определенных обязательств (охранное обязательство) и в случае с речным вокзалом такой документ был подписан в сентябре 2007 года. От фирмы «ДИВА» выступила директор Анна Шишкина, от краевой службы по охране памятников Юрий Тихонович. Иначе говоря, компания, поставив свои подписи, гарантировала, что обеспечит все ремонтно-реставрационные работы научно-проектной документацией, не допустит никаких переделок памятника как снаружи, так и внутри. Собственник (скорее всего номинальный, временный, а в здании, как и раньше, располагаются офисы туристической компании «Дюла-тур» и «КрасЭйр») выступил заказчиком противоаварийных работ по перекрытиям здания. ООО «ДИВА» подписала документ, что все ремонтно-реставрационные работы по памятнику краевого значения будут выполняться с разрешением государственного органа и при наличии научно-проектной документации. Разработать проект, провести обследования здания и осуществлять авторский надзор должна была лицензированная компания «Свод». Она одна из не многих в Красноярске, имеющая лицензию не только на проектирование, но и на ведение реставрации и реконструкции на объектах культурного наследия. Здесь работают специалисты не один десяток лет посвятившие себя делу восстановления памятников архитектуры.

Однако, получив разрешение лишь на реконструкцию перекрытий вокзала, фирма «ДИВА» приступила к перестройке фасада исторического объекта, не имея на руках законченного и согласованного рабочего проекта. А согласованные частично эскизы на отдельные участки здания не являются законным документом реконструкции. Кстати, на территорию вокзала не пускают ведущего архитектора проекта – Геннадия Андреева, осуществляющего авторский надзор. По его словам, это первый случай за 20 лет работы в реставрации.

«ЧТО ИМЕЕМ – НЕ ХРАНИМ…»

osteklenie_rechnogo_vokzalaМежду тем, заказчик (ООО «ДИВА») уже остеклил южную аркаду фасада вокзала со стороны Енисея. Это в принципе меняет облик всего здания, ведь арки связывали вокзал с воздушным пространством Енисея, являясь важнейшей архитектурной особенностью всего памятника. И это не единственная потеря! Разрушена часть капителей, сбита штукатурка, утрачены элементы внутреннего декора. Но фирма «ДИВА» с осуждающим мнением специалистов не согласна. По словам заместителя начальника компании Эдуарда Сметанина, делается все возможное для сохранения и улучшения внешнего и внутреннего вида вокзала.

Кажется совсем недавно этот вокзал называли речными вратами Красноярска, жемчужиной енисейской панорамы. Его изображение было растиражировано тысячами открыток, календарей, фотографий. Ему радовались возвращающиеся домой речники и горожане, удивлялись иностранные туристы…

Можно сказать, что наряду с часовней на Караульной горе и краеведческим музеем здание архитектора Александра Голубева было символом Красноярска на протяжении полувека. Как приятно было летним вечером стоя в галерее, слегка прислонившись к колонне, смотреть на воды Енисея, чувствовать близкое дыхание могучей реки и лишь угадывать темнеющий вдали противоположный берег… Сейчас этот символ краевого центра теряет знакомые черты. Вместо игры светотеней – отражения, вместо глубины арок – плоскость стекла.

Откуда возникла идея «ослепить» здание, остеклив южную аркаду вокзала? Эдуард Сметанин утверждает, что это предложение специалистов «Свода», и сделать это было необходимо потому, что влажный воздух Енисея разрушает кирпич колонн и перекрытий.

«Мы – собственники, и купили этот объект за большие деньги. Здание в аварийном состоянии, его надо срочно восстанавливать, что мы и делаем. В конце концов аркада может рухнуть на горожан и кто тогда станет отвечать? А когда мы все отремонтируем, люди будут только радоваться и любоваться. А нас сейчас всячески наказывают и штрафуют. Полвека стоял вокзал, рассыпался и никому не был нужен! Никто не предъявлял претензий к пароходству, к казино, которое здесь работало. Мы заплатили за проект 3,5 млн рублей и не получили до сих пор ни одного рабочего листа. Говорят, что это памятник, и никто не может ответить какого значения: федерального или краевого. Похоже, что вообще местного. Мы несем убытки, и нам нужно поскорее привести объект в порядок, чтобы он начал работать. Все интерьеры нам делают московские дизайнеры», – высказал свою точку зрения Сметанин.

МЕТРЫ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ

Проектировщики «Свода» в свою очередь говорят о том, что они предлагали другой вариант решения проблемы «влажного воздуха». Сегодня существуют современные способы гидроизоляции, мастики, различные материалы, защищающие от сырости. Галерея вокзала не единственная в мире, где есть такая проблема.

По словам разработчика реставрационного проекта Геннадия Андреева, заказчик изначально ставил задачу – остеклить галерею: «Несмотря на то, что здание простояло полвека, оно находится в хорошем состоянии. Есть, конечно, аварийные участки, но их немного. Но нам было сказано: «Надо стеклить». Мы предложили компромиссное решение – утопить стекла немного в глубину, спрятав за колонны. Это бы хоть как-то сохранило пространство, но заказчик все сделал иначе. Думаю, что, скорее, это было продиктовано желанием выиграть дополнительную рабочую площадь. Хотя после реконструкции она и так возрастет. Получердачные помещения превратятся в полноценный рабочий этаж».

И как на эту ситуацию реагируют госорганы? Как отметил руководитель Службы по охране памятников Юрий Тихонович, речной вокзал редкий для Красноярска образец великолепного общественного здания, исполненного в стиле советского неоклассицизма. Причем, этот стиль выдержан во всем – от архитектуры до внутреннего декора.

«Каждая деталь значима для здания, во всем удивительная гармония пропорций. Для того времени был характерен синтез всех видов искусств: изобразительного, архитектуры, скульптуры, прикладного. Однако сейчас в ходе работ, которые ведет заказчик, часть достоинств этого объекта уже утрачена. В феврале 2008 года мы вынесли предписание приостановить те работы, которые не обеспечены научно-проектной документацией. Иначе говоря, никаких других кроме противоаварийных работ на объекте вести сегодня нельзя», – заявил он.

Также госорган обратился в прокуратуру Центрального района о возбуждении против ООО «ДИВА» уголовного дела по ст. 243 «Уничтожение памятника…», но правоохранительные органы ничего криминального в действиях собственника не усмотрели. В возбуждении дела было отказано и сейчас, по словам Тихоновича, его служба будет инициировать проведение широкого общественного обсуждения.

Архитекторы, члены общественной организации по охране памятников, речники – все должны высказаться по этому вопросу. Памятник должен сохраниться в его исторической достоверности, а собственник принять это как должное.

«Думаю, что это только сыграет на положительный имидж собственника, отнесшегося бережно и скрупулезно к сохранению культурного наследия края», – считает руководитель службы по охране памятников региона.

В СВОЕМ ПРАВЕ

Между тем, в фирме «ДИВА» искренне недоумевают по поводу поднявшегося переполоха. Эдуард Сметанин говорит, что реакция службы охраны памятников ему не понятна, а свою фирму называет заложником ситуации.

При этом Геннадий Андреев утверждает, что столичные дизайнеры, с которыми сотрудничает фирма, не только выполняют для заказчика интерьеры, но и диктуют красноярским проектировщикам, что делать с фасадом. Хотя реставраторы отмечают, что москвичи на исторических объектах работать не умеют. И это несмотря на то, что без утвержденного и согласованного проекта на памятнике не могут вестись никакие работы, согласно закону.

Когда было принято государственное решение о приватизации памятника, очевидно, предполагалось, что новые собственники будут заинтересованы в сохранении здания вокзала в том виде, в котором оно дошло до нас. Сегодня во всем мире многие памятники являются частной собственностью, но даже какой-нибудь французский барон, проживая в фамильном замке, не может пристроить к своей резиденции даже мансарду, и уж тем более изменить форму окон. Зато у нас можно все!

Когда-то думали, что от приватизации российских памятников все только выиграют, но на деле все оказалось по-другому. Приобретая памятник в собственность, его хозяин считает себя свободным от всех обязательств перед государством. Аргумент один: «Я заплатил деньги»! Как-то неожиданно выяснилось, что нет никаких действенных механизмов помешать собственнику думать и действовать только в рамках закона.

Есть в этой истории с вокзалом еще одна сторона медали. Миллионный город, стоящий на водной артерии края, город, который приготовился стать агломерацией – остался без речного вокзала. Теперь заходить в него со стороны Енисея будут через «калитку».

Галина ЭЙСНЕР



Сейчас на главной