Версия для печати

Глубокое решение СУБРа

Новая шахта, запущенная РУСАЛом на Севере Урала, позволит обеспечить сырьевую безопасность России на десятилетия вперед

Маленький город в 450 километрах на север от Екатеринбурга с непритязательным названием Североуральск по праву может считаться бокситовой столицей России. Обязан этим он Североуральскому месторождению этих руд и горнодобывающему предприятию СУБР («Севуралбокситруда», входит в ОК «РУСАЛ»), которая и занимается его (месторождения) разработкой. Здесь же располагается самая глубокая в России шахта — «Черемуховская-Глубокая» — ввод в эксплуатацию которой позволит компании выйти на новый уровень производства.

Новые горизонты добычи

Историю свою СУБР ведет с 1934 года, когда из состава Уральского алюминиевого комбината в отдельную единицу были выделены Надежденские рудники. Эта единица и стала называться СУБРом.

Основная добыча компании ведется на месторождении «Красная шапочка», которое название свое получило за то, что бокситовая руда, добываемая на ней, не редко находилась в виде самородков практически идеальной шарообразной формы. Ну а цвет — заслуга железа, содержание которого в местных рудах довольно высоко.

В настоящее время на СУБРе работают пять мощных шахт: тезка месторождения — «Красная шапочка», «Черемуховская», «Кальинская», «Ново-Кальинская» и «Черемуховская-Глубокая».

subr_nikulina2.JPG

— За 81 год своей работы на этих шахтах мы добыли 225 миллионов тонн бокситов, — рассказывает управляющий директор СУБРа Виктор Неустроев, — однако в недрах осталось еще свыше 400 миллионов тонн, а добывать их по существующей технологии нельзя.

Дело в том, что само рудное тело североуральского месторождения залегает под углом 30–45 градусов. Соответственно и выработка ведется так же.

В реальности это выглядело так. По наклонному стволу руду подавали на горизонт -427 метров, дальше ее перевозили к месту подъема (это примерно пять километров пути) и уже оттуда поднимали наверх (выдавали на-гора, как говорят шахтеры).

— По этой технологии разрабатывать запасы на глубине свыше 1000 метров экономически нецелесообразно, — говорит Неустроев, — нужен другой подход.

Ситуация усугублялась еще и тем, что до конца 2015 года закончит свою работу «Красная шапочка» — ее запасы будут исчерпаны. Ее закрытие без введения в работу новой шахты привело бы к резкому снижению объемов производства, сокращению персонала.

Вывод напрашивался сам — нужна новая шахта, глубокая.

Еще пребывая в состоянии проекта, новая шахта получила название «Черемуховская-Глубокая». И тому есть причины. Дело в том, что ее глубина с башенным копром на поверхности составляет 1550 метров, что делает шахту самой глубокой в России и пятой по глубине в мире.

На этом уникальность «Глубокой» не кончается. В копре установлены сразу три подъемные машины (для людей, техники и, собственно, руды). А ведь раньше на одном стволе больше двух таких машин не ставили.

Большее количество подъемников было продиктовано плановыми показателями производства: объем добычи на «Глубокой» к 2020 году должен выйти на уровень 1,2 миллиона тонн в год. Доставить в шахту необходимую технику, погрузить людей для работы, да и просто вывезти такой объем руды без дополнительных подъемных мощностей было не реально. Пришлось даже увеличить диаметр ствола — на «Черемуховской-Глубокой» он составляет восемь метров, тогда как на остальных шахтах СУБРа не превышает шести.

Активное строительство новой шахты началось в 2008 году с вхождением СУБРа в состав РУСАЛа. И уже в апреле 2015 года она начала работать. Всего на ее сооружение было потрачено около шести миллиардов рублей.

— Разведанных запасов «Черемуховской-Глубокой» хватит примерно на 30–40 лет, — рассказывает Виктор Неустроев, — в этом горизонте все вложения в нее окупятся.

Человечная шахта

Помимо серьезного экономического эффекта строительство и запуск «Черемуховской-Глубокой» имеет и большое социальное значение. Североуральск, по сути, — моногород. И кроме СУБРа здесь особо работы больше нет (да и бюджет города пополняется в основном за счет налогов этого предприятия). Закрытие же шахты «Красная шапочка» привело бы к тому, что порядка 600 человек остались бы без работы. А через пару лет такая же участь ожидала бы и коллектив шахты «Черемуховская» — еще 600 человек.

subr_nikulina4.JPG

— В условиях города, где больше нет крупных предприятий, 1200 безработных — это очень много, — говорит Виктор Неустроев. — Запуск же «Черемуховской-Глубокой» на долгие годы обеспечит людей работой, ведь весь персонал закрывающихся шахт будет переведен на нее. То же касается и оборудования шахт «Красная шапочка» и «Черемуховская» — его переведут работать на «Глубокую».

Механизация работы в шахтах СУБРа — это отдельная тема. Компания активно приобретает самую современную технику и внедряет на своих шахтах передовые технологии. Так, на сегодня в шахтах компании работают 35 единиц погрузочно-доставочных машин, 18 подземных автосамосвалов, три самоходных буровых установки для проходки горизонтальных выработок: два Boomer 281 и один Sandvik DD 210, два анкероустановщика Sandvik DS311.

Использование последних (буровых машин и анкероустановщиков) в разы увеличивает производительность труда рабочих в шахте — в ручную шахтеры в среднем вырабатывают порядка семи кубов на человека в сутки, машины же — до 30.

— К тому же использование этих самоходных машин сильно повышает безопасность людей, — говорит Неустроев, — поскольку избавляет от необходимости находиться в непосредственной близости к месту бурения, которое является самым опасным из-за риска обрушений и расслоений породы.

Помимо этого использование средств механизации сохраняет здоровье шахтеров. Основным профессиональным заболеванием является виброболезнь, возникающая в следствие длительной работы с использованием ручных перфораторов (в быту, отбойных молотков). Включение же в работу самоходных машин избавляет от необходимости применять эти инструменты.

— Забота о людях — это одна из основных задач нашей компании, — говорит управляющий директор СУБРа. — Ежегодно на эти цели мы тратим примерно 205 миллионов рублей — это общий объем соцпакета наших сотрудников.

Природный заказ

Заботой о людях продиктованы и прилагаемые компанией усилия по обеспечению безопасности шахтных выработок. Конечно, добыча бокситов не столь опасна как, например, угля — здесь нет газа и, соответственно, опасности его воспламенения или отравления им рабочих. Но есть не менее опасная стихия — вода.

Еще подъезжая к Североуральску можно заметить, что на окружающей территории много болот и рек, вода из которых через карстовые полости проникает в шахты.

subr_nikulina1.JPG

Проблему рек решили, забрав их в бетон. Всего на сегодня подобный вид имеют 73 километра берегов местных рек и ручьев. Однако полностью проблему это не решило — под землей в карстовых полостях все равно еще много воды. И с ней нужно что-то делать.

— Основная работа в этом направлении — это постоянная откачка воды из шахты, — рассказывает Виктор Неустроев, — для этого у нас установлены современные насосы, которыми сегодня откачивается порядка 380 тысяч кубов воды в сутки. До 60-х годов, до начала работы водоотливного оборудования и бетонирования русла рек, люди в шахтах буквально работали под проливным дождем.

Откачанная вода сбрасывается в водохранилище и прилегающие реки. Однако экологам можно не беспокоиться — прежде чем попасть в водоемы вода тщательно очищается на современных очистных сооружениях.

— По данным экологической экспертизы, которая регулярно проводится в отношении сбрасываемой нами воды, — рассказывает Неустроев, — она пригодна для разведения рыб, а после небольшой дополнительной очистки — и для питья. Собственно эта вода и течет в кранах североуральцев.

Все эти факторы делают СУБР одним из самых передовых предприятий России. По данным маркшейдеров, с 1948 года по настоящее время компанией под землей пройдено 2390 километров горно-подготовительных выработок. Для сравнения: протяженность всех автомобильных дорог, улиц и проездов Красноярска составляет 1173 км — больше чем в два раза меньше, чем пройдено СУБРом под землей. То есть фактически в недрах около Североуральска расположился огромный город. И он продолжит расти. В том числе и благодаря построенной РУСАЛом новой шахте «Черемуховская-Глубокая», которая позволит увеличить объем добычи бокситом до трех миллионов тонн в год.

Петр Лукашин
Фотографии: Алёна Никулина



Сейчас на главной