Версия для печати

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ИЗБИРАТЕЛЬ

Расхожее сравнение выборов со спектаклем имеет под собой веские основания. Бесспорно, драматургия в столь масштабном событии, как избирательная кампания присутствует всегда. Но в разных формах. Если в девяностых годах самыми «кассовыми» на выборах были жанры боевика, триллера и трагикомедии, то сейчас акценты сместились в сторону психологических драм и пьес: а ля «Антон Павлович Чехов». Стрельба и ковбойские скачки на российских политических подмостках уже не в моде. Куда больше ценится внутреннее содержание и глубина. Именно этим отличаются выборы-2008.

Уникальной особенностью нынешней кампании стало также совпадение повестки федеральных и муниципальных выборов. Тема будущего страны и Красноярска стала сквозной для последних недель. И это не случайно. У нас сейчас не просто меняется власть, а переформатируются векторы развития. Именно это страна услышала из программных выступлений Владимира Путина на Госсовете 8 февраля и от Дмитрия Медведева на VКрасноярском экономическом форуме 15 февраля. Из этих докладов можно сделать четкий вывод: во внешней политике курс на жесткое отстаивание национальных интересов останется неизменным, а вот внутри страны нас ждут серьезные изменения. Именно эта предстоящая «смена вех» больше всего волнует простых избирателей.

КРЕМЛЬ И ВЛАСТЬ

За восемь лет правления Владимира Путина было решено несколько стратегических задач необходимых для элементарного выживания России. Самая важная из них – возвращение государства на доминирующие позиции в стране. Период ломки «всего и вся», которые мы пережили в 1990-е годы, перекосил баланс в элитных группах России. В те годы страной фактически управляла группка нуворишей-олигархов. В эпоху «позднего Ельцина» они могли вслед за самоуверенным французским королем Людовиком XIV с полным правом говорить, что «государство – это они». Но ничто не вечно под Луной, особенно в отечественной политике.

Приход к власти «питерской команды», в которой тон явно задавали «силовики», радикально изменил ситуацию в «верхах». После ожесточенной борьбы, большая часть из которой осталась для широкой публики «за кадром», Кремль смог оттеснить от рычагов управления «владельцев заводов, газет, пароходов». Самые умные из них (например, Абрамович, Потанин и Дерипаска) предпочли не сопротивляться. Те, кто не смог смириться с потерей власти, оказались в Лондоне или в Чите.

Второй фронт сопротивления проходил по линии удельных региональных княжеств, где пришлось приводить в чувство местные элиты, которые захмелели от ельцинской вольницы и потеряли чувство реальности и единой страны. Именно с наведения порядка в региональной политике начал в 2000-м году Владимир Путин. Создание федеральных округов, института полпредов президента, приведение региональных законов к единому федеральному знаменателю стало первым этапом операции, которая завершилась в 2004 году отменой губернаторских выборов. Отныне все губернаторы «ходят под Москвой» и полностью зависят, в первую очередь, от благосклонности Кремля, а не от денежных мешков.

Был наведен порядок и на партийных пастбищах. Разномастные стада политиков существенно поредели. Чтобы «партийные пузыри» лопнули, оказалось достаточно легкого укола. Новый закон о партиях фактически вычистил из политического пространства партии «Садового кольца» и региональные именные блоки. В законодательных органах доминирует президентская партия «Единая Россия», которой оппонируют партии с левым уклоном – КПРФ и «Справедливая Россия». В качестве реликта «веселых девяностых» сохранилась только ЛДПР, во многом благодаря незаурядному таланту ее вождя Владимира Жириновского. Ну, нравится он определенной части избирателей и умеет договариваться с администрацией президента. Либеральные и радикальные партии фактически превратились в маргинальные структуры, которые нынче выполняют миссию политических «комаров», кусающих, но не смертельно, нынешний режим.

Таким образом, в политике Владимир Путин ответил на все стратегические вызовы, создав реально работающую «вертикаль власти». Но для этого пришлось пойти на усиление роли бюрократии в экономике. Хотя именно это становится сейчас главным тормозом в развитии страны. И, похоже, следующие четыре года пройдут под знаком уменьшения роли чиновничьего класса в принятии ключевых решений.

В ПОИСКАХ ГАРМОНИИ

Почему «преемником» стал Дмитрий Медведев, а не, например, Сергей Иванов или Виктор Зубков? Уже есть десятки версий на этот счет. На наш взгляд, нынешний президент поставил на Дмитрия Анатольевича не только потому, что он ему всецело доверяет (кстати, крайне редкая вещь для властных структур), просто Медведев лучше других подходит для решения задач следующего этапа развития страны. Условно, его можно назвать «экономическим».

В выступлении первого вице-премьера на Красноярском экономическом форуме многие предпочли увидеть всего лишь смещение акцентов государственной политики в сторону либеральных ценностей. На самом деле речь идет скорее о достижении правильного баланса между политической вертикалью и экономической эффективностью. Цель – достижение гармонии между свободой и ответственностью. Главный враг этой гармонии – бюрократия, которая сегодня вполне довольна нынешней ситуацией и фактически паразитирует на эксплуатации идеи «политической вертикали». Не случайно, Медведев в своем докладе подчеркнул, что «чиновники должны в полной мере осознать, что именно общество является их работодателем, и ответственность они несут перед всеми российскими гражданами».

Тесно связана с этим постулатом и тема борьбы с коррупцией, которую он назвал «самой тяжелой болезнью, поразившей наше общество». Медведев предложил разработать и реализовать «национальный план борьбы с коррупцией».

Руководство страны понимает, что «нефтяной душ» может скоро прекратиться и тогда под угрозой окажется не только материальное благополучие страны, но и вернутся страшные призраки недавнего прошлого: хаос и раздробленность.

Акцент на модернизацию отечественной экономики, на освобождение ее от «сырьевой наркозависимости» – главное условие выживания страны. Но в условиях бюрократического капитализма перевести Россию на рельсы «умной экономики» не получится. Именно поэтому чиновники должны быть изгнаны из совета директоров госкорпораций, именно поэтому так много Медведев говорит о необходимости реформы нашей правовой системы. Но для успешной борьбы с «диктатурой бюрократии» одних хороших законов и неподкупных судей недостаточно. Кремлю жизненно необходим союзник – нормальное гражданское общество. А вот с этим у нас пока проблемы.

«ВЕРХИ» И «НИЗЫ»

Александр Хлопонин пару лет назад как-то с горечью констатировал, что в России большинство проектов приходится инициировать «с верху». То же гражданское общество, о котором так много говорится сегодня, приходится создавать власти. Именно по ее инициативе появилась Гражданская палата в России и Гражданская ассамблея в Красноярском крае. Но зерна, которые брошены властью, могут произрасти только на удобренной почве. И здесь не все безнадежно.

Несмотря на муссируемый миф о том, что население сейчас занято только своими проблемами, это не совсем так. Как минимум, два примера из нашей недавней истории его опровергают. В 2005 году более 60% красноярцев пришли на избирательные участки, чтобы проголосовать за объединение края. Заметим, что тогда не было никакой политической борьбы, шоу и страстей. Просто жители региона увидели в этом референдуме шанс исправить ошибку 1990-х годов, когда могучий край амбициозные политиканы «распилили» на несколько кусков. Никто людей пинками на участки не загонял.

Нечто похожее произошло и 2 декабря 2007 года, когда был запущен проект «Народный бюджет». Несмотря на его несомненную пиаровскую составляющую, именно благодаря этому проекту многие красноярцы смогли впервые прикоснуться к «святая святых»: распределению денег из казны на развитие территорий, где они проживают. Хотя власть и население пока находятся на разных берегах, но мосты между ними уже наводятся.

2 марта 2008 года мы, придя на выборы, подтвердим легитимность власти, и это политически важно для нашей страны, которая находится сейчас отнюдь не в дружелюбном окружении. Результат и хорошая явка станут базисом для проявления политической воли нового руководства страны в борьбе с бюрократией. Это тот нечастый случай, когда «верхи» и «низы» кровно заинтересованы друг в друге. Речь идет не только об устойчивости политической системы России, но и о нашем инстинкте национального самосохранения. Это тот шанс, которым грех не воспользоваться.

Александр ЧЕРНЯВСКИЙ



Сейчас на главной