Версия для печати

Агломерация глазами архитектора

Руководители нескольких зарубежных проектных компаний рассказали красноярским архитекторам, как они будут проектировать Красноярск и Красноярскую агломерацию.

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Их доклады, прозвучавшие в институте «Красноярскгражданпроект», были дополнены выступлением архитектора Татьяны Лисиенко о проведенных ранее (до перестройки в конце 1980-х годов) планировочных работах по пригородной зоне Красноярска. Сообщение о планировочных намерениях сделал руководитель Московского Гипрогора, института в доперестроечные времена гремевшего крупными работами и созвездием гроссмейстеров-градостроителей. Один из приглашенных иностранных архитекторов (с пышными усами и однофамилец красноярского купца Либмана) сказал, что работает в 17 странах мира, не уточнив в каких и ничего не сказавший о своих воплотившихся в жизнь идеях.

В общем, красноярские архитекторы внимательно выслушали их сообщения. При этом, чувство участие в таком мероприятии было неоднозначное. Раз позвали других, значит, ты присутствуешь незваным гостем, а при дележе пирога тебе ничего не достанется. Это не советское время, когда при разработке проектов центральными институтами Москвы и Ленинграда на местные проектные организации тоже падала львиная доля черных работ.

Конечно, с одной стороны приятно познакомится с коллегами, послушать что они там делают и как решают проблемы градостроительства, мироустройства и территориальной планировки. С другой – вспоминаешь былые времена. До перестройки импортные архитекторы приезжая к нам в страну восхищались нашей возможностью разрабатывать крупные градостроительные проекты. Они удивлялись не только нашей смелости, но и впервые слышали от нас слова: «комплексность, социальные проблемы, массовое строительство жилья с полным соцкульбытом» и т.д. И многих отечественных ученых-градостроителей даже в те времена приглашали читать лекции в крупные зарубежные университеты.

Теперь другая ситуация, теперь у нас другая страна. И заморские архитекторы рассказывают нам, как проектировать Красноярск, говорят о развитии транспортной инфраструктуры и рассуждают о комфорте. Никто из красноярских архитекторов не против участия иностранцев и иногородних проектных фирм в проектировании родного города, но только на конкурсной основе: «Пусть они посоревнуются с нами, докажут делом, что лучше нас». Пока же не очень понятна политика администрации в части развития местного проектного комплекса, который случайно уцелел во время перестройки и с большими потерями. В те годы резко прекратился госзаказ, и проектировщики выживали кто как мог.

ГРУСТНО О ГЛАВНОМ

Большой проект обычно начинается с того, когда в профессиональное сообщество вбрасывается идея: Сибирский федеральный университет, агломерация и т.д. Местные проектировщики выпускают пар при многочисленных обсуждений идеи, в которых иногда мелькают иностранцы. А потом оказывается, что кому-то уже отправлены заказы на разработку проектов. Наверное, властям кажется, что импортные специалисты разберутся лучше. А между тем мне, архитектору проработавшему всю жизнь в Сибири, и в голову не придет идея ехать в Америку или Австралию, чтобы проектировать резервации для индейцев или аборигенов.

В советское время проектировщики были нужны во всех регионах. Был сформирован полноценный состав проектных организаций для решения всего комплекса проектных работ. Например, в Красноярске сектор районной планировки был сформирован в институте «Красноярскгражданпроект». А были еще всевозможные спортивные и туристические проектные институты, филиалы «Гипротяжмаша», «Гипровуза» и «Росреставрации». Сегодня большинство специализированных работ надо заказывать в Москве. Не плохо, конечно, все не за рубежом, но в этом случае местные специалисты никогда не появятся.

Грустно, что проектное дело из государева превратилось сегодня в придаток к строительному бизнесу. Многие крупные строительные фирмы-заказчики обзавелись своими проектно-конструкторскими бюро. Тоже не плохо, но как быть с проектным делом вообще? Кто будет разрабатывать сложные проекты, поправки к СНИПам (строительным нормам и правилам)? За какие деньги и кто будет разрабатывать нормативы, решать стратегию проектного дела? Кто будет разрабатывать программу развития городов и сел Красноярского края, и опять же за какие деньги? Проектировщики сейчас стали слабым звеном.

Сегодня существующее законодательство и правила застройки сделали все, чтобы хорошая архитектура могла стать только случайностью. Подтверждением этого является то, что участки под застройку продаются на аукционах без проекта или эскиза проекта. А памятники архитектуры выставляются на аукцион без проекта реставрации. Кстати, эскиз-проекты делаются без конкурса, достаточно лицензии (которые скоро отменят). Так что ничего удивительного нет в том, что в Красноярске многие проекты всплывают уже в железобетоне и стекле, когда ничего уже не поделать.

Еще, согласно нынешнему законодательству, все проводимые конкурсы (и госзаказ в первую очередь) на проектные работы ориентированы на сокращение сроков и на снижение стоимости. Уже изначально вдвое заниженной! О качестве архитектуры и речь не идет. Такие конкурсы могут выигрывать только халтурщики, нередко используя готовый проект уже где-то построенный. Эти законодательные перекосы в системе надо срочно исправлять!

СТРОИМ ГОРОД

Главное предназначение архитектора – построить для родного города красивый дом – обложено несметным количеством условностей и даже законов. Из-за огромного количества всевозможных бумаг и разрешений с трудом можно разглядеть архитектуру. Получается, что архитектура в существующей ныне обстановке не нужна никому, кроме, собственно, архитектора. Иногда даже коллегам по проекту.

Самый сильный удар по проектировщикам был нанесен не только отменой госзаказа, а отменой государственных норм на проектные работы, которые стали «договорными». То есть: «кто девушку ужинает тот ее и танцует». Хозяин – барин.

Частые заявления нашего замминистра регионального развития РФ Сергея Круглика, отвечающего за строительную сферу, что проектировщики – слабое звено, недалеки от истины. Это следствие, вытекающее из цепи событий последних десятилетий.

Как быть дальше? Наверное, все расставить по своим местам. Обязательно объявлять конкурсы на архитектурное произведение и выстроить правила застройки так, чтобы архитектура не стала складом строительных материалов.

Результатом таланта архитектора должны быть высокие художественные качества архитектуры и ничто иное. И уже сегодня нужно приступать к разработке программы развития всех городов и сел края. Для этого следует создать специальный институт развития краевого центра и региона в целом.

Кстати, можно просмотреть разработанную до перестройки программу «Сибирь», которую проектировали в СО РАН. Там много сказано о развитии Красноярской агломерации. Уже тогда она представлялась как центр науки и промышленности края. И уже сегодня следует объявлять гранты на разработку многих аспектов градостроительной науки. И тогда у нас все получится.

 

Доктор архитектуры, профессор,

директор института КрасноярскНИИпроект

Валерий КРУШЛИНСКИЙ

 



Сейчас на главной