Версия для печати

360 минут ради…

14 сентября 2013 года En+ Group в третий раз собрала на Байкале добровольцев на акцию «360 минут ради Байкала». В этом году убрать берега озера собрались 1000 волонтеров из разных городов страны — от Иркутска до Москвы.

Breaking News:
Для кого-то это не новость, но Иркутск не расположен на берегу Байкала, он расположен на берегах Ангары. До ближайшего берега Байкала от столицы Иркутской области — 66 километров. До места, откуда стартовали в день проведения акции журналисты, — более 250.

Мы приехали на первую точку. Осмотрелись. К берегу от лагеря на одинаковом расстоянии друг от друга надвигаются волонтеры в одинаковых куртках, капюшонах — дует сильный ветер. Так, наверное, прочесывают местность, когда потерялся кто-нибудь из людей. Сегодня здесь ищут мусор.

360min02.JPG

«Мы начали издалека, чтобы наверняка, но, на самом деле, весь мусор на берегу», — говорит руководитель группы, раздавая журналистам и блогерам огромные черные целлофановые пакеты для мусора, тряпичные рабочие перчатки. Мы, несмотря на другой цвет наклеенного на куртку бейджа, с мешками в руках моментально превращаемся из «прессы» в «волонтеров», и начинаем путать «своих» с «не своими». Ко мне подходит оператор и говорит: можно я сниму тебя, как ты осколки собираешь? Я отвечаю: вообще я тоже журналист, но можешь и снять. Оператор теряет интерес, но рядом раздается тут же: «А подними еще раз эту бумажку, пожалуйста, мне никто позировать не хочет», — это уже другой корреспондент. Поднимаю бумажку еще раз. Оглядываюсь, не понимаю, почему никто не хочет позировать. Вокруг меня только журналисты. Все волонтеры уже там, внизу, у воды. Спускаюсь ниже, они с робкими улыбками смотрят на фотокамеры.

Цифры:
Озеро Байкал находится на границе Иркутской области и Республики Бурятия. Ширина колеблется в пределах от 24 до 79 км. Длина береговой линии — 2100 км. Дно Байкала на 1167 метров ниже уровня Мирового океана, а зеркало его вод — на 455,5 метра выше. Площадь водной поверхности Байкала — 31 722 кв.км, что примерно равно площади таких стран, как Бельгия или Нидерланды.

Ловлю краем уха, сквозь ветер, диалог. «А где наши?» — «Да они вообще ничего не делают! Ушли фотографироваться». Мне становится стыдно, не знаю, умею ли я краснеть, но, по ощущениям, щеки залило краской. Мы, журналисты, получается, — те, кто не работает, да еще и отвлекает от работы других. Отворачиваюсь, пряча фотоаппарат глубже в карман, и продолжаю под тихий нестройный звон бутылок и консервных банок, закидывать многочисленные окурки к себе в пакет. Мой пакет толстеет очень медленно, окурков хоть и много, но они маленькие. Мне опять становится стыдно. В задумчивости спускаюсь ближе к воде, по пути поднимая пластиковые и металлические крышечки. Натыкаюсь на груду мусора у кострища. Руками сгребаю и заталкиваю все в свой пакет. Ветер вырывает из рук его края, пытаясь все мои труды пустить насмарку. Упорствую, противодействую, пакет постепенно наполняется. И вдруг возле меня появляются чьи-то ноги, рядом с ногами опускаются грабли и начинают сгребать то, что я не могу собрать руками. Шумит прибой, мечется в мусорных пакетах пойманный ветер, рядом со мной совершенно незнакомый молчаливый молодой человек, который понял меня без слов, пришел мне на помощь и стал со мной единым механизмом по уборке прибрежного хлама. Мы еще десять минут молча и синхронно собираем мусор, держим пакет по очереди, как будто репетировали это событие не один раз. Мое сердце тает. Байкал меняет цвет. Я забываю, зачем я здесь, мой диктофон пишет шумы.

360min04.JPG

Перемещаемся. Молодой человек с граблями, как супергерой, стал где-то нужнее, чем мне, и ушел. Я подползаю по тропинке из окурков к группе журналистов и блогеров с фотоаппаратами, которая фиксирует берег «до». Спохватываюсь, достаю фотоаппарат, лихорадочно фотографирую кучи мусора, стараясь не попадать под объективы чужих камер.

360min03.JPG

Эти самые кучи мусора поражают. Если год назад здесь уже проходила уборка, и теперь мусора стало меньше, но все равно похоже, что кто-то специально перевернул здесь не одну урну, о чем думают люди, когда приезжают сюда? Что Байкал большой, сегодня я приеду на этот берег, а завтра, если здесь будет грязно, поеду на другой? Мне от этих мыслей становится грустно, постепенно теряю веру в человечество, в растерянности брожу между пакетами из-под сока от заброшенной самодельной бани из полиэтилена к расстелившемуся в вольной гибкости над волнами дереву. Байкал темнеет. Начинается моросящий дождь, который все сначала принимают за брызги волн.

360min01.JPG

Ко мне и стоящим рядом волонтерам подходит фотокорреспондент федерального издания, живописно рассказывает о грудах мусора, залегших в прибрежных кустах. Я знаю, зачем он это делает, ему нужен хороший кадр. Но и волонтеры, и я, киваем, послушно разворачиваем новые пакеты, подтягиваем перчатки и идем туда, куда он указал. А указал он, как позднее оказалось, на мой индивидуальный уголок счастья. Кусты, в которых на ближайшие полчаса остановились я и пять студентов ИЭК, скрывали несколько мусорных ям, которые называют «мусорными язвами». Студенты скрылись в кустах.

360min05.JPG

Я, имея в кармане личный запас из резиновых перчаток, решила остановиться у огромной лужи, блестевшей всеми цветами радуги и гниения. На горе из уже заполненных мусорных пакетов мне повезло найти лопату, благодаря которой я узнала, что лужа — глубиной полтора лопатных лезвия, и начала «рыбачить». Лопата мокрого мусора, еще лопата, еще лопата, еще… Сколько раз мне пришлось окунуть ее в лужу, не знаю, но заполнить получилось два 130-литровых мешка. От физической работы я согрелась, не чувствуя ни холода, ни ветра, ни дождя, прислушиваясь к болтовне молодежи, закрытой от меня ветками, набирала лопату за лопатой.

360min06.jpg

360min07.jpg

Для человека, который, как я, проводит круглые сутки в офисе, нет ничего лучше простого физического труда, заявляю это категорически и ответственно. Но снова мне не дали совершить индивидуальный подвиг, из-за кустов выбрался молодой человек, который удержал стремящийся куда-то убежать от меня и моей лопаты, пакет для мусора. Окунувшись в здоровый коллективизм, стоя уже по щиколотку в воде, с мокрыми по локоть руками, с чувством гордости за совершенный труд, за вклад в общее дело и борьбу за экологию, я сияла. Байкал, большой, нездешний, снисходительный, цвета берлинской лазури, не обращал на меня внимания.

Видео:
George Carlin «The Planet Is Fine»

Здесь я хочу сделать лирическое отступление. Почему мы делаем эту работу? И для кого? Для планеты? Американский комик Джордж Карлин шутит в своем саркастическом стэнд-апе, что для Земли человек — это не проблема. Это мы вымрем, нам будет тяжело жить на ней, заросшей нашей же грязью. А Земля просто стряхнет нас, как блох. Так для кого же? Нас убеждают, что убирать за собой значит формировать будущее наших детей, существуя сейчас, мы создаем мир, в котором будут жить они. Эти доводы не действуют — я видела эти кучи мусора на Байкале. Это не работает.

Утилизация:
Собранный на акции мусор сортировался в этот день волонтерами на Танхое. Часть мусора отправлена на полигоны в Иркутской области. Часть — в Бурятию, на перерабатывающий завод.

Опускаю лопату на землю и поворачиваюсь с диктофоном к парню, который с готовностью держит мой пакет. «Ты почему здесь?» — спрашиваю. Восемнадцатилетний Артем из Ангарска, учащийся Иркутского энергетического колледжа, охотно отвечает мне: «На этот берег еще не приезжал отдыхать, тут первый раз. Но я для себя убираюсь. Не могу смотреть на это все, некрасиво. Природу, от которой мы все пошли, уважать надо. Вы журналист? Тогда я к людям обратиться хочу: убирайте за собой, увозите свой мусор…». С Артемом мы, если повезет, еще встретимся здесь, на берегу Байкала — через год, на очередной, четвертой, акции En+. Он обещал приехать.

А пока — меня наконец-то среди одинаковых курточек и кепок разыскивает один из организаторов: «Едем дальше, покажем вам другие точки». С большим интересом соглашаюсь, но затем с виноватым видом поворачиваюсь к Артему, передаю ему лопату — лужа еще не опустела. Артем подбадривает: «Ничего, мы здесь закончим».

360min08.JPG

На машине отъезжаем от зоны, где идет дождь, в зону, где светит солнце. Проехав мимо руководителя пресс-службы En+ Group Андрея Петрушинина, работающего на склоне в одиночестве, обступаем семью волонтеров: молодая женщина, девочка-подросток и мальчик лет восьми — тащит колпак для автомобильного колеса. «Мы из Иркутска, — рассказывает мама Татьяна, пока ее сын позирует перед фотографами. — На акции первый раз и примем участие обязательно снова. Мы на Байкале постоянно отдыхаем и, честно говоря, ожидали, что хуже будет, но, видимо, люди добросовестнее стали, мусора немного».

Статистика:
2011 год — 100 человек, 500 мешков с мусором
2012 год — 420 человек, 2500 мешков с мусором
2013 год — 1000 человек, 2100 мешков с мусором

360min09.JPG

Снова садимся в машину и едем на следующую точку. Между ними почти десять минут езды. Останавливаемся возле волонтера с табличкой «Спасибо, что не мусорите!». Ее установят позже, а пока идут раскопки мусорной язвы. К «язве» нас ведет победительница конкурса En+ в социальной сети «ВКонтакте» Серафима из Барнаула. Всем интересно, как она выиграла конкурс, как добиралась сюда, мы торопимся с расспросами, но у нее горят глаза, и мы поддаемся на восторг от проделанной работы в ее голосе: «Вы бы видели эту яму!», и она увлекает нас за собой. Спускаемся по крутому песчаному откосу к Байкалу. Нас широкими улыбками встречают Ира и Ира, обе из Иркутска.

360min10.JPG

Между ямой и волнами цвета кварца батарея из стеклотары и очередь из консервных банок. Ира смеется: «Серафима только наклонилась бумажку из земли выдернуть, потянула, а там… Мы как археологи! Этого видно не было, кончик бутылки торчал, раскопали, а там еще, копаем, а там еще одна!» Ей вторит другая Ира, с практичным подходом: «Вы посмотрите на это! Предлагаю не выбрасывать, это же надо сдавать!». Серафима, с добрыми глазами, похожая на ангела, заглянувшего на землю, только чтобы почистить берега Байкала, не перестает улыбаться, наблюдая за журналистами, пришедшими в восхищение от местной находки: «Я очень рада быть здесь…», отвечает она кому-то, но ветер уносит к острову посреди озера остальные ее слова. Нам нужно ехать дальше. И уже за спиной слышу твердый и спокойный голос кого-то из трех девчонок: «Теперь не стыдно домой возвращаться».

360min11.JPG

За 360 минут тысяча волонтеров из Иркутска, Новосибирска, Брянска, Красноярска, Воронежа, Новокузнецка, Улан-Удэ, Воскресенска, Ангарска, Москвы раскопали 16 мусорных язв и собрали 2100 130-литровых мешков мусора на 20 точках. Им всем не стыдно было возвращаться домой.

Цитата:
«Мы видим результат нашей с вами совместной работы. Те, кто ездит с нами не первый раз, заметят, в этом году мусора меньше. У меня мечта: я выйду к вам и скажу: ребята, это наша последняя акция, мусора больше нет, никто не мусорит», — директор по связям с общественностью En+ Group Елена Роллинз.

360min_ifografika.jpg

Видео:
Андрей Тараканов

Фото: Анастасия Полынская (ИА «Пресс-Лайн»), Сергей Филинин (feelek.livejournal.com)



Сейчас на главной