Версия для печати

Идея для сердца и ума

Хочу сразу оговориться, статья не ставит целью задеть ничьи религиозные, политические или иные взгляды. Если читатель интерпретирует материал именно так — это остается на его (читателя) совести.

Не так давно красноярские СМИ, описывая гражданское движение против строительства завода ферросплавов около Красноярска, отмечали небывалые солидарность, единство и в тоже время корректность, грамотность организаторов и адекватность участников мероприятий (в первую очередь — прошедшего на острове Отдыха митинга). Однако у красноярцев современные формы выражения гражданских чувств мирно уживаются с нормами объединения и эмоциями из очень далеких времен.

Буквально за неделю прошли явления очень яркие и диагностические.

Во-первых, визит монахов с поясом Богородицы. Что ни говори, для духовной жизни православных жителей края — явление фантастическое. Это реальное, на физическом уровне, сближение страждущих со святыней, возможность открыть и зажечь огонь веры в сердцах. И за эту возможность можно только благодарить и местное духовенство, и руководство РПЦ.

Но вот реализация… Хотели, конечно, как лучше, а как получилось…

Без эмоций, только вопросы. (На взгляд человека светского, но уважающего чужие религиозные взгляды.)

1. Возможно ли было более цивилизованно организовать преклонение перед поясом? (Смутил угрюмый вид загончиков на проспекте Мира, по которым в центре не самой дикой страны полицейские оттирали пролезающих вне очереди и пропускали группками желающих благодати. Вопросы вызывало и безусловно губительное для здоровья детей многочасовое стояние.)
2. Долго ли планировали, как все это будет проходить?
3. На какое количество посещений был запланирован визит?
4. Возможна ли иная форма предъявления святыни представителями РПЦ?
5. Исходя из опыта организации мероприятий, можно ли было провести данное богоугодное дело без дискомфорта для нейтрального относящихся к событию горожан?

Пока же создается впечатление, что искусственно стимулируется и пропагандируется ситуативная вера (назовем так): не пост, не молитва, не искания и сомнения (вспомним Левина из «Анны Карениной» Толстого) — все не то. А вот правильней — пяти-шестичасовое ощущение себя тотально ограниченным (мягко говоря) ради секунды прикосновения к поясу.

СМИ, кстати, с большим удовольствием нагнетали атмосферу мягкой истерии с кратким лозунгом «прикоснись к поясу — исполнятся все твои желания». Среди прочего, был продемонстрирован и ожидаемый невротический припадок одной из страждущих перед ковчегом с поясом. Ждем, кстати, историй о чудесных исцелениях после соприкосновения с ним.

Второе событие — так называемый «Русский марш». Его проведение в жесткой, агрессивной форме в Сибири, где жители все в свое время были приезжими, мягко говоря, не приживается. Как сказал один из свидетелей мероприятия, «у ребят был вид, будто они пришли на нескучную пару».

Никто не провоцировал, никто не эпатировал, и казалось, что если кто-то вскинет руку в фашистском приветствии, то ему оторвут и руку, и голову, в которую могла прийти такая идиотская идея.

Марш объединил молодых людей, которым хочется быть успешными, состоявшимся и состоятельными, но которые видят (или хотят видеть) только внешние преграды на пути к осуществлению своих желаний. Некоторые из них, конечно, считают, что если вдруг в результате каких-то волшебных событий из Сибири исчезнут так называемые неместные, то по волшебству все станут богаты, знамениты, исчезнут преступность, раздоры и все станет здорово. Но в массе своей ребята эти сознают, что все гораздо сложнее. Они приходят на марш, чтобы показать: «Мы есть, дайте нам шанс на успех, на победу в будущем».

Никто из старших товарищей выступавших позднее на митинге не говорил про работу, про учебу, про конкуренцию и прочие неинтересные штуки из взрослой жизни. Все говорили: «нам не дают, нас притесняют». Никто не сказал: «я успешен, компетентен, адекватен, но мне недоплачивают, поскольку я — русский, меня не продвигают, поскольку я — местный». Не было этого.

Зато были обиды ребят, которых избили подонки (а это вненациональное явление), пожилых людей, судьбы которых не удались, и они в обиде на весь мир… А дальше — по цепочке — они порождают себе подобных и тянут их в сладостную пучину мифа о стране, где у тебя все есть по праву рождения.

И последняя химера, оставившая травму в народном сознании. Седьмого ноября КПРФ проводила смотр-парад сторонников. В этом году стало ясно — региональная организация способна мобилизовать только молодежь и ветеранов, возрастной сегмент от 25 до 45 был представлен лишь сотрудниками правоохранительных органов. Не было молодых мам с детьми (сейчас почему-то модно ходить на массовые мероприятия с малышами), не было молодых учителей и врачей — им работать надо, они спешат строить новую жизнь, а не обсуждают рассказы о жизни старой.

Со сладкими мечтами всегда грустно расставаться, поэтому вот уже двадцать лет новую социальную российскую общность качает по волнам истории. Она себя ищет, она пробует на зуб идеи… Пока безуспешно. Идет строительство новой страны, тяжелое строительство, непростое, но оно идет… И хотя фантомы по-прежнему рядом и по-прежнему соблазняют простыми ответами на сложные вопросы, хочется верить, что они слабеют.

Михаил СОХРИН

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции



Сейчас на главной