Версия для печати

Джазовые истории Тома Энко

Стать другим, возможно, Тома и не мог, поскольку музыка окружала его с самого детства: его дедушка — дирижер, мать — оперная певица. «Вообще, все родственники по материнской линии связаны с музыкой», — уточняет он. Отец не стал профессиональным музыкантом, но хорошо играет на рояле и именно он приобщил сыновей (у Тома есть брат Давид, который на два года старше) к музыке.

Тома Энко

«Когда я был совсем маленьким, отец сажал меня у рояля, играл сонаты Бетховена и рассказывал истории о них. Вот играет на поляне олененок. А вот крадется большой волк, который хочет его съесть. Но тут появляется отец-олень и поднимает волка на рога. Поэтому музыка для меня всегда была связана с образами и историями», — вспоминает французский джазмен.

Теперь Тома вырос и рассказывает собственные истории — о благородных разбойниках и любовной связи дождя с оконным стеклом. Судя по реакции зрителей, до отказа заполнивших Малый зал филармонии, им эти истории нравятся.

Помимо композиций собственного сочинения и джазовых стандартов Тома Энко регулярно исполняет вариации на темы классики: на концерте в Красноярске его трио играло пьесу из фортепианного цикла Роберта Шумана «Детские истории», а вместе с братом они также записывали джазовые версии этюдов Шопена.

«Конечно, сначала меня учили академической музыке, джаз появился в моей жизни позже, где-то в 6-7 лет, — рассказывает вундеркинд. — Но сам я никогда не думал об этих двух жанрах, как о чем-то отдельном. Несколько веков назад композиторы, которых сейчас называют классиками, постоянно импровизировали. Они устраивали концерты импровизаций, соревновались друг с другом в этом искусстве. В наше время такое больше не практикуется, но я не вижу причин, по которым нельзя было бы импровизировать на классические темы или использовать классические гармонии и оркестровки в джазовых композициях. То же касается и поп-музыки: мы вполне можем взять мелодию Джона Леннона, Майкла Джексона или Стинга и работать с ней, как с джазовым стандартом. В этом отношении для меня нет никакой разницы между мелодиями Леннона и Монтеверди. Это разные культурные пласты, но мелодия всегда остается мелодией».

После концерта Тома Энко стоит за кулисами в окружении небольшой группы поклонников. Ему уже рассказали о сибирских морозах и, видимо, пригласили приезжать еще. «Хорошо бы, но только не зимой, — рассуждает музыкант. — Минус сорок — просто не могу себе это представить! Наверное, мне пришлось бы играть в перчатках. Очень толстых». Он показывает, какой толщины должны быть перчатки, и становится ясно, что играть в такой экипировке никак невозможно.

«Приезжайте в марте, — приглашает его одна девушка. — Как раз будет уже не холодно, но еще и не жарко». Тома без малейших колебаний соглашается — он будет рад приехать весной, если пригласят.

Вообще, складывается впечатление, что слово «нет» в лексиконе молодого француза отсутствует. Сфотографироваться? — Не вопрос. Еще одно интервью? — Конечно, пойдемте в зал. Никогда не отказывается он, похоже, и от предложений о концертах: выступления в разных городах каждые два дня для «Трио Тома Энко» скорее норма, чем исключение.

Тома Энко

«Последний год, конечно, был просто безумным, — Тома становится очень серьезным, видно, что этот вопрос его волнует. — Когда играешь 15-17 концертов в месяц, а остальное время проводишь в дороге, времени не остается больше вообще ни на что. С одной стороны, много концертов — это хорошо: мы путешествуем, знакомимся с новыми людьми, группа все лучше сыгрывается. Но при этом совершенно нет возможности подумать, например, о новом альбоме, о сочинении музыки. Лично мне гораздо проще писать музыку, когда я дома, где можно заниматься какими-нибудь безумными экспериментами или изучать классику. Если в следующем году ничего не изменится, мне придется стать более разборчивым и отказываться от некоторых предложений. С другой стороны, лучше так, чем когда тебя вообще никуда не приглашают».

До Красноярска музыканты «Трио Тома Энко» уже успели побывать в Нижнем Новгороде, Казани, Екатеринбурге и Новосибирске. «В Красноярске мне понравилось больше всего», — говорит Тома. Звучит, как дежурный комплимент гостя хозяевам, но француз уточняет: «Самое приятное, что здесь солнце светит. Во всех городах до этого было пасмурно, дождь, гроза, даже град. Так было в Нижнем, Екатеринбурге… А сюда приехали — тепло, солнечно… Первое впечатление от прогулки по городу — здесь очень красиво. Тихо, спокойно, красивая река, повсюду маленькие кафе, велосипедисты… Мне здесь определенно нравится».

Вопросы задавал Антон Чехов
Автор благодарит Евгению Орловскую («Центр международных и региональных культурных связей») за помощь в организации интервью.



Сейчас на главной